Жестокая игра с чужими желаниями

✅МАНИПУЛЯЦИИ ✅чувствами и эмоциями другого. Что это? Это получение энергии. Это своеобразное нахождение кнопки для собственного удовольствия.

Из психоанализа мы знаем, что в человеке есть некая нехватка. Именно эта нехватка формирует в нем желание. В варианте так называемой нормы (понятие нормы, конечно, условно) желание не привязывается жестко к конкретному источнику. В случае с наличием в человеке травмы, желание – это повод привязаться к источнику исполнения желания. Видна ли здесь разница? 

Жестокие игры манипулятора

И вот если рулит в человеке травма (ох! А в ком она не рулит?!), то привязка будет к человеку/месту работы/стране/… Так происходит игра и манипуляция  с чужим желанием. 

Рассмотрим, как строится эта игра в желание. 

Спрашивают, слышат, что ты хочешь и делают по-другому, отслеживая реакцию: что сейчас будет? Скандал? Съест то, что принёс, т.е. стерпит? 

И то и другое – провокация и манипуляция. Это дергание за веревочку эмоций. Получение удовольствия от власти над чужими эмоциями. Получение энергии. Это своеобразное нахождение кнопки для собственного удовольствия. Он находится рядом только для этого – использовать. 

Время от времени будет что-то давать: деньги, подарки, внимание, но исключительно только ради того, чтобы жертва не сорвалась. Ведь придётся искать другую. 

Механизм поведения с различными жертвами тот же: 

  • приручение, 
  • нахождение кнопки для получения реакции, 
  • нажатие до эмоциональной боли, 
  • наслаждение. 

Всплески собственных эмоций жертву истощают. Рано или поздно она отползает залечивать нанесённые раны, не выдерживая этого накала и не понимая: где и что пошло не так.

Пошло не так в месте под названием доверие. Наш игрок делает все, чтобы жертва начала ему доверять: ухаживает, заботится, выслушивает. Он тем самым проникает внутрь. Внутрь психики нашей жертвы. Вспоминаем жестокую игру собачка и мясо на верёвочке, которое выдергивают из пищевода собаки. 

Он получает любовь в ответ на свои действия и становится как бы окутан этой любовью. Энергетически это можно сравнить с первой матрицей Грофа. Он в раю. Он как в материнской матке. Ему тепло, спокойно, комфортно. Слияние. Одно желание на двоих. 

Но в какой-то момент у игрока возникает желание отличное от желания другого. Резкий разрыв. Из игры в собачку и мясо это тот момент, когда из собачки выдёргивают мясо. Он вырывает самого себя из психики другого. Он больше не в слиянии. Он отделен. В этот момент наша жертва испытывает огромнейшую боль. Это боль пустоты, дыры, зияющей раны, которую заполнял другой. 

Жертва готова выть от боли. Она готова бежать за нашим игроком, чтобы опять вернуться в состояние целостности. Этот момент – триумф для игрока. Этот момент – цель его игры. Его вкус Свободы. Он наслаждается победой – собственной значимостью. А в этот момент Жертва ощущает свою уязвимость, неполноценность. Ее самооценка стремится к нулю. Она начинает разрушаться. Мучительно вспоминает, где могла накосячить и мучается чувством вины.

Весь этот процесс говорит о следующем

Наш игрок находится на позиции, в которой никак не может пройти сепарацию от матери. Он входит в слияние с жертвой, такое привычное для него, и пытается этим рывком  стать отдельной личностью. Отдельной от матери (!!!). К жертве это вообще не имеет отношение. Жертва – это лишь заместитель. Проигрывая этот жестокий сценарий снова и снова, но не с матерью и не с психотерапевтом, а с обычным партнером, он лишь на миг чувствует этот вкус свободы и опять стремится к слиянию с этой же жертвой или отправляется на поиски новой. Не разруливая тем самым так необходимы ему процесс сепарации. Происходит процесс, который назван – Отыгрывание.

Наша жертва находится на другом конце. Это травматик, который не прожил эмоционально некую травму расставания. Это невозможность что-то отпустить. Отпустить то, что уже было, заполняло долгое время часть психики, было значимо и ушло. Ушло безвозвратно, оставив после себя пустоту. Шаманы бы назвали это утраченной частью души. И именно эту пустоту заполнял наш игрок. А его выход из отношений (заметьте временный!) – это острое проживание старой травмы, которая сейчас активизировалась. 

Что делать?

Осознать, что происходит. Осознать, что соединились в эту пару, чтобы сделать новый шаг в своём собственном психическом развитии: один, чтобы психологически отделиться от матери; второй – чтобы заглянуть в свою пустоту, встретиться с болью утраты и прожить этот процесс, постепенно восстанавливая себя изнутри.

И я пока не знаю другого способа все это прожить, кроме длительной психотерапии.

Ирина Зелякова



Источник

Интересное по теме