Залечь на дно в Арктике

В Москве состоялось заседание двух рабочих групп Общественного совета Госкорпорации «Росатом». Одну из них, посвящённую вопросам обращения с радиоактивными отходами, возглавляет генеральный директор ЭПЦ «Беллона» Александр Никитин.

Участники встречи обсуждали судьбу затопленных в арктических морях объектов – отходов советской военной промышленности. Речь идёт примерно о тысяче объектов, разбросанных вдоль северного побережья страны. Это контейнеры и затопленные баржи с радиоактивными отходами, а также атомные подводные лодки и реакторные отсеки с ОЯТ, представляющие наибольшую опасность.

Александр Никитин начал дискуссию, предложив вынести на заседание Общественного совета вопрос об участии госкорпорации «Росатом» в международном проекте по очистке арктических морей от опасных объектов. Он напомнил о том, что в прошлом году на организованном «Беллоной» профильном семинаре в Мурманске присутствовали представители Норвегии. «Когда приступим к подъему опасных объектов?» – спрашивают они. Норвежцы ждут активных действий и готовы обсуждать вопрос в рамках международного сотрудничества.

Далее слово взял заместитель директора по вопросам стратегического планирования и проектного управления Института проблем безопасного развития атомной энергетики Сергей Викторович Антипов. Он презентовал доклад, посвящённый необходимости решения проблемы затопленных радиационно-опасных объектов в арктических морях.

Александр Никитин.

Эксперт рассказал об успешном опыте работы в рамках международных проектов по утилизации советских атомных подводных лодок (АПЛ) на протяжении последних двадцати лет: «К настоящему моменту утилизировано 198 АПЛ, вес всех радиоактивных конструкций составил 150 тыс. тонн. Ещё 1,5 млн тонн необлучённого металла было разделано на месте. Потребовалось 100 рейсов специального эшелона для вывоза отработавшего ядерного топлива на ПО «Маяк». Общая активность накопленного отработавшего ядерного топлива превышала 25 млн кюри».

На базах Северного флота в Сайда Губе и Гремихе была создана инфраструктура по обращению с отходами, пункты длительного хранения реакторов и радиоактивных отходов. На бывшей технической базе флота в Губе Андреева создан комплекс по выгрузке отработавшего ядерного топлива из сухих хранилищ. Активная стадия утилизации началась только после того, как многие объекты, принадлежавшие Минобороны, были переданы Федеральному агентству по атомной энергии (нынешний «Росатом»).

По словам Антипова, чтобы начать новый проект по подъёму со дна опасных объектов, необходимо пройти пять этапов:

  • Официально признать существование проблемы на уровне государства;
  • Иметь достаточную нормативно-правовую базу;
  • Назначить ответственное ведомство за решение проблемы;
  • Разработать концепцию, стратегию и мастер-план;
  • Определить источники финансирования.

Сергей Антипов смог насчитать как минимум четыре государственных документа, признающих проблему и необходимость её решения. Остальные этапы надо прорабатывать, чтобы добиться начала конкретных действий.

Эксперт напомнил, что СССР не единственная страна, сбрасывавшая радиоактивные отходы в моря и океаны: «В 1946 году США первыми затопили в океане контейнеры с опасными материалами. Вскоре все государства с мирной и военной атомной энергетикой последовали их примеру».

Речь идёт о 12 странах, осуществлявших «акты экологического терроризма». СССР внёс свою лепту: «Четверть всего мусора, затопленного в океанах, принадлежит нам».

Всего наша страна затопила примерно 18 000 объектов: контейнеры и баржи с РАО, атомные подводные лодки с реакторными отсеками. Обычно их заливали битумом, бетоном и фурфуролом для предотвращения загрязнения океана, но так поступали далеко не со всеми объектами – большинство топили просто так.

«Из-за коррозии примерно 17 000 объектов из 18 000 не являются опасными, либо их вообще не существует на данный момент».

Исследования показали, что только небольшие участки рядом с контейнерами «чуть-чуть превышают естественный радиоактивный фон». Согласно заключению учёных, морское течение «вымыло» радиацию, радионуклиды попали в воду и распространились на десятки километров вокруг. Параллельно с наблюдениями исследователи проводили эксперименты – затапливали специальный экспериментальный контейнер, который также разрушился со временем. Все эти примеры свидетельствуют о том, что оставшиеся объекты рано или поздно начнут загрязнять океан. Сергей Антипов считает, что «заниматься этой проблемой надо безотлагательно».

Наибольшую головную боль сегодня представляют АПЛ К-159 и реакторный отсек АПЛ К-27. На последней был установлен ядерный реактор, использующий в качестве теплоносителя жидкий металл. Перед затоплением реактор залили фурфуролом, но консервация не оказалась эффективной: «Попадание воды внутрь может вызвать ядерную цепную реакцию». Эксперт заключил что: «К-27 надо поднимать в первую очередь», вся инфраструктура для утилизации этой подлодки есть на базе ВМФ в Гремихе.

Российские учёные ведут постоянный мониторинг в районе затопления К-159. По их прогнозам, в случае разгерметизации радионуклиды распространятся на большие расстояния в сотни километров, что повлечёт за собой запрет на вылов морепродуктов. Каждый месяц это будет приносить сопредельным государствам убытки на десятки миллионов долларов. «Сэкономим – потеряем больше», – заключил Сергей Антипов.

Финансовый ущерб – только один из отрицательных факторов. Ядерный процесс в реакторе К-27 может привести к паническим настроениям, социальному напряжению, осуждению иностранными государствами, несмотря на то, что «доза облучения населения не превысит допустимых норм».

Далее выступил Анатолий Владимирович Григорьев, руководитель проектов Управления международных программ Госкорпорации «Росатом». Начиная с 2000-х годов в рамках программы глобального партнерства шла работа по утилизации выведенных из эксплуатации советских атомных подводных лодок и отработавшего ядерного топлива. Россия предоставляла странам Большой восьмерки актуальную информацию, работая с Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) и другими донорами.

Международное сотрудничество привело к значительным результатам – военные базы очищены от большей части радиоактивного загрязнения, атомные подводные лодки утилизированы.

Теперь иностранцы спрашивают про затопленные объекты, а у России нет даже документов с оценками рисков в случае разгерметизации затопленных объектов.

«Если что-то случится, кто будет виноват? Когда радионуклиды начнут попадать в воду, к кому будет обращаться президент?» – задаётся вопросами эксперт.

По его словам, подъём двух лодок обойдётся в 123 миллиона евро. «В случае разгерметизации К-159, ущерб будет составлять около 120 миллионов евро в месяц» –заключил Григорьев.

В ходе дискуссии выяснилось, что у России нет ни одного корабля, способного поднять затонувшие АПЛ. Директор «Беллоны» Александр Никитин заметил, что будет разумнее заключить договор с иностранными кампаниями, как это было в случае с подъёмом АПЛ К-141 «Курск». Но есть и другая проблема –  у затопленных объектов нет «хозяев». Бюрократический бардак способствует приближению экологической катастрофы.

В 2021 году Россия вступает в должность председателя Секретариата Арктического совета. Чиновники из Министерства иностранных дел уже сейчас готовятся к вопросам иностранных государств по затопленным радиоактивным объектам. Если наша страна хочет сохранить имидж, то ей придётся предоставить мастер-план по ликвидации угрозы в Арктике.

Заседание рабочих групп Общественного совета «Росатома».

В преддверии заседания в «Росатоме» в Министерстве Российской Федерации по развитию Дальнего Востока и Арктики прошло первое совещание по аналогичным вопросам. В нём участвовали 13 представителей различных министерств и ведомств, эксперты, в том числе и представитель нашей организации. Уже сейчас проблема обсуждается на уровне государственных структур, что вселяет некоторый оптимизм.

По результатам прошедшего заседания был составлен протокол с предложениями вынести вопрос по подъёму затопленных объектов на будущее заседание Общественного совета и представить проблему высшему руководству госкорпорации.

«Беллона» внимательно следит за ситуацией и делает всё возможное для того, чтобы проект по очистке арктических морей начался как можно скорее.

Источник

Интересное по теме