Жители российских городов становятся всё более «зелеными» и инициативными

Они стали изучать науки и законы, чтобы развивать городские природные территории – и делиться опытом.

Суздальский лес в Калининграде

В России в последнее время одновременно растет запрос жителей на озелененные городские территории, и формируется осознание людьми своих прав на благополучную и здоровую среду. Кто должен брать на себя основные усилия по развитию «зеленой» городской среды? И могут ли это делать сами жители городов – непосредственные потребители экосистемных услуг, предоставляемых городскими природными территориями?

Природа нужна городу, и жители готовы что-то для этого делать

Сегодня не вызывает сомнений тот факт, что горожанам необходимы природные или, по крайней мере, приближенные к природным территории города.

Опросы, проведенные в городах, показывают, что жители при благоустройстве отдают предпочтение не декоративному, а природному ландшафту.

Большинство респондентов отмечали, что используют озелененные территории для прогулок, встреч и занятий спортом, а также для любования природой и слушания пения птиц. И в этом нет ничего удивительного. «Все связано со всем» – первый из четырех основополагающих законов экологии, сформулированных в конце XX века американским биологом Барри Коммонером, применим и к работе городских систем. Ученые год от года подтверждают существование на первый взгляд неочевидных связей между благополучной комфортной средой и зелеными территориями города. Например, уровень преступности ниже в зеленых районах города по сравнению с застроенными или окруженными пустырями.

А богатое видовое разнообразие птиц необходимо жителям для ощущения счастья – так же, как и стабильный заработок.

Зависимость благополучия горожан от природных территорий стала особенно заметна во времена пандемии, когда люди оказались запертыми в своих городах и лишены привычных развлечений. И чтобы реализовать свое право на благоприятную окружающую среду, людям зачастую приходится изучать разные науки, погружаться в юридические документы, разбираться в тонкостях государственного управления.

Гражданские инициативы как форма решения острых или, наоборот, не решаемых годами вопросов

Многие «зеленые» инициативы начинаются с того, что жители вынуждены становиться на защиту озелененных территорий от городской или частной застройки. Пока наука обращает внимание на важность развития «зеленой» инфраструктуры и природоориентированных, поддерживающих и природные процессы, и экосистемы решений на урбанизированных территориях, а экономисты пытаются рассчитать прибыль от внедрения таких решений в разных городах России, люди в буквальном смысле пытаются отстоять последние островки природы возле своих домов.

История инициативы по защите Суздальского леса в Калининграде началась в 2020 году. Евгений Токарь, житель новостройки рядом с лесным массивом, рассказывает, что вначале у леса не было названия. Когда нужно было срочно объединять жителей через соцсети, название родилось само собой – «Суздальский лес», по наименованию ближайшей улицы.

А сплотились жители после того, как на общественные слушания был выставлен проект изменения правил землепользования и застройки в части Суздальского леса. Изначально на генеральном плане города участок был предназначен для спорта. Можно кататься на лыжах зимой и на велосипеде летом, решили будущие жители микрорайона, и с радостью стали ждать переезда. И сам лес непростой – в нем сохранилось 14 искусственно созданных валов с деревьями, которые были частью старого немецкого стрельбища.

С переводом земель в категорию общественно-жилой застройки на основании Правил землепользования и застройки препятствия к появлению зданий на месте леса исчезли. Возможно, на бумаге этот участок и выглядел пустующей территорией, но люди, которые живут рядом с лесом, хорошо представляли его ценность. К исследованию биоразнообразия и защите экосистем Суздальского леса подключились биологи, дендрологи и городские активисты. Были найдены краснокнижные виды, подготовлено обоснование для перевода леса в статус ООПТ, получено первичное одобрение Министерства природных ресурсов и экологии Калининградской области.

На регулярных субботниках жители очистили лес от мусора – за годы здесь скопилось много отходов, включая старую бытовую технику. Также активисты изучили экспертное заключение БФУ им. Канта, доказывающее необоснованность сохранения заброшенных зданий в лесу, на котором настаивали арендаторы (а позднее – собственники) нескольких земельных участков на территории Суздальского леса.

Сейчас вся территория Суздальского леса переведена постановлением правительства Калининградской области от 05.08.2021 «О внесении изменений в генеральный план городского округа «Город Калининград» в категорию озелененных территорий общего пользования, о чем жители изначально просили на обсуждениях. Для этого потребовалось больше года непрерывной работы с учеными, экспертами и властями. Но многие вопросы еще предстоит решить.

На основании положений Федерального закона от 14.03.1995 № 33-ФЗ (ред. от 11.06.2021) «Об особо охраняемых природных территориях» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2021) для создания местного ООПТ необходим перевод земель из частной собственности в муниципальные, но отсутствие решимости региональных политиков, непоследовательная позиция Минприроды, отраженная в заключениях и письмах, и многоступенчатая юридическая процедура оформления ООПТ, занимающая годы, тормозят этот процесс.

Квартал №2 Черняевского леса в Перми – часть большого лесного массива, носящего статус ООПТ регионального значения. Это один из самых больших лесных внутригородских массивов в Европе. Так же как и Суздальский лес в Калининграде, этот участок леса изолирован от других природных территорий, но, тем не менее, обеспечивает рекреационными услугами большое количество жителей.

Часть лесного массива, расположенного по периметру 2-го квартала на границе с урбанизированной частью города, находится в собственности РЖД. Формально этот участок не был включен в границы ООПТ при ее создании, но фактически им является. Помимо высокой природной ценности, этот участок леса выступает буфером между территорией ООПТ и жилой застройкой.

Именно поэтому жители и специалисты требуют сохранить его – в противном случае разрушающее влияние города угрожает всей охраняемой природной территории. И без того фрагментированный участок леса может потерять биоразнообразие, начнутся процессы деградации экосистем, и рекреационная нагрузка на основной массив леса также увеличится.

В 2013-2015 годах органами власти уже была предпринята попытка снять защитный статус со всего 2-го квартала Черняевского леса под предлогом строительства на этом месте зоопарка. В 2014 году Пермской городской думой было принято соответствующее решение – № 192 от 23.09.2014. Основой этого решения послужило постановление правительства края, которое позволяло изменять границы любых местных ООПТ.

Башня Дона – часть сохранившегося оборонительно-валового сооружения немецкой постройки в Калининграде, возведена в 1854 году. Ландшафтный архитектор Эрнст Шнайдер превратил бывшие оборонительные валы крепости Кенигсберга в сплошную зеленую зону (до 1945 года). Часть Зеленого пояса сейчас разрушена, вырублена и застроена, но создатели проекта «Парковое кольцо» предлагают возродить рекреационную зону в городе.

Но жители, ученые, представители НКО смогли отстоять эту территорию. После двух лет борьбы в рамках масштабной кампании по защите леса было проведено более 20 судебных заседаний. Конечной инстанцией стал Верховный суд, вернувший 2-му кварталу Черняевского леса охранный статус, признав нарушение прав жителей и незаконность решения краевого правительства. Вслед за решением суда депутаты Пермской городской думы отменили свое решение от 23.09.2014.

В 2019 году ОАО «РЖД» представило проект учебного корпуса и гостиницы для курсантов в буферной зоне 2-го квартала. Жители высказались против высокоэтажной застройки, которая предполагает вырубку деревьев и благоустройство на части лесного массива. Предложение жителей – внести полностью 2-й квартал Черняевского леса в состав ООПТ, а строительную площадку для нужд РЖД переместить в другое, не столь значимое для «зеленого» каркаса города место. Активистам в Перми, так же как и калининградцам, пришлось разбираться с градостроительными документами, региональным и федеральным законодательством, подключать юристов. Вторая кампания в защиту Черняевсого леса продолжается до сих пор.

Зачастую обычному человеку невозможно быстро разобраться в земельном и градостроительном законодательстве: определить статус и принадлежность территории, получить из генплана развития города нужную информацию. Активистам приходится либо делать это своими силами, скрупулезно разбираясь в законах, либо привлекать юристов, которые разъясняют законы и помогают грамотно составить запросы в различные ведомства. Некоторые крупные юридические компании предоставляют инициативным группам и некоммерческим проектам бесплатную юридическую помощь pro bono.

Однако даже грамотный запрос, подготовленный специалистами, не всегда позволяет получить ответы на волнующие вопросы. Например, защитники Суздальского леса на момент подготовки статьи в течение уже полутора месяцев ждали решения местной прокуратуры об инженерном обеспечении зданий, расположенных в лесу. Отсутствие ответа не позволяет разрешить спор двух строительных экспертиз, представивших противоположные данные. При этом нормативный срок рассмотрения обращений граждан госорганами согласно ст. 12 Федерального закона «О рассмотрении обращений граждан Российской Федерации» – 30 календарных дней.

По-прежнему одним из самых действенных способов решения проблем является «ручное управление» – прямое слово губернатора или мэра города. Но и здесь никогда нельзя быть уверенным, что это решение не изменится или что дальнейшее развитие вопроса ускорится. Именно поэтому активисты, даже после периода активной борьбы, остаются на связи и продолжают нести шефство над территорией – мониторят заявления официальных лиц, появление новых документов или изменений в существующей нормативно-правовой базе.

Евгений Токарь отдельно отмечает, что хорошо бы иметь юриста в «штате» инициативы. Можно было бы и зарегистрировать юридическое лицо. Активисты не спешат этого делать – кто-то хочет поскорее вернуться к обычной жизни, кто-то видит преимущество в распределенной системе без центрального управления, кто-то боится давления со стороны властей.

Активизм забирает у людей очень много сил и ресурсов. Однако без такой ресурсозатратной деятельности практически невозможно обратить внимание на проблему. У жителей фактически нет голоса, кроме как через такие инициативы. Согласно п. 22 ст. 5.1 Градостроительного кодекса РФ в заключении о результатах общественных обсуждений или публичных слушаний должны быть указаны «аргументированные рекомендации организатора общественных обсуждений или публичных слушаний о целесообразности или нецелесообразности учета внесенных участниками общественных обсуждений или публичных слушаний предложений и замечаний и выводы по результатам общественных обсуждений или публичных слушаний».

То есть организатор слушаний вправе принимать или не принимать полученные замечания жителей – на свое усмотрение. Таким образом, по Федеральному закону № 174-ФЗ (ред. от 02.07.2021) «Об экологической экспертизе», люди хотя де-юре и имеют право, но де-факто не могут влиять на управление той средой, в которой они живут, только через длительные протесты с привлечением экспертов и СМИ. Замечания жителей и общие результаты общественных обсуждений не имеют юридической силы, носят рекомендательный характер и остаются на усмотрение местных властей. Предложения и замечания жителей не воспринимаются застройщиками как необходимая задача, без решения которой невозможно продолжать работы по проектированию и строительству.

С началом пандемии общественные обсуждения изменили свой формат, фактически разместившись на платформе «Активный гражданин». Но голосование на «Активном гражданине» вызывает много нареканий – от непрозрачности работы и некорректности формулировок опросов до многочисленных технических сбоев во время голосования, не позволяющих людям отдать свой голос.

Пока не поставлена окончательная точка ни по Суздальскому лесу в Калининграде, ни по Черняевскому лесу в Перми. Как нет и изменений в законы, которые помогли бы решать спорные моменты на предпроектной стадии градостроительных проектов и которые смогли бы сделать жителей полноценными участниками градопланирования и оценки обоснования предполагаемого строительства.

Гражданские инициативы, которые берут под опеку существующие зеленые насаждения

В масштабах города все природные и озелененные территории объединяются в категории зеленых насаждений по охранному статусу, назначению и регламенту содержания. Но в реальности каждая территория уникальна, и жители часто становятся опекунами природной территории рядом со своим домом.

В 2019 году Управа Академического района Москвы предложила осуществить на улице Дмитрия Ульянова благоустройство пустыря, который остался после сноса гаражей. В состав проекта входил уже привычный для Москвы набор элементов благоустройства и озеленения – ровные стриженые газоны, искусственные покрытия на детских площадках, пластиковые скульптуры. Однако жители с таким проектом не согласились. Территория, обозначенная как пустырь, по факту – разнотравный луг, который в отсутствие активного благоустройства со стороны города развивался по своим природным законам.

Даже не будучи ботаниками, жители видят и чувствуют различия между естественным луговым разнотравьем и стандартными газонами. Поэтому местное сообщество предложило альтернативный проект развития этой территории, который бы учитывал особенности сложившихся природных сообществ. Так появился проект «Заповедный луг», который объединил архитекторов, биологов, активистов и местных депутатов вокруг идеи бережного сохранения небольшого луга посреди активно развивающегося района буквально в нескольких километрах от Кремля.

Проектируя «Заповедный луг», авторы первым делом обратились к самим жителям, чтобы понять, как горожане относятся к природным территориям, считают ли нужным их сохранять и зачем. По результатам опроса большинство жителей высказались за природный путь развития луга. Активные жители начали проводить субботники и праздники на лугу, эксперты провели ряд обследований и разработали рекомендации по правильному уходу за такой территорией. Помимо этого, благодаря междисциплинарной команде проекта удалось реализовать запрос жителей на парковочные места, отдав под эти задачи наименее ценные с биологической точки зрения участки луга.

Проект развития луга, разработанный архитекторами и биологами, был отмечен различными премиями, однако реализован не был. Согласно градостроительным документам («красным линиям») на этом месте должна пройти дорожная магистраль, а значит реализовывать проект нельзя. Тем не менее луг стал местом притяжения горожан, их гордостью и заботой, а также визитной карточкой района и вдохновляющей историей для активистов из разных городов.

Почему же не совпадает представление городских властей и жителей об одной и той же территории? Почему люди борются за «пустыри», «свалки» и «аварийные» с точки зрения городских департаментов деревья? Елена Плешкова, биолог, президент Фонда культурного и природного наследия «Обвинская роза», отмечает, что оценка зеленых насаждений и решения по ним принимаются «технически». Принимаемые решения о вырубке опираются не на экосистемную оценку роли зеленых насаждений, не на знание их биологических особенностей и понимание взаимосвязей между организмами, а на локальные показатели.

Например, при наличии дупла и трещин коры работники департамента ЖКХ могут предложить дерево «на замену», то есть спилить его. Но одновременно каждое дерево является домом для насекомых и других организмов, корневая система дерева поддерживает процессы почвообразования. Теряя дерево – мы теряем часть экосистемы, восстановить которую посадкой нового саженца долго, сложно, а порой и невозможно. Оценку этих потерь должны давать биологи и экологи. Оценку же состояния дерева должны проводить специалисты – с использованием оборудования, позволяющего увидеть и измерить не только внешнее, но и внутреннее состояние дерева.

Все эти вопросы обсуждают, в том числе, активисты инициативы «Липам жить!», одним из участников которой является Елена Плешкова. Движение родилось в ответ на масштабную вырубку одного из символов города – липовой аллеи на Комсомольском проспекте в Перми. Власти мотивировали вырубку необходимостью замены старовозрастных лип на молодые деревья. Однако Елена с такой односторонней оценкой аллеи не согласна, поскольку зеленые насаждения – это не просто единицы деревьев и метры газона, но и часть «зеленого» каркаса города.

В советское время в Перми был создан «зеленый» каркас, решающий задачи микроклиматического регулирования для города. Липы, высаженные на Комсомольском проспекте, помогали продвижению чистого прохладного воздуха из долины реки Камы в город, тем самым обеспечивая его «проветривание». Вырубка старовозрастных деревьев с широкой кроной привела к нарушению этого механизма.

Во многих городах жители, несогласные с оценкой городских насаждений, все активнее проводят инвентаризацию своими силами. Это нужно, в том числе, для прозрачности и общественного контроля принимаемых в городе решений. В Перми активисты, ужаснувшись цифрами по вырубке лип на Комсомольском проспекте, провели свои исследования, используя ту же методику, что и городские власти, и разошлись с ними в выводах.

В Петербурге инициативное картирование деревьев активистами разрослось в целый проект «Деревья Петербурга». Сейчас благодаря этому проекту доступна ГИС-карта с расположением более четырех тысяч деревьев. К инициативе присоединились другие города, например, Тюмень и Саратов.

В 2018 году мэрия Калининграда выставила порубочные билеты в открытый доступ, в результате чего активисты смогли провести общественный контроль, были отмечены ошибки и неточности проведенных ранее обследований официальными департаментами. С тех пор размещение в открытом доступе порубочных билетов стало для региона обычной практикой.

Еще один пример «технического» отношения к зеленым насаждениям – аллеи Калининграда. В 2021 году ГИБДД области в очередной раз выступила инициатором вырубки большого количества старовозрастных деревьев вдоль внутриобластных дорог, мотивируя это повышением безопасности на дорогах. Вырубка аллей длится уже несколько лет. Неравнодушные жители провели целое исследование. Они собрали статистику по дорожным происшествиям в российских городах, которая показала отсутствие связи между деревьями на обочинах и ДТП. Биологи, географы, экологи и дендрологи все это время, с момента появления движения в 2014 году, говорят о важности сохранения аллей – как центров поддержания биоразнообразия и регуляции природных систем.

К сожалению, многие аллеи спасти не удалось – в 2020 году, по подсчетам самой ГИБДД, было вырублено порядка четырех тысяч деревьев. Достоверной информации о количестве деревьев в придорожных аллеях за прошлые годы нет. В 2005 году озвучивалось число 375 тысяч, в 2014 году – порядка 300 тысяч деревьев. По данным ГИБДД, только по предписаниям инспекции в 2013-2015 годах было вырублено 12 тысяч деревьев, в последние годы – по 5-7 тысяч деревьев ежегодно.

Проблему удалось осветить – и благодаря этому частично остановить уничтожение старовозрастных деревьев. Одна из побед этого движения – включение категории «аллеи» в региональный закон об ООПТ (Закон Калининградской области от 01.03.2016 № 513 «Об особо охраняемых природных территориях»).

Слабое место в вопросах сохранения зеленых насаждений города – федеральное, местное, отраслевое законодательство, начиная от нечетких формулировок и возможности неоднозначных трактовок и заканчивая отсутствием базовых представлений о значимости зеленого покрова города. Как отмечает Анна Алимпиева, социолог, экоактивистка и общественный деятель, например, формулировка о «недопущении причинения вреда зеленым насаждениям» не раскрывает, что именно подразумевается под «причинением вреда».

К примеру, при прокладке коммуникаций обрубили корни или провели неправильную обрезку, задели триммером стволы при стрижке газона – все эти вещи необходимо прописывать в законе, считают эксперты, потому что строители и коммунальные службы попросту могут не обращать на это внимание. «Зачастую у строителей категория вреда предполагает меньше воздействий, чем у биологов», – отмечает экоактивистка.

В отсутствие единого федерального закона о создании и охране зеленых насаждений в городах, а также четко сформулированной ценности биоразнообразия и экосистемных услуг обращение с растениями в городах в основном регламентируется региональными документами, по-разному проработанными в регионах России. При этом важность сохранения экосистемных функций зеленого покрова города фактически указывается лишь в содержании общих положений Федерального закона «Об охране окружающей среды» и Национальной стратегии сохранения биоразнообразия России.

Отдельное недоумение у специалистов вызывают результаты тендеров на уход за зелеными насаждениями в городах, которые проводят в соответствии с Федеральным законом от 05.04.2013 № 44-ФЗ (ред. от 02.07.2021) «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Поскольку принцип аукциона предполагает в первую очередь оценку стоимости работ, конечные подрядчики могут быть далеки от области экологии, биологии и озеленения, предположительно оперируя соображениями экономической целесообразности.

По словам активистов, бывают случаи, когда тендеры на обрезку деревьев или вырубку выигрывают деревообрабатывающие компании, а нормы омолаживающей обрезки деревьев, например, считают в кубометрах. «Дело в том, что в ТЗ не прописаны четкие требования к методике проведения таких работ. Поэтому после обрезки деревья часто гибнут», – уверена Анна Алимпиева. Активисты пытаются помочь в решении этой проблемы. В частности, были разработаны методические рекомендации по обрезке деревьев, которая не наносила бы урон дереву. Эти методические рекомендации находятся в открытом доступе.

Петербург, набережная реки Карповки

Обмен опытом и открытые данные – отличительная черта городских «зеленых» активистов. Поскольку проблемы и вызовы, стоящие перед озеленением городов, одинаково актуальны для всех регионов, общение и объединение инициатив приносит видимые результаты. Такие проекты, как «Зеленые города» и Greendating, помогают найти единомышленников, недостающую экспертизу и вдохновение. Развитие горизонтальных связей укрепляет «зеленое» движение в целом, порождает новые инициативы и дает силы.

Некоторые проекты идут дальше решения локальных задач. Экологическое движение «Дронт» в Нижнем Новгороде уже более 30 лет занимается поддержкой и объединением различных «зеленых» инициатив. Спектр деятельности команды необычайно широк: исследование биоразнообразия и экосистем, проведение общественной экологической экспертизы, участие в публичных слушаниях, подготовка материалов для проектирования ООПТ, просвещение, публикация образовательных материалов, ведение проектов по восстановлению популяций животных, озеленение образовательных учреждений, очистка водоемов и т. д.

Уникальное и успешное направление деятельности «Дронта» – внесение изменений в региональные законы и нормативные акты, закрепляющие необходимость сохранения биоразнообразия и регулирующие деятельность, влекущую нарушение природных систем.

Гражданские инициативы, которые не только про природу, но про уникальность и историческую память

Проект сохранения аллей Калининграда – не только про биоразнообразие и благоприятную экологическую обстановку. Это еще и сохранение памяти, уникальное историческое наследие региона. Калининград богат на исторические артефакты. Один из них – Зеленый пояс Шнайдера. Еще в немецкий период города (до 1945 года) ландшафтный архитектор Эрнст Шнайдер превратил бывшие оборонительные валы крепости Кенигсберга в зеленые зоны для прогулок. За прошедшие годы территория, названная Зеленым поясом Шнайдера, утратила свои рекреационные достоинства: часть была разрушена, часть вырублена и застроена.

Создатели проекта «Парковое кольцо» предлагают возродить Зеленый пояс, создав из него непрерывную сеть общественных и природных пространств. Проектом предусмотрено сохранение существующих строений и парковых композиций, но при этом и определение функциональности и уникальности каждой зоны Паркового кольца. Помимо этого, проект рассматривает такие важные функции города, как транспорт, водные артерии, безбарьерная среда.

«Парковое кольцо» – пример широкой системной инициативы, и состав активных участников – междисциплинарный. На сайте участники инициативы представляются так: «Мы – горожане разных профессий и интересов, объединенные идеей создания Паркового кольца и работающие над реализацией этого проекта. У нас общие взгляды на то, как должен развиваться город, профессиональные компетенции и опыт в разных сферах: городского планирования, социологии, экологии, архитектуры, дизайна, развития сообществ и др. Вместе мы работаем над тем, чтобы сделать Калининград зеленым, удобным и комфортным – городом, где хочется жить и который не хочется покидать».

Парк Русско-немецкая Швейцария в Казани также соединяет на своей территории природную и историческую ценность. Здесь были обнаружены археологические стоянки эпохи неолита, им более 2700 лет. Археологи нашли остатки древних жилищ, керамики, других артефактов, биологи – редкие и охраняемые виды растений, сохранившиеся экосистемы и богатое биоразнообразие. Уникальность этого места в том, что буквально за его границами находится центр города и Казанский Кремль. Сегодня историки и биологи вместе с местными сообществами создают проект сохранения и развития Русско-немецкой Швейцарии.

Гражданские инициативы своими руками

Отдельная категория «зеленых» инициатив – создание зеленых насаждений в городе с нуля. Они не только помогают решать важные для города задачи, но и приносят радость их участникам, а иногда и урожай в прямом смысле этого слова.

Много инициатив сосредоточилось в Петербурге. В 2019 году здесь появился общественный огород, созданный по инициативе жителей Петроградского района. С 2020 года он расположился на набережной реки Карповки и носит название «Огород на Карповке». Он открыт для всех заинтересованных посетителей и начинающих городских огородников. Также в городе развиваются проекты клумбы-компостера, «зеленых» крыш, реабилитации дикой природы в городе через различные форматы (общественный сад, аудиогид по сорнякам Петербурга).

Итак, инициативные жители берут на себя те функции по формированию и охране «зеленой» инфраструктуры города, которые по какой-то причине не выполняются государством. Но, может, они и не должны быть полностью сосредоточены в рамках государственных структур и подразделений? Может быть, передать часть управления в руки жителей, в том числе на уровне внесения законодательных инициатив?

Люди готовы изучать геоботанику и законы, чтобы защитить природу. Активисты передают опыт друг другу и «общаются» проектами, наращивают нетворкинг и систему горизонтальных связей. Они понимают, что сотрудничество и обмен опытом усиливают каждый проект по отдельности и «зеленое» движение в целом. Они готовы делиться разработанными материалами, чтобы другим командам не пришлось делать повторную работу.

Жителей можно подключать к тем областям, где необходим сбор большого количества данных или где данные требуют регулярной актуализации: мониторинга состояния природных сред, контроля за стихийными свалками, картирования деревьев и мест произрастания опасных инвазивных видов растений (например, борщевика Сосновского). Это огромный ресурс, который можно использовать для решения задач, стоящих перед городом, и решение которых выгодно всем, ведь чиновники – такие же жители города, как и активисты.

Тем не менее эти огромные силы и ресурсы либо остаются незамеченными властью, либо воспринимаются как угроза. По словам Анны Алимпиевой, «если приходишь с экспертной позицией – тебя слушают, если с активистской – заносят в черный список». А Елена Плешкова уверена, что «власти сами создают конфликтную ситуацию. Необходимо соблюдать баланс между интересами всех городских групп, а они выбирают бизнес».

Иногда достаточно всего лишь спросить: а что же нужно самим жителям? И узнать, что им нужно не дорогое и сложное благоустройство, не современная застройка и не скоростные магистрали. А возможность иметь постоянный доступ к природе, к истории, возможность сохранить уникальную память, личные воспоминания, а также обеспечить детям здоровое и дружелюбное место для взросления.

Статья подготовлена специально для 84 номера журнала «Экология и Право»

Источник

Интересное по теме