ВНЕШНОСТЬ ОБМАНЧИВА

Психолог и писатель Анна Кирьянова о том, как чужая внешность может ввести нас в заблуждение, и мы делаем неправильные выводы.

И не надо судить по внешности. Она обманчива иногда. Человек с самой непривлекательной внешностью совершает милосердные и добрые поступки, а очаровательный обаяшка лжет, предает и унижает. Присмотритесь к людям внимательнее: то, как они выглядят, подчас не имеет никакого значения.

Не надо судить по внешности

В кафе сидел старик; высокомерный и неприступный. Похожий на стервятника; профиль такой хищный, лысая голова в обрамлении седых перьев-волос по бокам, пальцы скрючены… Брови мохнатые, седые.

И так он презрительно на всех смотрел, свысока. И брезгливо ел свой обед. Одет с иголочки, хотя здесь, у моря, люди запросто одеты: шорты да майки. А этот сидит, как Дракула, смотрит белесыми глазами на всех. Наверное, ядовитый плющ, а не человек! Вилку осмотрел, что-то не понравилось, подозвал официанта и знаком велел другую принести. Моментально принесли! Леденящий душу старик. 

И тут другой молоденький парнишка, официант, уронил поднос с горой посуды. Прямо рядом с этим стариком. И даже этого неприятного человека забрызгал сильно. Звон, грохот, мальчишка растерян и напуган, это видно. Наверное, у него вычтут из жалованья эту посуду. И старый стервятник ему покажет сейчас! – так все думали. А из другого зала на звон бежал менеджер или метрдотель, – я не знаю точно. Начальник официанта. Он подбежал к парнишке, только рот открыл, а старый стервятник ткнул себя в грудь и сказал, что это он разбил. Его вина. Он проявил неловкость и толкнул официанта. Хотя он же не вставал из-за столика! – но метрдотель этого не видел. 
Старик достал кошелёк и стал спрашивать, сколько? Сколько он должен за посуду?

Наверное, метродотель решил проявить лояльность к клиенту. Или так принято в этом заведении; но он ничего не взял. Махнул рукой и улыбнулся дежурной улыбкой: мол, пустяки какие!

Официант собирал осколки, а старик встал, взял свою палку и пошёл. Он деньги положил в книжечку со счетом и пошёл. И по пути потрепал по плечу официанта. Что-то ему сказал ободряющее. Хенде хох или ахтунг, – вроде этого. Или «гут, дер кнаббе! Мелкое дело. Не тушуйся!». Я не знаю немецкого, но по интонации понятно – что-то ободряющее. 

И когда старик уходил, он походил не на стервятника уже. А на старого белого орла. Так меняются люди. Или наш взгляд на них… 

Анна Кирьянова



Источник

Интересное по теме