РАЗМЫШЛЕНИЕ О ЧЕЛОВЕКЕ И ЛЮДЯХ(Страница: 40)

Размышление о человеке и людях читать История людей в зеркале истории цивилизаций 40

С того дня Катон поставил себе целью не допустить появления в Риме новых Сулл и начал готовить себя к соответствующей дея­тельности. Как сказал о нем Сенека, он сражался не за тем, чтобы быть свободным, а для того, чтобы жить среди свободных. Сулла реализовывал свои амбиции через войско и террор, Помпей – через славу, Цезарь использовал войско и деньги, Цицерон направлял свои таланты в политику и красноречие. Катон должен был найти собственное оружие, которое могло бы успешно противостоять и деньгам, и войску, и непомерному авторитету отдельных лиц, и двуличной риторике. Он обрел такое оружие. Катон узрел общест­венное зло в порче нравов и решил победить порок нравственно­стью. Для того, чтобы морально воздействовать на других, он прежде всего должен был сам стать воплощением морали, ее источни­ком. Честность отвечала его жизненным установкам и воспитанию, теперь же она стала для него смыслом жизни.

Многие современники Катона, как и люди последующих циви­лизаций на стадии их упадка, не могли понять и принять эту цель­ность характера именно в силу своей собственной раздвоенности. Катон представлялся им некой идеализированной абстракцией. «Где-то он должен был схитрить или украсть», – думали они, и это позволяло им снисходительнее относиться к самим себе. Такое ли­цемерное средство самооправдания подобно темным очкам, кото­рые надевают, чтобы увидеть солнце тусклым и маленьким: увы, кротовые души страшатся яркого света. Тем не менее, приведем некоторые пояснения. Задумаемся, мог ли, скажем, тот же Красс на какой-нибудь пирушке забыться до такой степени, чтобы при игре в кости поставить все свои богатства против грошового перстня простолюдина? А мог лиЦезарь, увлекшись какой-либо галльской пленницей, в угоду ей отказаться от всех своих завоеваний и, соот­ветственно, от перспектив на будущее? А как выглядел бы совре­менный спортсмен, тридцать лет шедший к олимпийскому старту и напившийся в стельку накануне решающего состязания? Все это представляется абсурдом. Так почему же кто-то полагает, будто в отличие от стяжателя и властолюбца Катон мог погубить дело всей своей жизни из-за позыва мелочной слабости?

Честность Катона являлась его войском, его богатством, славой, той силой, которой он преобразовывал мир. Причем, его честность была зрячей и сознательной, она зиждилась на фундаменте передо­вой философии того времени. Именно Катон прославил в веках стоическое учение, своим примером он материализовал и сделал крылатым выражение «жить по-стоически».

Будучи в низшей сенаторской должности квестора, Катон зани­мался государственной казной и за год сумел резко оздоровить фи­нансовое состояние государства. Он объявил войну коррупции, оч­ковтирательству, фальсификации и победил, хотя ему противо­стояли могущественные в Риме люди. Много раз его запугивали, пытались шантажировать или запутать в бухгалтерских джунглях. Однако, поскольку он добросовестно и честно выполнял свои обя­занности, противникам не за что было зацепиться, он был неуяз­вим. Отбив наскоки врагов, Марк перешел в контрнаступление и развернул кампанию против пособников Суллы. Он взыскал с них деньги, выплаченные диктатором за убийство сограждан, а самое главное, такими действиями подверг их моральному осуждению,после которого они стали предметом открытой ненависти и гоне­нийсо стороны общественности. «Катон придал квестуре консуль­ское достоинство», – говорили в Риме.

Интересное по теме

Leave a Comment