РАЗМЫШЛЕНИЕ О ЧЕЛОВЕКЕ И ЛЮДЯХ(Страница: 27)

Размышление о человеке и людях читать История людей в зеркале истории цивилизаций 27

Очевидно, что качественные ценности находятся в антагонисти­ческом противоречии с количественными. Столкновение двух сис­тем ценностей приводит к жестоким общественным катаклизмам и человеческим драмам. Если хитростью или предательством можно получить богатство, так сказать, в тысячу человекожизней, то за­чем нужны таланты, доблести и подвиги, дающие лишь некоторое приращение престижа? Возникает и другой вопрос: кто будет це­нить самоотверженную доблесть в обществе, ориентирующемся на собственность?

Вернувшись с войны, римляне обнаружили, что их Город при­надлежит другим людям, совсем другим, словно бы существам иной природы. Эти пришельцы смеялись над боевыми ранами ге­роев, заглушали их рассказы о подвигах циничным звоном монет, выживали их с родной земли, заселяли Италию рабами, попирали законы, подкупали магистратов, подвергали осуждению и изгна­нию лучшихполководцев. Мораль этих людей характеризует вы­сказывание Гая Верреса, наместника Сицилии. Он с вызывающей откровенностью сознался на суде в своих злодействах и при этом выразил уверенность в полной своей безнаказанности. «В первый год, пока я еще не освоился в провинции, я воровал для себя, – объ­явил он, – во второй год – для судей, а в третий, когда уже нечего было терять и можно было действовать открыто, – воровал для вы­сокопоставленных покровителей». Наверное, судей весьма вдохно­вило это заявление, особенно тех из них, кто мог выступать одно­временно в роли судей и покровителей.

Любопытным образом древность пересекается с современно­стью. Невольно вспоминается сегодняшняя история:

  1. Подсудимый, почему вы выступаете без адвоката? – строго вопрошает грозный судья.

  2. Ваша честь, адвокат отказался от меня, когда узнал, что я дей­ствительно не крал этих проклятых пяти миллионов.

Кстати, Веррес все-таки был осужден, но только потому, что его обвинителем был Цицерон, не только лучший оратор, но и лучший детектив античности. Однако, чтобы понять, каких усилий это ему стоило, достаточно сказать, что ради спасения Верреса на высшие государственные посты были избраны угодные ему люди, те самые, для которых он трудился весь третий год своего наместничества.

Суд над Верресом проходил приблизительно век спустя после рассматриваемых нами событий, но это не меняет сути дела. В ин­тересующее нас время процесс замены ценностей только набирал ход, и поэтому новая мораль рядилась в старые одежды. Так, например, Катон Старший, будучи на деле могильщиком римской нравственности, на словах являлся ее ярым защитником, и, между прочим, в качестве такового вошел в историю. Однако, доля лице­мерия в разные века различна, но сущность бизнеса одна. «Делай деньги, остальное дребедень», – поется в песенке из мультфильма, которую охотно исполняет сегодняшняя молодежь.

Истинный предпринимательский талант всюду проявляет себя точно так же, как шило в мешке. Уж насколько, казалось бы, скуд­на для подобных импровизаций должность палача, кроме того, она и сама по себе дает возможность восторжествовать над людьми. Однако греческие исполнители судебных приговоров смогли сде­лать эту профессию весьма доходной. Приходит, например, палач к родителям приговоренного к казни и объявляет: «Если вы, уважае­мые граждане нашего демократического полиса, не дадите мне круглое количестве драхм, завтра я возьму зазубренную секиру и буду не рубить, а пилить шею вашего сына». Естественно, этот предприимчивый человек получал желаемое и возвращался после такого визита состоятельным, уважаемым гражданином. В Афинах у палачей не было секиры. Однако топор, меч или настой цикуты – это все только различные формы, а содержание одно. Можно по­дать жертве разбавленный яд, а когда ее начнут корчить судороги, потребовать платы за добавку, необходимую для нормальной, ско­ротечной смерти. Следствие – увеличение богатства и повышение веса в обществе.

Интересное по теме

Leave a Comment