Трехглавая гидра атакует Карельский перешеек

Консолидация протестной повестки Ленобласти и Петербурга пугает застройщиков. Защитники Финского залива, протестующие против промышленного освоения побережья и в частности планов ООО «Приморский УПК» по строительству порта в Приморске, выдвигают требования запретить осуществление намывов на Васильевском острове в Санкт-Петербурге. Между двумя проектами обнаружилось любопытное связующее звено.

Вырубка между Высокинским озером и берегом Финского залива

После публикации заключения общественной экологической экспертизы проекта глубоководного порта «Приморский УПК» обнаружились любопытные факты. Помимо откровенно курьёзных поисков нерпы и тюленей на льду летом в июне (когда льда в Финском заливе не бывает) или обнаружения 73 представителей флоры, никогда не произраставших в Ленинградской области, в документах также говорится о том, что при выполнении работ изъятый грунт вывозится в карьеры «Дергачи», «Рябово» или в карьер «Воронцовское».

И вот здесь начинается кое-что интересное. Воронцовский карьер в Первомайском поселении существует достаточно давно. В последние три года планы по его расширению несколько раз то подтверждались, то опровергались. Некогда здесь была небольшая гора Башенная (финск. Торинмяки), высотой около 164 м., поросшая исполинскими елями и соснами, покрытая зарослями мха, в котором проглядывали боровики, лисички, красные, раскидывались веера папоротника, малины.

В озере Люблинском водились выдры, многочисленные рыбы, а в лесной чаще бродили лоси, кабаны, медведи… Вплоть до 2012 г. в схеме территориального планирования Ленинградской области указывалось, что к 2035 г. между озерами Воронцовское и Люблинское появится особо охраняемая природная территория. Но участок отдали под недроразработки и вырезали из границ будущих ООПТ. Говорят, что были планы создать на Башенной горе горнолыжный курорт. Его должны были ввести в строй к 2010 г., чтобы задействовать на Олимпиаде. Однако гору срыли под карьер, а затем несколько сотен гектаров леса к востоку от него вывели из лесного фонда.

Карьер «Воронцовское» между озерами Воронцовским и Любимовским.

Карьер разрабатывается, появляются свободные пространства, возникают мысли об их использовании, в том числе и в качестве полигонов. Областные власти пытались опровергнуть сообщения о планируемых свалках на территории Первомайского. Провал мусорной реформы и острая ситуация в Шиесе, где государству пришлось отступить перед волей народа, по всей видимости, заставляют правительство Ленобласти осторожничать с подобными откровениями об открытии новых свалок.

Но жители Первомайского всё же обнаружили планы по размещению мусорных объектов – не то полигонов, не то мусоросжигательных заводов. Вывеской «экотехнопарк» уже пытались ввести в заблуждение жителей Архангельской области, поэтому понятно настороженное отношение местных к ней. В конце концов инициативной группе всё же удалось узнать, что использование карьеров Островский и Воронцовский для мусора до конца не исключено, тем более в официальных сообщениях речь идёт о производстве SRF-топлива – топливного гранулята из отходов.

Когда Александр Карпов во всеуслышание заявил, что грунт со стройки «Приморского УПК» повезут в карьеры по всей Ленобласти, и в частности, в Воронцовское, это вызвало достаточно заметную реакцию. В сообществах активистов в социальных сетях появилось множество комментариев примерно одинакового содержания, опубликованных с недавно созданных страниц, при этом ранее комментаторы в группе замечены не были.

Точно такая же картина наблюдалась в группах движений «Зелёная коалиция» и «Stop Порт» после публикации анонсов общественной экологической экспертизы в марте 2021 г. Тогда в группах штамповались очень похожие комментарии с уверениями, что на экспертизу не получится собрать средства, что она не будет эффективной и т.д. И вот такая же атака однотипных комментариев началась в социальных сетях снова. В основном в них говорили, что активисты пытаются дезинформировать людей, а Александр Карпов – проплаченный эксперт.

Дальше всех в создании информационных искажений пошёл сайт одного областного издания, который и вовсе выпустил статью, в которой директора центра ЭКОМ, эксперта Комиссии по городскому хозяйству, градостроительству и земельным вопросам петербургского ЗакСа Александра Карпова косвенно обвинили в сотрудничестве с т.н. «иностранными агентами».

Цифры, озвученные в тексте экспертизы, действительно страшные: всего со стройки планируется вывезти 46 333 339 кубометров грунта (примерно троекратный объём свалки в Северной Самарке), по сути это мощные геологические изменения, только рукотворные. В проектных расчётах, представленных ООО «Приморский УПК», этот процесс практически не учтён. Хотя очевидно, что перевозка подобного объёма по автомобильным дорогам несомненно повлияет на окружающую среду.

В материалах общественной экспертизы указано, что в проекте никак не оценивается влияние такого интенсивного движения грузовых автомобилей через населенные пункты и леса вдоль Приморского шоссе, не оценивается качественное изменение воздуха и другие последствия работы этого «конвейера с грунтом», а согласно материалам проекта, каждую минуту со стройплощадки будет выезжать груженый КамАЗ.

Впрочем, в проекте вообще мало что учтено. Например, ни слова о влиянии вырубки леса. Летом 2021 г. как раз начался второй этап: рубят участок севернее и восточнее посёлка Карасёвка, а также на север от Ермилово. Именно здесь «Приморский УПК» планирует железнодорожную сортировочную станцию на 16 полос и контейнерный терминал. Местные жители шокированы: глядя на карту, они и не предполагали, что вырубка будет такой огромной. Уничтожение леса случайно заметили грибники. Разрешения на строительство на момент подготовки материала у ООО «Приморский УПК» не было.

Схема предполагаемого Северного намыва в Василеостровском районе Петербурга

Василеостровская Намойка

А при чём здесь Северный намыв в Петербурге? Невероятно. но факт: карьеры в Первомайском принадлежат никому иному, как группе ЛСР – застройщику, который собирается возводить очередной комплекс «с видом на Финский залив», естественно, прямо перед предыдущим комплексом «с видом». Песок из Воронцовского карьера, некогда ставшего «производственной площадкой ЛСР» должен пойти на намыв. Это прямо написано в документации, представленной на слушаниях.

Идея создавать на территории страны, занимающей площадь в 17 130 000 кв. км, искусственные намывы под жильё достойно конкурирует с превращением жемчужины Ленинградской области – Карельского перешейка в промзону с заводами, мусорными полигонами и МСЗ. Что ждёт Невскую губу в результате очередного намыва? Подъем донных отложений, замутнение, гибель ихтиофауны, уничтожение нерестилищ… И это только малая толика ущерба.

Будет Карелия сниться?

Петербуржцы старшего поколения помнят время, когда Карельский перешеек был полузакрытой территорией, и кроме нескольких партийных дач, санаториев, детских лагерей да военных полигонов, здесь ничего не было. Леса были недоступны не только лесорубам, но и простым жителям, города жили в пропускном режиме, о строительстве тысячных садоводств никто и не думал.

Когда в 2000 году появились планы вывода Балтийской трубопроводной системы не в Финляндии, как это задумывалось изначально, а в Приморске, и строительства порта «Транснефти», в них сперва никто не мог поверить. Петербургские экоактивисты проводили пикеты и требовали отменить их.

Аргументы и замечания экологов были до удивления просты: порочность практики торговли ресурсами, недостоверность слушаний, поскольку проводились они не в Петербурге, неведение горожан о планах по строительству, пренебрежение их заинтересованностью Карельским перешейком как рекреационной зоной, дробление экосистем на анклавы, уничтожение лесов 1 группы, опасность для заказника «Берёзовые острова»…

Протест в Первомайском против строительства полигона отходов

Увы, всё те же проблемы сейчас обсуждаются в связи с планами ООО «Приморский УПК». Тогда, несмотря на нарушения закона об экологической экспертизе, замечания специалистов и т.д., проект не отправился на доработку и не был отменён. Опасения, что реализация проекта начнёт превращать Карельский перешеек в промзону, похоже, оправдались. Сегодня порт «Транснефти» в Приморске является крупнейшей точкой отгрузки нефти на Балтике. А вскоре карьеры Островский и Воронцовский могут стать самым большим в Европе мусорным полигоном. Расширяющиеся и поглощающие всё вокруг порты, карьеры, вырубки, свалки, новые автодороги, ж/д ветки… Почти в одночасье выросла на севере Выборгского залива КСПГ «Портовая», почти полностью перекрыв бухту Дальняя.

Охрана природы не успевает за освоением территорий. Ради недолгосрочной выгоды уничтожаются прекрасные сосновые леса, сравниваются с землёй немногочисленные горы. При прохождении дорог через лес образуются обособленные анклавы, сообщества разрушаются в процессе строительства. Шумовое загрязнение мешает птицам, растения и почвы накапливают токсичные элементы. Генофонд существенно обедняется, создаются генетически обособленные островки, обречённые на затухание и деградацию.

После резкого усиления антропогенного воздействия сложившийся режим природопользования уже не обеспечивает сохранение природы. Создание новых смежных заповедников могло бы стать отправной точки для экологического каркаса. Но пока что, увы, только рёв бензопил и вереницы лесовозов. Почему-то особенный интерес у бизнесменов вызывают именно территории планируемых и существующих ООПТ…

А что с культурным слоем? Прокладка трассы «Скандинавия» повреждает элементы линии Маннергейма. Приморский УПК ставит под угрозу существование батареи Хумалйоки и каменной выкладки Руонаниеми первобытных времён., возможно, уже утраченной во время первого этапа вырубки леса в 2019 г. А наводнения, которые может вызвать намыв у острова Декабристов в Петербурге, угрожают подтопить его центр. Складывается впечатление, что на рядовых россиян смотрят, как на папуасов, чьи ценности ничего не стоят.

Зато сколько денег принесёт и новый крупнейший порт на Балтике, и намыв… Да и мусорный бизнес – лакомый кусочек. Реально ли добиться отмены и запрета проектов Северного намыва, строительства новых портов и расширения существующих, преобразования Карельского перешейка в территорию под полигоны, мусоросжигательные заводы, карьеры и вырубки?

Что ждёт дальше Карельский перешеек, сохраним ли мы «…остроконечных елей ресницы над голубыми глазами озер», или же XXI век перемелет этот удивительный край, превратив его в озёра в полигоны, дикие берега, полные краснокнижных растений, – в причалы и пирсы, вековые леса – в заводы и трассы?

Источник

Интересное по теме