РАЗМЫШЛЕНИЕ О ЧЕЛОВЕКЕ И ЛЮДЯХ(Страница: 41)

Размышление о человеке и людях читать История людей в зеркале истории цивилизаций 41

В звании военного трибуна молодой Катон командовал легио­ном на Балканах и сделал свое подразделение лучшим в армии. Он не только усилил его боеспособность, но и излечил солдат от раз­врата и мародерства, повысил их интеллект. Они охотно слушали его философские речи.

Устраивая традиционные представления и угощения народу, Катон приучил избалованный столичный плебс ценить искусство и истинное человеческое общение больше денежных подарков и до­рогих яств. В то время народ предпочитал его общественные меро­приятия самым помпезным и дорогостоящим шоу своих былых любимцев.

Так уже в самом начале своего пути Марк Катон показал, что законы Республики начинают эффективно действовать, едва только люди снимают с себя оковы корысти и возвращаются к своему ес­теству, он доказал силу философии и нравственности. Казалось, будто реализовалась заветная мечта Платона о мудреце у власти.

Но, увы, все успехи Катона были кратковременными. Мораль по­кинула римлян ввиду объективных экономических и политических условий эпохи. Поэтому даже необыкновенный нравственный талант Катона мог направлять людей на путь истины лишь до тех пор, пока они видели его перед собою. Они были подобны зрителям в театре, которые сладко плачут над высокими страданиями героев на сцене, а по возвращении домой злобно грызутся из-за хлебной корки.

Агрессивность в обществе нарастала, и антиреспубликанские силы под прикрытием демократических лозунгов стали прибегать к открытому насилию. Но Катон добивался побед и в этих условиях. Когда наемники Цезаря изгоняли неугодных политиков с форума дубинами и камнями, они терялись перед стоической сосредото­ченностью Катона и в замешательстве отступали перед ним. Его силой стаскивали с трибуны и волокли по мостовой, а он продол­жал держать речь к народу, и это оказывало на людей большее впе­чатление, чем деньги Цезаря или кинжалы ветеранов Помпея. Лишь после того, как все антиреспубликанские силы объединились и стали действовать откровенно противоправными средствами, имудалось преодолеть сопротивление. Но это уже означало граждан­скую войну, в которой так или иначе погибли все действующие лица тех событий.

В какой-то период жизни Катон понял, что его дело обречено нанеудачу, но не из-за предательских происков денег Красса или раз­рушительной силы наемного войска Цезаря, а потому, что ему не на кого опереться. У Республики уже не было граждан. Ее населяли владельцы дворцов, вилл, рабов и денег, авантюристы, промотав­шие отцовские состояния и жаждущие дворцов, вилл, рабов и де­нег, готовые на все наемники, плебс, поглощающий даровой хлеб, кровавые зрелища и продающий голоса на выборах. Все это были паразиты, разъедающие чрево больного государства. Единствен­ным классом, реально заинтересованным в сохранении республи­канского правления, оставались сенаторы. Однако они сделались придатками своих богатств, масштаб их личностей сократился до размеров частной собственности, и они уже не могли объять все государство. Они не мыслили себя хозяевами всей Республики, как то было с их отцами и дедами. Нравственный пример Катона лишь на краткий миг озарял тусклые души этих людей, подобно воспо­минаниям молодости, проносящимся сладостным видением в уга­сающем сознании дряхлого старца. Их высокого порыва хватало лишь на то, чтобы восхищаться Катоном, но не идти за ним.

Интересное по теме

Leave a Comment