«Ситуацию оцениваем как чрезвычайную»: состоялась общественная инспекция свалок юго-запада Петербурга

Вонь от гниющего мусора, горящие отходы, постоянно курсирующая тяжелая техника и целые «крысиные города»… Жители Красносельского района уже не первый год страдают от незаконных свалок, ширящихся на окраинах города. Чиновники бодро рапортуют: мониторинг ведем, проблемы решаем. Так ли это, выясняли участники общественной инспекции, состоявшейся в среду 30 июня.

Следы сжигания. Кто-то таким образом пытается скрыть свои следы

В состав инспекции вошли муниципальные депутаты, активисты, журналисты, местные жители, а также сотрудники «Беллоны».

По словам Красимира Врански, координатора движения «Красивый Петербург», всего в Красносельском районе действует порядка пятнадцати мусорных «очагов», отравляющих жизнь местным жителям – преимущественно вонью и гарью. Поскольку такое большое их количество за один день объехать невозможно, пришлось остановиться на трех крупнейших.

Участники инспекции собрались рано утром на Волхонском шоссе. Объект, с которого должна была начаться «экскурсия», находился буквально в 200 метрах.

Впрочем, «первые подснежники» можно было обнаружить уже на месте сбора. Было видно, что территорию рядом с расположенными здесь заправкой и автосервисом убирают не очень часто. А чуть поодаль кто-то догадался оставить покрышку от грузовика, вокруг которой тут же образовалась небольшая стихийная помойка – с десяток пакетов с бытовым мусором и прочий хлам.

Первая свалка на нашем пути

Но наши «экскурсоводы» не обращали внимания на такие мелочи – всё интересное было впереди. Выходим из машин, минуем корпус Центра проектных решений «ОптикКом». Сворачиваем за угол.

И вот она первая свалка: широкая площадка, окруженная 1-2 метровым валом мусора. Преимущественно это строительные отходы и покрышки. Виднеются бытовой мусор и оргтехника. С одной стороны возвышается обгоревший деревянный остов стены, вокруг которого опять-таки свален разнообразный мусор. Рядом журчит ручеек, пробивающий себе дорогу сквозь разбитые бетонные блоки и кирпичный бой. Посреди русла сверкает оранжевая каска.

Свалка эта не новая, хотя свежего мусора здесь тоже хватает.

«Чиновники отчитывались, что перекрыт заезд, что ее [свалку – здесь и далее прим. авт.] прямо замуровали, но, к сожалению, эта информация не подтвердилась», – рассказал Красимир Врански.

Каска

Садимся в машины, едем дальше. В метрах 800 – поворот с Волхонского шоссе. Легковушки паркуем – на них не проехать, и поплотнее трамбуемся в два внедорожника. Дальше идёт грунтовка, проходящая мимо Юго-Западных очистных сооружений (ЮЗОС). Мусорные кучи появляются практически сразу же, залезая на дорогу так, что приходится лавировать между ними.

«Благодаря общественному резонансу удалось хотя бы перекрыть часть выездов. Сейчас на свалку продолжается завоз отходов, но не массовый», – позже объяснил Красимир.

Впрочем, свежий мусор встречается не только перед, но и за перекрытыми въездами-выездами.

Оставляем автомобили. Чем дальше, тем куч больше и тем они выше. Часть из них расположена в санитарной зоне очистных. В основном это разнообразные строительные отходы, в том числе крупногабаритные: плиты, блоки, дерево, монтажная пена, химикаты и прочее, огромные брезентовые мешки с чем-то сыпучим.

Строительные отходы у подъезда ко второй свалке

Проходим между двух крупных отвалов. Перед нами открывается широкое поле. Посреди него свалка. Таких размеров, что ее без труда можно разглядеть на Гугл-картах. Площадь примерно 140 на 120 метров. Хотя отдельные кучи всех сортов, цветов и размеров – на «любой вкус» – просто повсюду, сколько хватает глаз. К перечисленному ранее добавляются куски асфальта, рубероид, какие-то бочки. Посреди одного отвала торчит табличка «Быстро, чисто, недорого».

Видно, что мусор трамбовали трактором. Складировали, вновь трамбовали. Жгли. Кто-то таким образом пытался скрыть следы преступления.

«Вот здесь постоянно происходят возгорания, напротив вы видите жилые дома», – рассказывает Красимир. Дым идет прямо туда. А когда ветер дует в противоположную сторону он распространяется на жилой массив с говорящим названием Горелово…

Но и без того пахнет здесь не слишком приятно. Вонь эта также долетает как минимум до ближайшего жилого массива – МО Константиновское. Дмитрий Бойко, один из участников инспекции, мундеп МО Сосновая поляна, расположенного за Константиновским, подтверждает, что запах гниющей свалки чувствуется и там.

Свалка у МО Константиновское

«Запахи из этих мест очень часто доходят до жителей. За последнее время было 99 обращений по поводу зловония. Получается, из Сосновой поляны было больше всего обращений… 21 обращение было только из-за гари, – рассказывает он. – МЧС вчера сказало, что за это время был только один выезд на торфяной пожар, свалки не горели. Но мы видим очаги возгорания: горит с завидной регулярностью».

После многочисленных обращений жителей во всевозможные инстанции, на проблему, наконец, обратили внимание на городском уровне.

«Вчера было заседание Комиссии по запахам в Комитете по природопользованию. Это здорово, что они рассматривают вопросы в том числе свалок, но запахи всё-таки – уже следствие этого нарушения, – говорит исполнительный директор ЭПЦ «Беллона» Артем Алексеев. – Первопричина – это бездействие городских властей, то, что они допустили складирование и накопление этих отходов. И сейчас мы, к сожалению, пока не видим каких-то реальных действий, чтобы эти свалки были включены в реестр на рекультивацию. Радует только то, что дорога перекопана».

Эта же свалка на Гугл-картах

Но и это еще не всё. Свой вклад в «ароматный мир» Красносельского района вносят и ЮЗОС. Пахнет настолько сильно, рассказывает председатель совета народных депутатов «Юго-Запад» Сергей Крупко, что поначалу жители думали, что содержимое ассенизаторских машин сливается прямо в канаву.

«Потом дошли до ЮЗОС. Выяснили, что это достаточно опасное предприятие, которое под видом наилучших доступных технологий внедрило у себя сжигание илового осадка, – продолжает Сергей. – У нас такие заводы действуют на всех трех очистных сооружениях Водоканала. Это требует строжайшего экологического контроля выбросов. По-хорошему, нужно установить датчики в трубах этих заводов. Кроме того, нередко ветер разносит по окрестным жилым кварталам облака сероводорода из бассейнов выдержки. В жару это воспринимается особенно тяжело, жители задыхаются».

Правда, администрация очистных заверяет активистов, что превышений предельно допустимых концентраций (ПДК) загрязнителей нет, а значит все в норме.

Быстро, недорого, а главное – чисто

Впрочем, возвращаясь к свалке, дело здесь, конечно, не только в вони и гари. Весь этот коктейль, состав которого никто не знает (ведь свалка несанкционированная, а значит никакого контроля за поступающими веществами и материалами – нет), отравляет не только воздух, но и почву и воду.

Между свалкой и многоэтажками – примерно в 100 м от границы свалки – расположены дачные участки, где люди выращивают «экологически чистые» фрукты и овощи. Вряд ли будет большой ошибкой предположить, что свалочный фильтрат вместе с грунтовыми водами доходит и до их огородов.

«Чиновники бездействуют уже несколько лет конкретно по этой свалке. Эта свалка известна с начала 2014 года», – продолжает Красимир. И всё это время активисты ей занимаются. Но только через четыре года, в 2018 году, когда к делу подключился «Красивый Петербург», свалку закрыли. В первый раз. Тем не менее, она периодически «открывается» вновь, и на нее продолжают свозить отходы.

Дорогу перегородили метровым валом и повесили табличку «Свалка мусора запрещена, штраф 20 000 руб»

«Мы здесь были полтора месяца назад. Свалка здесь была, но с тех пор появились «новообразования», – говорит Дмитрий Бойко – Это говорит о том, что, несмотря на все меры, про которые говорят, свалка живет, сюда продолжают свозить отходы. Почему нельзя поставить видеонаблюдение? На первой точке [которую посетили участники инспекции] раньше, полтора месяца назад были камеры, потом их сняли. Штук 20 камер повесьте – это недорого. Либо меры не принимаются сознательно, либо это преступная халатность. Видеокамера не стоит так дорого, как здоровье наших жителей».

Здесь больше делать нечего, едем на последний – третий объект. Это промзона за КАС «Лигово» между Горелово и Сосновой поляной. Территория разбита на множество участков и почти на каждом есть какие-то скопления мусора, рассказывает Красимир Врански. Кроме того, по словам Сергея Крупко, на многих из них мусор не только складируют, но и жгут.

Нас же интересуют не только эти участки, но и большая «дикая» свалка, расположенная за ними. Здесь нас встречают первые приятные вести. После одной из предыдущих общественных инспекций, прошедшей здесь в апреле, дорогу к ней перегородили метровым валом и повесили табличку «Свалка мусора запрещена, штраф 20 000 руб». Впрочем, по мнению участников инспекции, этой суммы недостаточно, чтобы полностью отвадить «черных мусорщиков».

Заглядываем на один участок через забор, и тут нас снова ждет приятный сюрприз. Раньше здесь была большая куча отходов, но теперь ее убрали. Участок вычищен идеально.

«Значит, инспекция работает», – подытожил Красимир.

Но тут до нас начинают долетать первые нотки беспокойства в виде сладковатого запаха разложения.

Идем дальше, выходим на ту самую несанкционированную свалку. По размерам она несколько уступает предыдущей, но назвать ее маленькой нельзя.

Тут и там на теле свалки проступает фильтрат черного цвета. Запах мертвых животных становится отчетливей. С одной стороны, вонь настолько плотная, всеобъемлющая и буквально осязаемая, что у некоторых участников инспекции начинаются рвотные позывы. К счастью, обошлось. Идентифицировать источник вони не удалось. Когда здесь ходишь, кочки, покрытые соломой, проседают и порой даже съезжают в сторону. Скорее всего, останки животных закопаны под ними.

С другой стороны, мы нашли отвал из медотходов. Трубки для капельниц, бутылки из-под физраствора, халаты, перчатки…

Остальное содержимое свалки – «классика»: строительный и бытовой мусор, покрышки, отходы какого-то резинового производства. Здесь также видны следы поджогов.

Разнообразные медицинские отходы

Больше ничего интересного мы не нашли и пошли обратно к машинам. Инспекция завершилась. По ее итогам были направлены очередные обращения в соответствующие органы. Общую ситуацию с загрязнением участники оценивают как чрезвычайную.

«Земли Красносельского района – территория субъекта федерации. Вы сами видите, какой уровень бездействия властей. И можете оценить, насколько халатное отношение к людям, которые здесь живут», – говорит Артём Алексеев.

Впрочем, проблема незаконных свалок характерна и для других частей города. Об этом рассказал Максим Леонов, координатор движения «Молодой Петербург».

«Могу сказать, что в Невском районе, во Фрунзенском районе это также же огромная проблема, потому что чиновники бездействуют, мусор не вывозится годами, копится, – рассказывает он. – Например, во Фрунзенском районе, напротив Витебской Сортировочной станции есть огромная свалка. На много гектаров. Она тоже стоит годами, нам рассказывают, что выделяют деньги на мониторинг, но только от этого мониторинга толку нет – как свозили туда мусор, так и продолжают. От этого страдают люди. Это не то, что мы пришли повозмущались – это все вред здоровью наносит. Ликвидировать нужно в экстренном порядке».

Сколько несанкционированных свалок сможете найти на этом снимке вы?

Во время инспекции нам встретились несколько человек, что-то собирающих в мусоре: кто-то искал доски – видимо, для дачного участка, кто-то – металл. Действительно, если бы в стране исправно работала система раздельного сбора и переработки отходов, из всего этого можно было бы извлечь огромное количество полезных ресурсов. Пока же эти ресурсы продолжают гнить и отравлять жизнь людям. А органы власти – бездействовать…

Источник

Интересное по теме