РАЗМЫШЛЕНИЕ О ЧЕЛОВЕКЕ И ЛЮДЯХ(Страница: 35)

Размышление о человеке и людях читать История людей в зеркале истории цивилизаций 35

Будучи первоначально оцененным по своим личным достоинст­вам, Помпей оказался введенным в заблуждение относительно свойств общества, в котором он жил. Ему было невдомек, что каче­ственные оценки в Риме уже уступили главенство количественным, и его собственный пример являлся исключением, а не правилом. Поэтому он мнил лучшими людьми тех, кто находился на верху социальной иерархии. Помпей верил в доблесть сенаторского и всаднического сословий, верил в свое государство. Проблемы, с которыми ему приходилось сталкиваться, казались ему следствием злонамеренной зависти отдельных испорченных сенаторов. Лишь на исходе жизни, когда социальная буря встряхнула общество, со­рвала с людей маски и обнажила их безобразную суть, он прозрел. Сначала Помпей столкнулся с расчетливым предательством того, кого считал другом, потом в ходе войны с этим самым другом уви­дел, сколь никчемна и мелочна римская знать, а в Фарсальской битве ему открылась трусость всаднического сословия. Только то­гда он понял, что римляне проиграли битву не Цезарю с его галль­скими и германскими наемниками, а самим себе, своим порокам, исподволь поразившим их сознание и характер. Именно ввиду это­го всеобъемлющего, глубинного разочарования в самих основах римского мира опытный и всегда побеждавший полководец поки­нул поле Фарсальского сражения.

Пример Помпея показывает, что даже очень талантливый чело­век положительной для общества направленности интересов не может найти себе места в распадающемся социуме и при благих стремлениях лишь усугубляет ситуацию.

Индивидуализм болезнетворным червем гнездился в сердцевине характера этой личности и лишал ее цельности. Поэтому и закон­ченные индивидуалисты и последовательные республиканцы счи­тали его чужаком. «Я знаю от кого бежать, но не знаю – к кому», – говорил Цицерон, оказавшись перед выбором: примкнуть ли к Це­зарю или к Помпею. «Если победит Цезарь, я умру, если – Помпей, уйду в изгнание», – заявил Катон перед решающим сражением гражданской войны.

Другим носителем подобного «полуфабрикатного» сознания, порожденного раздвоением ценностей в обществе, является Марк Туллий Цицерон. Этот человек больших дарований, доброго нрава и безусловно преданный государству, к недостаткам которого можно было отнести разве только чрезмерное тщеславие, впрочем, весьма безобидное, также не сумел стать спасителем Республики. Хуже того, он нередко служил инструментом в руках разрушительных сил. Цицерон не хотел видеть антагонистических противоре­чий своего времени и пытался примирить противоположности, све­сти вместе добро и зло, коллективное с индивидуалистским.Он выдвинул девиз «согласие сословий», и последовательно проводил в жизнь политику компромиссов. Компромиссы не были следстви­ем его трусости или слабости характера, как считают многие исто­рики, они являлись его принципом. Причем, с заведомо враждеб­ными Республике силами он на сделки не шел, а старался найти контакт с теми политическими фигурами, в которых предполагал наряду с отрицательным также и созидательный потенциал.

Интересное по теме

Leave a Comment