Вырубки леса под Приморский УПК подходят к концу

Сегодня более половины территории Карельского перешейка ещё составляют леса. Правда, с каждым годом их становится всё меньше из-за хозяйственного освоения. А ведь ещё 30 лет назад активисты хотели создать на этой малонарушенной на тот момент лесной территории национальный парк. Но увы, решение это не было принято.

Постепенно зеленый уголок поглощают промышленные объекты, коттеджные посёлки и карьеры. Предприниматели, равно как и госмонополии, видят здесь не леса и озёра, а в первую очередь площадки для размещения бизнеса и получения прибыли. Чиновники называют это «благоприятным инвестиционным климатом». В таком случае, похоже, что в Ленинградской области начался «климатический кризис».

На территории Приморского городского поселения в 2021 г. вновь началась масштабная вырубка леса под нужны ООО «Приморский УПК», буквально поглотившая сосновый бор между посёлками Ермилово и Карасёвка к северу от Приморского шоссе и в сторону порта «Транснефть».

До этого так активно лес рубили весной 2019 г. Тогда многим местным жителям, особенно старшему поколению, было не по себе – день за днём вывозили строевой лес, расчищали территорию, превратили любимейший бор в постапокалиптический пейзаж: вывернутые корни деревьев, перепаханная лесовозами лесная подстилка, потерявшие свой дом животные, все чаще и чаще выходившие к жилью людей. Красавицы-сосны ехали по разбитым дорогам на грузовиках с заклеенными номерами.

К июлю 2019 г. не менее 330 га леса возле посёлка Балтийское – чуть юго-восточнее от Ермирлово – превратились в пустыню. Ведомства в своих ответах на запросы жителей убеждали – всё по закону. Но это вызвало только больше вопросов, так как Комитет по природным ресурсам Ленинградской области в мае-июне 2019 г. заявлял, что вырубка к планам строительства какого-либо порта не имеет никакого отношения, а деревья валят по договору аренды для лесозаготовок. И буквально через месяц в сети обнаружили проект Приморского универсально-перегрузочного комплекса, а затем были анонсированы слушания по нему. Формально в воровстве леса обвинить никого было нельзя: участки сданы под лесозаготовки. Но затем статус земель внезапно меняется. И вот это уже не лесной фонд, а земли промышленности.

Вскоре ООО «Приморский УПК» заявило о себе уже в полный голос, началась рекламная кампания. Помимо строительства самого порта анонсировали ещё и появление жилого комплекса в самом Приморске на целых 12000 человек. Многие жители города недоумевают: в нём живёт примерно 6000 человек, далеко не все из них трудоспособного возраста. Кто же эти дополнительные работники, число которых в два раза превышает население города, для которых собираются строить жильё?

В первый «ковидный» год также начались вырубки леса уже к северу от Ермилово – между посёлками Малышево и Глебычево. Но они остались почти незамеченными – только несколько постов в соцсетях и фотографий активистов с новой пустоши. По словам местных рабочих, здесь будет карьер по добыче песка для нужд стройки. Инициативная группа, которая пытается добиться отмены проекта Приморского УПК, признаёт: из-за пандемии в 2020 г. сил разбираться, что происходит с ещё одним участком, формально не относящимся к УПК, не было. Свежие фотографии со спутниковой карты показывают, что разработка карьера начата.

Третья волна

В июле 2021 г. жители посёлка Карасёвка дали тревожный сигнал: под Приморском снова рубят лес. Вырубку в Карасёвке активисты посетили в июле 2021 г. Они зафиксировали, что на территории проведения работ нет информационных щитов. Буквально на следующий день дорога к вырубке была перегорожена, а на деревьях появился плакат с информацией.

После съемки с квадрокоптера в августе и сопоставления её кадров с данными общественной экологической экспертизы стало понятно, что в зону расчистки попадает краснокнижник мниум годовалый.

Однако ощутимого резонанса новости о начале работ на участке возле Карасёвки не произвели. Тем временем жители Ермилова наткнулись на 117 км. на вырубку под железнодорожную ветку. Спустя несколько дней активисты опять зафиксировали там проведение масштабных работ по валке леса. С природой расправились очень быстро. Сотни гектаров исчезли на глазах.

В октябре 2021 г. активисты вместе с местными жителями приезжали на место событий и были поражены, насколько быстро идут работы. Впервые прямо на вырубке был поднят плакат «Нет экоциду», который впоследствии стал использоваться активистами постоянно. Работало несколько прекрасно оснащённых бригад, рубки шли вахтовым методом, без выходных, с раннего утра до самого вечера. Судя по разговорам активистов с рабочими, настроения среди порубщиков блуждали разные. Одни упрекали государство и предпринимателей за проведение таких масштабных вырубок, говорили об ответственном, бережном лесопользовании, сочувствовали местным жителям. Другие даже не знали о том, что рубят возле жилых поселков.

Возобновленная переписка активистов с комитетами не приводила к каким-либо результатам: письма в приёмную президента спускались «вниз», в Ленинградскую область, а «снизу» отвечали, что это не их компетенция, следует обращаться в инстанции выше.

Активисты попросили Гринпис открыть на своём сайте петицию против строительства Приморского УПК. Однако ответа от руководства организации не поступило. К началу ноября между поселками Карасёвка и Ермилово было вырублено не менее 200 га леса, началась вырубка вплотную возле порта «Транснефть». Местные жители стали задыхаться от корабельных «выхлопов», образующихся при продувке (мера, предпринимаемая для очистки судна при сбросе балластных вод) нефтяных танкеров, которые раньше сдерживал лес.

Наконец молодые активисты из Петербурга, Москвы, Нижнего Новгорода и других городов поставили лесной лагерь прямо возле вырубки. Несколько раз им удавалось задержать пилу.

Рассказывает одна из активисток инициативной группы «Stop порт»:

«Идея ложиться под лесовозы и тормозить их пришла к нам давно. Вдохновил пример петербургской активистки Аллы Андреевой, которая ложилась под КамАЗы, не давая им уехать с несанкционированной свалки. Это происходило на южном берегу Финского залива в Кировском районе Петербурга. На побережье свозили отходы от демонтажа СКК «Петербургский».

Мы пытались лечь под лесовоз, отъезжавший от Высокинского озера, но не получилось. Позже мы узнали, что участок вокруг Высокинского расчищается не под Приморский УПК. Впрочем, это заметно, разница в почерке очевидна. Во время одной из зимних вылазок 2020 года на тот участок, ёлки валили чуть ли не на головы активистов. А летом 2021 автомобиль активистов был заблокирован. Вырубщики, которые проводят работы для Приморского УПК, намного более вежливы и рубят значительно аккуратнее.

История с Высокинским озером – вообще какой-то детектив, и не простые граждане, а государство должно с этим разбираться: почему оно в руках «частника», почему туда якобы даже губернатора не пускают».

Неприступный Форт

Морской торговый порт Приморск некогда пытался обвинить Росимущество в пособничестве хищении земли вокруг Высокинского озера. К расследованию были привлечены Следственный комитет и Генпрокуратура РФ.

Напомним, некое ОАО ПНТЦ РКК «Энергия» выкупило участок по рекордно низкой цене всего за 180000 руб. Компания позиционировала себя как правопреемницу РКК «Энергия» им. Королева. Но прокуратура выяснила, что никакого отношения к знаменитому предприятию эта фирма не имеет. Тем не менее, новый владелец участка вступил в право собственности, на следующий же день перепродал его ООО «Форт» и немедленно «самоликвидировался».

Активисты «Зелёной коалиции Петербурга» направили письмо в Правительство Ленинградской области с требованиями обнародовать результаты проверок. Однако ни из следственного комитета, ни из прокуратуры ответа не последовало.

ООО «Приморский УПК» отрицает причастность к вырубкам на Высокинском, тем более, что граница предприятия находится примерно в 4,5 км от участков «Форта». Однако в 2020 г. были снесены последние останки завода КБ «Энергомаш» у Высокинского. Зачем это сделано, неизвестно. Губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко во время совещания в 2019 г. во всеуслышание заявил, что на Высокинском озере будет особо охраняемая природная территория.

Позже от этих планов отказались. Местные жители остаются в неведении относительно дальнейшей судьбы озера.

Ермилово. Сказка и быль

Такого красивого леса, как в Ермилово, в Ленобласти не так уж и много. Лесные ручьи, овраги, яркий, высоченный мох, мохнатые ёлки: зачарованная сказка. После нескольких попыток обратить внимание властей на проблему, местные жители отчаялись и пришли к пониманию, что совершенно некому защитить местную природу. Всё, что было в силах группы самых активных – снимать в прямом эфире вырубки леса, рассказывать о них в социальных сетях.

Алена, постоянная участница лагеря:

«Помню, как первый раз увидела вырубку. Была дождливая и туманная погода, которая придавала мрачности всей ситуации. Длинная дорога, по обе стороны которой лежат штабеля с брёвнами три метра высотой. Вдали работала техника и раздавался характерный звук погрузки деревьев. Яркий свет и шум машины, вид только что срубленных деревьев, которые она безостановочно грузила. Я просто стояла у дерева и плакала. Меня переполняло чувство безысходности. Тогда я решительно поняла, что нам нужен лагерь. Никакие бюрократические методы здесь не сработают.

Лагерь состоит из общественного пространства с кострищем, навесом, гамаком и большим баннером «Нет экоциду» – это место для собраний, дискуссий и совместных приемов пищи. Кухня у нас веганская. Мы не употребляем в пищу продукты животного происхождения по этическим соображениям. Также у нас налажена система раздельного сбора мусора. Территория лагеря свободна от алкоголя, никотина и наркотиков. Курильщики, правда, приезжали. Мы просили их курить в стороне от лагеря».

Открытие лагеря вдохнуло новую надежду, местные жители стали активнее требовать прекращения вырубки, активисты «Зелёной коалиции» в прямом эфире затормозили «пилу», работавшую возле Приморского шоссе. На следующий день Приморский УПК написал на своей странице ВК, что «при производстве работ, проход и проезд посторонних лиц на территорию земельных участков, переданных в аренду ООО «Приморский УПК» запрещен!»

Но всё-таки небольшому количеству человек тяжело остановить вырубки. По словам участников инициативной группы, в первую очередь необходимо доносить информацию до местного населения. Так, жители Ермилова, похоже, до сих пор не знают, где именно будет располагаться порт, поскольку натыкаясь на рубки, они сопровождают выкладываюемые в соцсетях фотографии вопросами, что происходит.

Однако вырубки проходят ровно на тех участках, которые Приморский УПК обозначил в видеопрезентации, как арендованные им. При этом на визуализации будущего проекта те земли, на которых лес был беспощадно уничтожен, изображаются поросшими зелёными деревьями. Возможно, из-за этого приморчане и ермиловцы не смогли осознать объёма грядущей вырубки. Многие до сих пор не знают, что там собираются строить. Несколько местных жителей, по словам активистов, сказали, что проект уже был отменён.

Участники лагеря

Варвара Леманн, волонтёр Зеленой коалиции Петербурга:

«Масштаб вырубки чудовищный. В визуализации проекта часть участков Приморского УПК, расположенная вокруг железнодорожного узла, подстанции и угольного терминала, покрыта лесом, но фактически он там выпилен. Люди должны сознавать, что деревья за пару дней не растут и даже если начать озеленять опустошённую территорию немедленно, компенсировать урон быстро не получится. А последствия такой хищнической вырубки будут многогранны. Это не только уничтожение растений и живых существ. Людям стоило бы понять, то что их окружает – их дом. И не позволять обчищать его.

Специалисты, проводившие общественную экологическую экспертизу, склоняются к тому, что реализация проекта ООО «Приморский УПК» вызовет масштабную экологическую катастрофу, последствия которой пока невозможно осознать».

Ян, гость экопротестного лагеря:

«Масштабы вырубок, проводимых в лесах возле Ермилово, приводят в ужас. Это самое настоящее природное бедствие. Мне сложно передать словами ту боль, которую я испытал, увидев в живую сотни и тысячи сложенных штабелями брёвен, совсем недавно являвшихся густым лесом, домом для животных и растений. Сейчас же это пустыня, продавленная тяжёлыми гусеницами спецтехники земля, лишённая укреплявших её десятилетиями деревьев.

Однако точка невозврата ещё не пройдена. Происходящее в лесах Карельского перешейка ужасно, но лес и его обитателей можно вернуть. Подлинным кошмаром для этих мест обернётся строительство Приморского УПК. Этого допустить нельзя. Мы все, активисты и местные жители, осознающие степень разрушительного влияния планирующегося порта на хрупкую экосистему Балтийского моря и Карельского перешейка, не желающие жить на выжженной земле и дышать угольной пылью, можем остановить хищнические планы застройщика. Очень хочется верить в благоприятный исход событий».

Арина, активистка:

«Я чувствую себя Кассандрой. Если ООО «Приморский УПК» не остановится, то заливу конец, Карельскому перешейку конец. Нельзя здесь делать промзону, и дело не в конкретном кустике краснокнижного растения, а в огромной экосистеме. После «ПУПКа» аппетиты только увеличатся. Лужскую губу уже убили. Но люди не слышат никаких предостережений. «Нерестилища», «гнездования» – это слова не из массового лексикона. Людям, далёким от охраны природы, не всегда очевидно, что и как связано. Что каждый вымерший вид – это экономические потери. Про гуманизм я молчу, хотя хотелось бы закричать «Будьте милосердны!»

Я не знаю, что мы сможем в итоге. Сколько сможем. Но нерпы, лебеди, рыбы – они сами за себя постоять не могут. Человек развит, он умен и изобретателен. И если он считает себя цивилизованным, то ли пусть тогда заботится о животных, обо всей остальной жизни, которая поневоле от него зависит. Есть исследования, что ресурсосберегающей, циклическая экономика в перспективе намного выгоднее. И надо идти туда».

На сегодня из-за ранней и аномально холодной зимы деятельность протестного лагеря приостановлена. Активисты говорят, что возможен перенос лагеря на территории, выделенные под терминал для минеральных удобрений или для контейнеров.

Источник

Интересное по теме