РАЗМЫШЛЕНИЕ О ЧЕЛОВЕКЕ И ЛЮДЯХ(Страница: 44)

Размышление о человеке и людях читать История людей в зеркале истории цивилизаций 44

«Народу много, а людей нет, – говорил философ Диоген и, про­бираясь белым днем с зажженным фонарем в руках сквозь город­скую толпу, возвещал: «Ищу человека». – Чудовищный приговор! История не знает более жестокого и горького упрека людям, за­бывшим о самих себе и подчинившимся вещам.

Верно определив, что пороки и несчастья приходят к людям че­рез неразумные потребности, которые деформированной психоло­гией вырождающегося общества возводятся в ранг главных целей и удовольствий жизни, греческие философы, тем не менее, не сумели отделить искусственные потребности, привнесенные в мир людей из хлама вещей, от естественных, духовных ценностей.

Киники, например, отрицали все подряд: и материальные богат­ства, которые искажают взаимоотношения между людьми, выхо­лащивают их жизнь, и богатство человеческого общения, радости совместного созидания. Чем меньше желаний, тем меньше связей, тем свободнее человек! – решили они, не подумав при этом, что идеальной свободой при таком подходе будет смерть, действитель­но избавляющая от всяческих связей. Абсолютизировав свободу, киники лишились доброго и злого и как бы самоустранились из общества и жизни. Не имея возможности преобразовать мир, они преобразовали свои взгляды и оценки, а это явилось своего рода приспособленчеством. По сути, философия кинизма была лишь бегством от жизни, трусостью пред социальными бедами, безволь­ным протестом самоубийцы.

Стоицизм, при такой же резкой критике пороков зашедшей в тупик цивилизации, какая проводилась киниками, все же не отвер­гал целиком общественную жизнь и государство. Идеология стои­ков казалась будто специально созданной для всех оскорбленных и несправедливо изгнанных. Мыслящие люди той эпохи и впрямь чувствовали себя изгнанниками в опьяненном жаждою наживы обществе, где жизнь проходила в хмельном чаду разнузданной вак­ханалии алчности.

В идейном противостоянии чуждому обществу стоик взрастил в себе высокий дух и во всех житейских невзгодах находил опору в самом себе, он умел довольствоваться собою, что делало его не зависимым от окружающих условий. Стоик постиг космическую муд­рость, и все желания, влечения и удовольствия обывателей виделись ему ничтожными. Он не отрицал таких ценностей как сила, здоровье, стремленье к продолжению рода, любовь к детям, но смотрел на них свысока, считая животными ценностями, поскольку они присущи и животным. Истинно же человеческим качеством, в его понимании, является способность различать добро и зло и, исходя из этого, ис­полнять свой долг, который состоит в том, чтобы жить в согласии с природой. Все человеческие страсти, по мнению стоиков, порочны, так как порочна всякая неумеренность, нарушающая плавность все­ленского движения. Стоик, на первый взгляд, выглядел сильной, са­модостаточной личностью, осененной знанием высшего смысла бы­тия. Его не способны были вывести из равновесия беды и радости человеческого муравейника, ибо душа его парила высоко над землей и касалась лучей божественного разума.

Интересное по теме

Leave a Comment