Выставка RENWEX: три дня в будущем

2020 и 2021 годы стали уникальными для развития ВИЭ и электротранспорта в России. Несмотря на пандемию короновируса и весь комплекс проблем, из нее вытекающих, возобновляемая энергетика, равно как и электротранспорт вместе с зарядной инфраструктурой к нему, показывала стабильный рост во всем мире, в том числе и в нашей стране.

В 2020 году 27 стран Евросоюза впервые получили больше электроэнергии из возобновляемых источников, чем из ископаемых. Доля угля, газа и нефти снизилась до 37%, тогда как ветер, солнце, гидроэнергия и биомасса обеспечили 38% суммарной генерации в ЕС, увеличив объемы производства на 10%. Действительно, последнее время голоса скептиков в отношении ВИЭ стали если не реже, то уж точно гораздо тише: в формате «ВИЭ развивать надо, но заменить традиционную генерацию на возобновляемую мы не сможем, а если и сможем, то очень не скоро».

Поэтому нет ничего удивительного в том, что на полях международной выставки-форума RENWEX с самого открытия в большинстве выступлений звучало сакральное слово последних лет – «декарбонизация». Депутат Государственной Думы РФ Владимир Кононов в своем приветственном слове задал тон всему трехдневному мероприятию: «Трансформация энергосистем, в основе которых лежит использование ископаемого топлива, является главной задачей человечества».

В экспозиции этого года представлены оборудование и технологии для солнечной и геотермальной энергетики, ветрогенерации и биоэнергетики. В большом количестве представлены решения в области электротранспорта и зарядной инфраструктуры. Среди экспонентов представители Австрии, Германии, Китая, России, Франции, Швейцарии.

Россия на верном пути

Собственно, в большинстве выступлений, касающихся ВИЭ, освещались достигнутые результаты и планы на будущее в условиях программы поддержки ДПМ (договор о предоставлении мощности), 2.0.

Директор Ассоциации развития возобновляемой энергетики Алексей Жихарев на пленарной сессии «Декарбонизация энергетики и развитие ВИЭ: мировые тренды и энергостратегия России» отметил, что на протяжении последних пяти лет инвестиции в «зеленую» энергетику превышают инвестиции в традиционную генерацию. Во многом это связано с усилением климатической повестки, а также европейской «зеленой» сделкой. И есть все основания полагать, что спрос в этом секторе будет расти и дальше.

Много говорилось и о региональной политике в области ВИЭ, потому что регионы начинают включатся в климатическую повестку и развивать возобновляемую генерацию. Кто-то, как Ульяновская область, очень активно, кто-то менее активно.

Но все четко понимают, что ВИЭ – это тот инструмент, управление которым надо было осваивать еще вчера. Важность этой темы отметил председатель правления Некоммерческого партнерства по развитию возобновляемой энергетики «Евросолар Россия» Георгий Кекелидзе.

«Возобновляемая энергетика – это не только программа поддержки, это целый ряд социальных и технологических вопросов, вопросов инфраструктурного развития, в которых возобновляемая энергетика играет роль», – подчеркнул он.

В целом, большинство выступающих сошлись на том, что сейчас есть три аспекта региональной политики в области ВИЭ – розничная генерация, микрогенерация и изолированные системы в удаленных районах. Как сказал Алексей Жихарев, субъекты РФ имеют все возможности для реализации «зеленых» пилотных проектов на местах. Только регионы смогут доказать, что это «рабочие» технологии, которые можно тиражировать, и при этом региональные власти получат возможность адаптироваться к энергопереходу.

Большое внимание было уделено европейской «зеленой сделке» и грядущему введению пограничного углеродного налога. По словам Аркадия Амелина, вице-президента Общероссийской общественной организации «Инвестиционная Россия», введение налога затронет 40% российского бизнеса, потери которого от его уплаты могут составить по разным оценкам от 5 до 50 млрд евро в год.

«Налог планируется ввести в 2023 году, хотя, по мнению некоторых аналитиков, согласование с отраслями, другими странами и ВТО может затянуться еще на несколько лет», – подчеркнул председатель комитета по энергетике и координационного комитета проекта «Зеленая инициатива» Ассоциации европейского бизнеса Эрнесто Ферленги. Он призвал Россию смотреть на 20 лет вперёд: «Почему так стремительно развивается отрасль ВИЭ в Европе? Это не случайно. Мировые инвестиционные фонды поняли это 30 лет назад. Пока Россия великолепно справляется с поставкой нефти и газа, но потребность в углеводородах снижается».

По его мнению, и с ним было согласно большинство участников дискуссии, введение трансграничного налога надо рассматривать как стимул для модернизации и повышения энергоэффективности, что, в свою очередь, приведет к повышению конкурентоспособности на рынке.

Транспорт будущего

Просто представьте себе, но еще два года назад на этой же международной выставке-форуме RENWEX было всего несколько стендов, посвященных зарядной инфраструктуре. А в этом году здесь представлены и зарядные станции, и IT-решения для них, причем как российского, так и зарубежного производства, и теперь они занимают почти половину представленных стендов.

Впрочем, это неудивительно, ведь и рынок электрокаров в России показывает сумасшедший рост. Эксперты аналитического агентства «Автостат» подсчитали, что только в мае 2021 года жители России купили 148 новых электромобилей. Это почти в 10 раз больше, чем в мае 2020 года (15 шт.). При этом, 60% от данного объема пришлось на две модели – Porsche Taycan и Audi e-tron.

Любомир Найман, глава представительства Audi Russia в своем выступлении отметил, что компания планирует презентовать 20 моделей электрокаров до 2025 года. А после 2026 года Audi откажется от инвестиций в «старые технологии». Также он отметил, что на сегодняшний день в автомобильной отрасли драйвером развития является норма закона, а не клиент. И этот тезис очень хорошо отображает все те амбициозные заявления, которые мы слышим последние несколько лет от разных автомобильных компаний, о том что они не будут производить машины с ДВС.

При этом правительства разных стран как будто играют в азартную игру под названием «кто раньше?». Недавно о введении полного запрета на использование автомобилей с ДВС с 2040 года объявили власти Сингапура, а правительство Японии планирует установить такой запрет еще раньше – с 2035 года. Но пока лидирует Норвегия: её «ставка» – в 2025 году автомобиль с бензиновым или дизельным мотором в стране купить будет нельзя. Только электромобили.

Россия пока игнорирует столь увлекательную «игру», но к ситуации присматривается и готовится. Пока шла выставка, Минэкономразвития РФ опубликовало очередную версию концепции развития электротранспорта. Согласно документу, уже в 2022 году на рынок должны выйти 3 тыс. российских электромобилей.

Правда, растут и запросы по финансированию – общий бюджет программы до 2030 года с апреля удвоился до 803,7 млрд руб. Средства пойдут на льготные автокредиты и лизинг электромобилей, создание зарядных станций и производств компонентов. Бюджетное финансирование в 181,6 млрд руб. частично соберут за счет «заградительных барьеров» в виде ввозной пошлины и утильсбора на электротранспорт, а также сбора на «традиционные» автомобили.

Старший советник «Беллоны» в Мурманске Юрий Сергеев, посетивший выставку-форум, отметил следующие: «Общее ощущение от этих трех дней, можно обобщить тезисом: будущее в России наступило. А насколько Россия готова принять новые «правила игры» и стать на путь энергоперехода и зеленой экономики, станет понятно в течении следующих нескольких лет. Моё личное мнение – мы на правильном пути, только идем по нему чуть медленнее, чем того требует сложившаяся в мире климатическая ситуация».

Источник

Интересное по теме