Заброшенные шахты. Донбассу грозит экокатастрофа

Заброшенные угольные шахты Донбасса угрожают загрязнением грунтовых вод и проседанием почв. Огромные территории могут стать непригодными для сельского хозяйства, а жители — остаться без воды.

«До войны я поливала свой огород речной водой, а теперь не могу», — вздыхает 82-летняя Людмила Тарасова, указывая на реку Камышеваха. Вода в ней течет тревожного оранжевого цвета.

Пенсионерка живет в небольшом деревянном доме на окраине города Золотое на востоке Украины. Камышеваха является притоком Северского Донца, важнейшего источника пресной воды на Донбассе.

Когда-то здесь был крупнейший промышленный и угледобывающий центр Украины. За последние 200 лет на Донбассе было добыто около 15 миллиардов тонн  ископаемого топлива. С началом продолжающегося уже семь лет российско-украинского конфликта работа на нескольких шахтах остановилась. Со временем они обветшали.

С экологической точки зрения это могло бы показаться хорошей новостью. Но все обстоит ровно наоборот. Надвигается экологическая катастрофа, потому что шахты были закрыты непрофессионально.

 

Сотни тысяч жителей подвергаются опасности из-за загрязненной воды

Когда шахта закрывается, необходимо откачать воду из подземных горизонтов. В противном случае, они будут затоплены грунтовыми водами. Опасность заключается в том, что вода в шахте может быть загрязнена тяжелыми металлами. Если загрязненные грунтовые воды попадают в окружающие почвы, то эти территории становятся непригодными для сельского хозяйства.

«Чрезвычайная опасность» из-за загрязнения почв грунтовыми водами из бывших шахт угрожает по меньшей мере 300 000 человек в районах, контролируемых пророссийскими сепаратистами. Такие данные содержаться в докладе Национального института стратегических исследований Украины за 2019 год.

Каждое четвертое домохозяйство вблизи так называемой линии соприкосновения, отделяющей правительственные войска от сил сепаратистов, больше не имеет безопасного источника питьевой воды, отмечается в документе.

«Такие заболевания, как острые желудочно-кишечные инфекции, особенно у детей до четырех лет, встречаются здесь в десятки раз чаще, чем в среднем по стране», — говорит гидрогеолог Евгений Яковлев из Национальной академии наук Украины, описывая ситуацию на Донбассе.

В 2017 году Яковлев руководил последним крупномасштабным исследованием, призванным оценить влияние затопления угольных шахт на качество воды в регионе. Результаты, по его словам, были пугающими.

«Девяносто процентов воды, проверенной вне системы регулярного водоснабжения, оказались непригодными для питья», — сказал ученый в интервью DW.

Большая часть воды на Донбасс поступает из канала Северский Донец — Донбасс. Однако сегодня он проходит через линию фронта. Водопроводные трубы, проложенные в 1950-е годы, частично обветшали и неоднократно повреждались в результате боевых действий. Поэтому людям часто приходится полагаться на воду из загрязненных колодцев.

Исследование Яковлева было последним, проведенным по обе стороны линии фронта. С 2017 года больше нет данных об экологическом ущербе в районах, контролируемых сепаратистами.

Оранжевая вода в реке Камышеваха. Экологи нашли в ней значительное превышение допустимых норм содержания хлоридов, сульфатов и марганца

 

Радиоактивные частицы в реках и Черном море?

Особую тревогу вызывает ситуация на шахте Юнком в Енакиево. Там в 1979 году под землей взорвали небольшую ядерную бомбу, чтобы уменьшить напряжение в горных породах и частоту внезапных выбросов газа и тем самым повысить безопасность отработки угольных пластов.

Хотя там до сих пор фиксируется остаточное радиоактивное загрязнение, в 2018 году сепаратисты из так называемой «ДНР» решили прекратить дорогостоящее обслуживание шахты. В результате, по данным украинских властей, радиоактивные частицы попадают в грунтовые воды, затем в реки Кальмиус и Северский Донец, а оттуда в Черное море.

Министерство энергетики самопровозглашенной «ДНР» отрицает существование проблемы. «В отличие от сложной экологической ситуации в Украине, в «ДНР» нет ухудшения экологической обстановки», — сообщили DW в ведомстве сепаратистов.

 

Загрязненная вода в реке Камышеваха

Поскольку шахтные стволы на Донбассе взаимосвязаны, повреждение шахт — независимо от того, по какую сторону линии соприкосновения они находятся — может быстро стать проблемой для всего региона.

В мае 2018 года вода из затопленных угольных шахт Родина и Голубовская, находящихся на территории сепаратистов, хлынула со скоростью две тысячи кубометров в час. в шахту Золотое, расположенную на стороне, контролируемой украинским правительством. С тех пор загрязненная шахтная вода откачивается оттуда круглосуточно.

По сообщениям местных СМИ, она сбрасывается без очистки в реку Камышеваха. Недавнее расследование правозащитной организации Truth Hounds из Киева показало в ней значительное превышение допустимых норм содержания хлоридов, сульфатов и марганца.

Поскольку загрязнение реки становится все более заметным даже невооруженным глазом, жители ищут другие варианты.

«Теперь я использую собранную дождевую воду для своего сада», — говорит пенсионерка Тарасова. Для приготовления пищи она берет воду из небольшого ручья неподалеку. А питьевую — только из бутылок.

 

Еше одна проблема: проседание грунта

Даже когда шахты давно закрыты, из них продолжает выделяться метан — рудничный газ. Это касается и затопленных шахт на Донбассе.

«Здесь, в Золотом, если спуститься в шахту, пахнет газом так, как будто кто-то оставил на кухне включенную плиту», — говорит глава военно-гражданской администрации Золотого Алексей Бабченко.

Кроме того, когда шахтные выработки обрушиваются из-за затопления, поверхность земли над ними смещается и начинает проседать. По оценкам, под угрозой проседания сегодня на Донбассе находятся территории общей площадью в 12 тысяч гектар.

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе предупреждает, что в этом случае в регионе может выйти из строя техническая инфраструктура — системы газоснабжения, водоснабжения и канализации.  По словам гидрогеолога Яковлева, целые города могут стать непригодными для жизни.

«Из-за того, что земля проседает, на домах уже появились трещины. Одна из школ нуждается в постоянном ремонте», — отмечает Бабченко.

 

Прощание с углем в разгар войны?

На Конференции ООН по изменению климата к 2035 году. Это вряд ли будет легкой задачей. На протяжении двух веков уголь обеспечивал Донбасс энергией, а людей — работой.

Несмотря на регулярные обстрелы, по словам Бабченко, на оставшихся угольных шахтах в Золотом работают около 3,5 тысячи человек. Закрытие шахт без поддержки лишившихся работы людей станет социально-экономической катастрофой.

«Мы должны инвестировать как в экологически безопасное закрытие шахт, так и в социальные программы и программы занятости для рабочих. Многие рассказывают нам об опыте Франции, Германии и Англии — но они не должны забывать: ни в одной из этих стран тогда не было боевых действий», — говорит Бабченко.

Источник: Русская служба DW

 


Источник

Интересное по теме