Удушающая материнская любовь

Любовь матери – что может быть прекраснее? Но в некоторых случаях материнская любовь может быть удушающей и токсичной. Обсудим эту тему?

Начнем с самого начала. Когда ребенок только родился, ему нужна была такая любовь, в которой он чувствует не только тепло, заботу, но и слияние. Ребенок подрастает и его сущность начинает стремиться к отделению, самостоятельности. Первое время он возвращается к матери, проверяет – здесь ли она, на месте, и если на месте, то все в порядке, можно идти дальше покорять и узнавать этот мир.

Удушающая материнская любовь

Некоторые матери не отпускают своих детей в этот мир, потому что там “страшно”, “небезопасно” и много чего другого “но”. Таким матерям самим сложно в этом мире, он их пугает, и для этого есть основания (установки родителей, их страхи). Мама начинает цепляться за своего ребенка, не давая глотка свежего воздуха, не давая сделать шаг вперед, да и вообще не может просто отпустить его, чтобы ребенок понимал, что он хочет, каковы его потребности и что у него есть в наличии, чтобы их удовлетворить.

Ребенок с удушающей материнской любовью становится тем человеком во взрослой жизни, которому сложно с личными границами, своими собственными желаниями, сложно с отношениями, да и вообще в жизни в целом.

Манипулирующая мать, боясь расстаться со своим чадом, начинает прибегать к разного рода уловкам. Например, говорит взрослому сыну: “Я же о тебе забочусь”, “Я же для тебя хочу, как лучше”, а получается, что под этими словами сын начинает задыхаться от этой любви и заботы.

Или мать говорит взрослой дочери: “Ты мне можешь рассказать все и рассчитывать на мою поддержку”, но дочь поддержки по факту не получает. Боясь отпустить контроль, мать предлагает дочери отношения на равных, “как подруги”, чтобы все знать про жизнь дочери, а потом в нужный момент это использовать против нее же. Дочь (как и сын в первом примере) чувствует, что так быть не должно, но не может обидеть мать.

Некоторые решаются выйти из такого слияния с матерью, что приводит к затягиванию узелков в этой связи, ведь чем дальше ребенок отдаляется, тем чаще мать со своей удушающей любовью начинает преследовать, манипулировать.

В контакте с такой матерью есть два чувства, которые, пожалуй, наиболее характерны для отношений с ней. Это злость и вина.

  • Злость, потому что человек не может отделиться, не может выстроить свои границы, не чувствует, что хочет. Эта злость накапливается и приводит к срывам, то есть конфликтам с родителем, стремлении отделиться, не рассказывать, не помогать, не участвовать в жизни родителя, сбежать.
  • Спустя некоторое время или сразу приходит чувство вины, которое удерживает человека в этих отношениях, и он вспоминает слова, только уже произносит их от своего имени: “Она же хотела, как лучше, она же обо мне заботилась, а я вот такой неблагодарный”. После таких мыслей человек снова делает шаг навстречу матери, а там уже узелки для затягивания наготове.

Возможно, вы в детстве наблюдали такую картину, когда муха попадала в паутину, паук в это время бросал все свои дела, появлялся из ниоткуда и начинал еще больше опутывать ее паутиной, а она билась, пытаясь выбраться из этих суровых лап. То же самое и с удушающей любовью.

Как только человек решает начать сначала, делает шаг к приближению, он опять оказывается в прочных лапах заботливого и удушающего материнства.

Есть еще одна причина, по которой человек задыхается от любви родителя. Это гиперопека. Кажется, что гиперопека – это такое взаимодействие, которое бывает только в детстве, когда мы сильно зависим от родителей, но это не так. Ведь гиперопекающее поведение сохраняется на протяжении всей жизни человека при одном условии: если он не сможет во взрослом возрасте дать этому отпор и выстроить свои личные границы без страха и вины.

Процесс этот долгий, ведь часто приходится сталкиваться с близким человеком, которому не нужны эти границы, который готов и рад оставить все, как есть. И удушающая любовь как раз в этом и состоит: привязывать, не отпускать. Но не только.

В удушающей материнской любви очень мало пространства для другого человека, ребенка (даже если ему 30,40 или 50 лет). Есть постоянное ощущение, что на твое посягают, до сих пор учат тебя жить, знают, как для тебя правильно и, повторюсь, во всем этом пытаются контролировать, прикрываясь тем, что это забота такая.

В удушающей любви много мучительного, не позволяющего отойти в сторону, и тем самым поддерживающего этот нездоровый контакт. В такой любви ребенок нередко становится нарциссическим расширением для родителя, то есть не целостной, отдельной личностью, а продолжением родителя, его амбиций, целей, установок… Честно, это страшно.

С одной стороны, вроде как есть человек, но его в то же время и нет. Он потерялся где-то посередине между своей жизнью и жизнью родителя, который живет только им, только для него, только своими: “Я же все для тебя делаю”. Заметь меня! Оцени меня! Похвали меня! Я же всю жизнь положила на то, чтобы воспитать тебя!

Во всех этих фразах внутри родителя кричит маленькая обиженная девочка, на которую не обращали внимания и которая откуда-то узнала, что если будет отдавать всю себя мужу, дому, детям, ее тоже обязательно полюбят. А пока, не имея другого опыта, она цепляется за своего ребенка в ожидании одобрения, похвалы, удушает его своей любовью, ожидая ответных чувств.

Но вместо этого она сталкивается порой с равнодушием, черствостью, а, возможно, и с чувством долга ребенка, который невозможно будет отдать за всю свою жизнь. Это сильно травмирует, лишая увидеть здоровую модель отношений, где в любви не было бы манипуляций, условий и всепоглощающего контроля.

Автор Анастасия Рагулина



Источник

Интересное по теме