Спустя 10 лет после «Фукусимы» атомной отрасли по-прежнему не удаётся завоевать доверие общественности

Десять лет назад цунами, вызванное землетрясением в 9 баллов в Тихом океане, обрушилось на северо-восточное побережье Японии. Волны высотой с восьмиэтажный дом накрыли атомную электростанцию с шестью реакторами «Фукусима-дайити». Через мгновение реакторы автоматически отключились. Через 41 минуту цунами прорвало защиту станции, в том числе волноотбойную стену, которая, как позже выяснилось, была слишком низкой, и здания реакторов оказались затопленными.

Молитвенные таблички на пляже префектуры Фукусима в память о погибших

Аварийные генераторы затопило, и системы охлаждения АЭС остались без электричества. Без охлаждения радиоактивный распад продолжал нагревать активную зону реактора. В диспетчерской работники станции изо всех сил старались взять ситуацию под контроль, используя фонарики и автомобильные аккумуляторы, собранные с близлежащих автомобилей, и штудировали руководства по действиям в чрезвычайных ситуациях.

В течение следующих 72 часов вышла из строя последняя линия систем аварийной защиты. Урановое топливо в трёх из шести реакторов расплавилось, взрывы водорода привели к разгерметизации трёх реакторов. Радиоактивный йод, цезий и другие продукты деления стали выбрасываться в окружающую среду. Прибывшие на место аварийные службы с помощью пожарных шлангов заливали морскую воду в поврежденные реакторные здания, отчаянно пытаясь охладить расплавленные активные зоны. В результате сильно загрязненная вода мощным потоком текла прямо в Тихий океан.

Через несколько дней после катастрофы Япония остановила все 48 атомных реакторов, работавших в стране. Все они, кроме четырёх, простаивают по сей день. Более ста тысяч человек в сельскохозяйственной префектуре Фукусима были эвакуированы – они были вынуждены покинуть дома, в которых семьи жили поколениями. В то время были опасения, что придётся эвакуировать даже Токио, находящийся в 270 км к югу от места катастрофы.

Это было началом самого страшного кошмара в атомной энергетике со времен Чернобыля в 1986 году. Землетрясение, явившееся первопричиной трагедии, было настолько сильным, что сдвинуло главный остров Японии – Хонсю на 2,4 метра к востоку, перераспределив массу планеты таким образом, что продолжительность суток на Земле уменьшилась. Во время землетрясения погибло почти 20 000 человек.

Тем не менее, несмотря на цунами, обрушившееся на станцию 11 марта 2011 года, независимое парламентское расследование в 2012 году пришло к выводу, что причины последствий аварии на «Фукусиме» «в значительной степени возникли в результате человеческой деятельности» и стали «результатом сговора между правительством, регулирующими органами и «Tokyo Electric Power Co» или Tepco – компанией, которая эксплуатировала станцию.

Часы, найденные в мусоре на пляже в Фукусиме, остановились точно в то время, когда произошло цунами 11 марта 2011 г.

Авария подтолкнула весь мир к проверке атомных станций на соответствие требованиям законодательства и ускорила реализацию планов Германии по полному отказу от атомной энергетики к концу 2022 года. Другие страны, включая Испанию, Бельгию и Швейцарию, готовятся к отказу от неё в течении следующих 14 лет.

Япония создала независимый регулирующий орган с целью выявления коррупционных связей между атомной отраслью и контролирующими её структурами, а также для соблюдения новых строгих кодексов ядерной безопасности.

Страна стремится сделать свою экономику углеродно-нейтральной к 2050 году, и ее нынешнее правительство оптимистично надеется, что атомная энергия сыграет свою роль в достижении этой цели.

Но граждане Японии считают иначе. Согласно опросу, проведенному национальной вещательной компанией NHK, 85% населения по-прежнему обеспокоены возможностью аварий на атомных станциях. В феврале японская газета Asahi обнародовала информацию, что только 35% поддерживают перезапуск реакторов, которые были остановлены после аварии.

Атомная промышленность потеряла связь с общественностью

Такое расхождение во мнениях подчеркивает сложность в восприятии атомной промышленности. Отрасль не может решить эту проблему не только в Японии. Разговоры об использовании атомной энергии для противодействия климатическим изменениям только усугубляют ситуацию.

Атомщики говорят о разработках новых технологий, например, модульных реакторов малой мощности, которые могут быть доставлены в любую точку мира. Их маломощность не сможет привести к авариям таких масштабов, которая произошла на «Фукусиме».

Сторонники отрасли, например, МАГАТЭ, заявляют, что отрасль извлекла уроки из аварии и провела серьезный анализ своей деятельности. Однако общественность относится к столь радужным заявлениям недоверчиво и настороженно.

«Те, кто говорит об атомной энергии, – люди из «ядерной деревни», которые хотят защитить свои корыстные интересы», – уверен Наото Кан (Naoto Kan), бывший премьер-министром Японии во время катастрофы на «Фукусиме».

С ним согласны Адити Верма (Aditi Verma), Али Ахмад (Ali Ahmad) и Франческа Джованнини (Francesca Giovannini) – исследователи из Школы государственного управления Кеннеди Гарвардского университета, изучавшие последствия «Фукусимы». В совместной статье для влиятельного американского научного журнала Nature они утверждают, что атомная промышленность давно потеряла связь с общественностью, для которой она предназначена.

76-летняя Эйко Канно, беженка из Фукусимы

По их мнению, эта катастрофа дала обществу лишь частичное представление о рисках, связанных с атомной энергетикой. Обычно, пишут они, отрасль взаимодействует с обществом только на заключительных этапах регламентирования строительства станций, уделяя особое внимание информированию общественности о собственном взгляде отрасли на риски. Но такой способ взаимодействия, по их словам, «привел к расколу между экспертами и общественностью» в дебатах по атомной энергетике.

Этот конфликт очевиден при обсуждении последствий «Фукусимы». Многие сторонники отрасли подчеркивают, что даже такая масштабная катастрофа привела к небольшому количеству жертв, однако при этом не учитывается то, какое влияние катастрофа оказала на общественное сознание.

Действительно, как неоднократно отмечали представители отрасли, худшие опасения по поводу массового заражения не оправдались, как это было в Чернобыле, когда выход радиоактивности в окружающую среду был в 10 раз выше.

У населения префектуры Фукусима не наблюдалось значительного роста раковых заболеваний или других явных признаков болезней, связанных с радиацией. В 2018 году всего один рабочий умер от прямого радиационного облучения. Радиационная обстановка в большей части префектуры сопоставима с другими городами Японии и других стран.

Тем не менее, как утверждают авторы статьи, подобный подход не учитывает ни экономическое положение пострадавших, ни социальные связи, которые были нарушены. Из 160 000 эвакуированных почти 37 000 не могут вернуться домой.

«Оценка отраслевых рисков отражает экономические последствия таких проблем, но обычно не учитывают сопутствующий ущерб жизни людей и окружающей среды, который труднее измерить количественно», – пишут исследователи. Они приходят к выводу, что все аспекты деятельности атомной индустрии требуют «подлинного участия граждан, при котором отрасль должна слышать, а не убеждать».

Сегодняшнее положение дел

Масштабная операция по очистке на «Фукусиме» обошлась в сотни миллиардов долларов, и большинство экспертов говорят, что она будет продолжаться ещё как минимум 40 лет. Самую серьёзную проблему, без решения которой станцию нельзя полностью вывести из эксплуатации, представляет собой извлечение 900 тонн расплавленного топлива из трех поврежденных реакторов. Радиоактивные отходы будут извлекаться роботами.

В прошлом году регулирующий орган по ядерной и радиационной безопасности сообщил, что на временных крышках, установленных на двух поврежденных реакторах, фиксируются более высокие уровни радиации, чем ожидалось.

Места с повышенными уровнями радиации продолжают выявлять по всей стране. Например, в 2019 году, одно было обнаружено в 19 километрах от АЭС возле олимпийского спортивного комплекса. Ученые продолжают исследование новых данных, например того, как атмосферные осадки влияют на концентрацию цезия в лесах. Он может нанести вред здоровью человека, если сжигать древесину в качестве топлива или использовать расчищенные лесные земли для сельскохозяйственных нужд.

Чёрные мешки с радиоактивными отходами на свалке в префектуре Фукусима

До сих пор не принято решение загрязнённой нной почве, которая была собрана вокруг «Фукусимы» в черные мешки. В этом году пакеты отправляются во «временные хранилища» в «труднодоступную» зону, то есть на специальные свалки, расположенные на 2,4% территории префектуры всё ещё слишком загрязнённых для проживания. По закону мешки с почвой должны быть отправлены за пределы префектуры к 2045 году, но правительство ещё не определилось с местом.

Также пока не решено, что делать с загрязнённой водой, которая просочилась в АЭС или была использована для охлаждения отработавшего ядерного топлива. На объекте расположено более 1000 огромных резервуаров, содержащих 1,24 млн тонн загрязнённой воды. По данным компании Tepco, место в хранилищах закончится в следующем году. Компания отфильтровывает воду, чтобы удалить радиоактивные вещества, но не может удалить тритий.

Правительство озвучило, что может слить эту воду обратно в море в следующем году, однако рыбаки, чей промысел и так пострадал в результате бедствия, не согласны с таким решением.

Активисты также выступают против, поскольку не доверяют Tepco – ранее компания категорически отказывалась заниматься очисткой воды от радионуклидов.

Какое будущее у атомной энергетики Японии?

Несмотря на общественное неприятие атомной энергетики, сегодняшнее руководство Японии от неё не отказывается. Сторонник атомной энергетики премьер-министр Синдзо Абэ пребывал у власти с 2012 по 2020 годы. В это время большая часть реакторов была законсервированна несмотря на очень строгие проверки безопасности.

Из 54 реакторов, действовавших в стране, 21 был выведен из эксплуатации после аварии. Управление по ядерному регулированию сочло 33 реактора работоспособными, но для перезапуска были одобрены только 9 из них. После прохождения дополнительных пост-фукусимских строгих тестов и проверок, только 4 из 9 реакторов были снова запущены в работу.

Это привело к тому, что в 2020 году доля атомной энергии в энергобалансе страны составляла лишь 6% против 30%, которые были до катастрофы. Покрыть дефицит могут возобновляемые источники энергии (ВИЭ), этим направлением сейчас активно занимается кабинет действующего премьер-министра Японии Ёсихидэ Суга (Yoshihide Suga).

В октябре он озвучил взятые Японией обязательства по достижению углеродной нейтральности к 2050 году. Для этого стране необходимо нарастить темп строительства ветряных и солнечных электростанций. Японские компании также являются мировыми лидерами в области водородных технологий – это растущий элемент японского портфеля экологически чистых источников энергии.

Уставшие рабочие Tepco возвращаются со смены по очистке АЭС, 2013 г.

Но Суга не клялся отказываться от ядерной энергетики. Многие члены его правительства, несмотря на сопротивление общественности, настаивают на том, что массовое включение простаивающих реакторов – единственный способ добиться углеродной нейтральности.

Согласно энергетическому плану Японии, озвученному в конце прошлого года, 50-60% энергии к 2050 году будет производиться за счет ВИЭ. Оставшуюся часть обеспечат АЭС или станции с технологией улавливания углерода, работающие на ископаемом топливе. Этим летом Министерство экономики, торговли и промышленности представит новую трёхлетнюю стратегию выработки электроэнергии.

Тем временем Tepco и атомная промышленности потратили миллиарды на новые дамбы, системы фильтрации и другие средства обеспечения безопасности на атомных станциях. Местные муниципалитеты составили планы эвакуации в случае аварий, чтобы избежать хаоса, который был при эвакуации в Фукусиме.

Однако такая неопределенность не продлится долго. По словам Такео Киккавы (Takeo Kikkawa), советника правительства по энергетической политике, даже если срок службы 33 действующих реакторов Японии будет увеличен с нынешних 40 до предлагаемых 60 лет, только 18 реакторов останутся в эксплуатации к середине столетия. К 2069 году ни один из них не будет работать.

«Япония – страна с ограниченными ресурсами, поэтому мы не должны мимоходом отказываться от атомного сценария, – сказал Киккава. – Но на самом деле, будущее атомной энергетики мрачно».

Источник

Интересное по теме