РАЗМЫШЛЕНИЕ О ЧЕЛОВЕКЕ И ЛЮДЯХ(Страница: 34)

Размышление о человеке и людях читать История людей в зеркале истории цивилизаций 34

Римляне тогда переживали как раз такой переходный период, и на крутом изломе государства масса его граждан распалась на причудливый спектр лиц и характеров. Герои и антигерои всех видов и уровней каждый день сходились на Форум или в сенат­скую Курию на очередной раунд бесконечной политической схватки. Здесьвстретились все времена и народы, в мозаике рим­ской толпы можно было разом узреть портрет всего человечества, безмерно восхититься, впасть в отчаянье, испытать ужас или чу­довищное отвращение.

О Крассе уже говорилось. В его лице в чистом виде представлен тип грязной личности. Его можно считать цельной натурой, закон­ченным дельцом, однако эпоха несколько отстала в деградациинравов и не готова была в полной мере вместить в себя этот стяжа­тельский талант. Римляне наряду с деньгами все еще ценили славу и власть законных магистратур. Правда, если прежде власть упот­ребляли на завоевание славы и уважения народа, то теперь она все более использовалась для наживы и достижения еще большей вла­сти. Тем не менее, непомерного богатства Крассу не хватало для того, чтобы стать первым лицом Рима. Он знал все о деньгах и их кислотном воздействии на людские души. Он умел управлять ра­бами, ссоря их друг с другом, создавая конкуренцию, благодатную для бизнеса атмосферу всеобщей подозрительности, слежки, пре­дательства. Столь же эффективно, как в личном хозяйстве, Красс управлялся с предпринимателями всего Средиземноморья. Однако бизнес еще не был абсолютным владыкой общества. Поэтому Крассу пришлось вкладывать деньги в политику, чтобы посредст­вом заговора обрушить обветшалый свод государства и из его об­ломков смастерить себе нечто вроде трона, но безуспешно. Ему не доставало военной славы. Он победил Спартака, однако этого было мало, чтобы соперничать с Помпеем Великим. В погоне за военной славой Красс и сложил свою голову к стопам парфянского царя, а заодно принес в жертву несколько десятков тысяч солдат из числа сограждан, голосовавших за этого консула. Его голову парфяне действительно бросили на потеху царю в театре во время представ­ления греческой трагедии, а обезглавленное тело долго таскали колесницей по пыльной азиатской степи.

Самым наглядным примером противоречивости характеров лю­дей той эпохи является Помпей Великий, не понятый историками до сего дня именно потому, что его тщатся оценить в отрыве от противоречий своей эпохи.

Гней Помпей с юных лет служил в войске своего отца и в отли­чие от него был любим солдатами. Во время гражданской войны он, не имея никаких государственных полномочий, только за счет личного авторитета собрал немалое войско и выступил на стороне Суллы, возглавлявшего консервативные силы Республики. Однако он присоединился к полководцу не раньше, чем выиграл несколько битв. Поэтому Сулла был вынужден приветствовать его стоя и в дальнейшем считаться с ним. Позднее Помпей добился триумфа, причем, требуя этой официальной в Риме почести, пригрозил все­сильному диктатору составить ему конкуренцию. «Имей в виду, больше людей поклоняется восходящему солнцу, чем заходяще­му», — сказал он. В дальнейшем Помпей многократно получал экс­траординарную власть от сената для выполнения каких-либо особых поручений в сложных для государства условиях. Он всегда блестяще справлялся с любыми делами, будь то война с Митрида- том или пиратами, хозяйничавшими на Средиземном море, пока римляне были заняты междоусобицей, либо обеспечение продо­вольствием разоренной войнами Италии. Так он стал первым чело­веком государства, не являясь, однако, даже сенатором, Но его сла­ва принципиально отличалась от славы героев былых эпох. Во вре­мена расцвета Республики народ, даря свою любовь победоносным полководцам, в равной мере радовался и за них и за себя, посколь­ку их победы были общими, лидеры были едины с массами, по крайней мере, в плане внешней политики. Помпей же держался особняком, стоял вне общины. Он сражался будто бы за Суллу, по­том за сенат, но по существу каждый раз за самого себя. Даже три­умф он получил, будучи частным человеком, тогда как по законам и согласно традициям триумфатором мог быть только магистрат в ранге претора или консула. Слава Помпея носила частный харак­тер, но и сам он и сенат делали вид, будто не понимают этого, и продолжали заигрыватьдруг с другом. А плебс и впрямь ничего не понимал, поскольку с отчуждением от государства лишился граж­данского сознания. Однако в глубине души Помпей оставался рес­публиканцем, он хотел быть первым среди равных, а не господи­ном над рабами. Ему нравилось, когда его, шествующего по Ита­лии во главе войска, встречала толпа счастливых простолюдинов, а девушки осыпали цветами, он любил похвалы друзей, любил полу­чать подарки, но еще больше — одаривать других. Он предпочитал проявления искренних чувств, а не навязанное силой почитание. В то же время Помпей не желал бесследно раствориться в сенатской массе. Обретя гигантский политический вес личными заслугами, он никак не мог реализовать его в рамках традиционных государст­венных порядков, тем более что измельчавшие душою сенаторы завидовали ему, боялись его, и старались оградиться от него. Не собираясь превращаться в тирана, Помпей не мог принять и участь рядового гражданина. Поэтому он чурался независимых личностей, последовательных республиканцев, которые свои принципы стави­ли выше его авторитета, и вынужден был довольствоваться окру­жением льстецов, которых почитал за порядочных людей на том основании, что они говорили ему сладости. Но, как известно, лесть-это агрессия на коленях, и в конце концов Помпей попал под влияние лиц, несших разрушительный потенциал, и был втянут ими в процесс развала Республики. Позднее он прозрел и пытался выправить положение, но было уже поздно.

Интересное по теме

Leave a Comment