РАЗМЫШЛЕНИЕ О ЧЕЛОВЕКЕ И ЛЮДЯХ(Страница: 46)

Размышление о человеке и людях читать История людей в зеркале истории цивилизаций 46

В отношении к существовавшему тогда обществу и господство­вавшим в нем ценностям Эпикур в принципе разделял свойственную всем мыслящим людям позицию неприятия и отторжения. Идол зо­лотого тельца, столь любезный нраву маленьких людей, вызывал у него такое же презрение, как и у стоиков и киников. Он отлично по­нимал чужеродность денежного критерия человеческой природе. «Если вы хотите сделать Пифокла богатым, — то не прибавляйте ему денег, а убавьте его желания», — говорил он об одном из своих зна­комых. «Беден не тот, у кого мало чтоесть, а тот, кто хочет иметь больше, — пишет Сенека, пересказывая и развивая мысль Эпикура. — Разве ему важно, сколько у него в ларях и закромах, если он зарится на чужое и считает не приобретенное, а то, что надобно еще приоб­рести? Ты спросишь, каков предел богатства? Низший — иметь необ­ходимое, высший — иметь столько, сколько с тебя довольно». Сенека приводит и другие высказывания Эпикура на эту тему, например: «бедность, сообразная закону природы, большое богатство»; «Кому не кажется верхом изобилия то, что есть, тот останется бедняком, даже сделавшись хозяином всего мира»; «Если в жизни ты сообразу­ешься с природой, то никогда не будешь беден, а если с людским мнением, то никогда не будешь богат»; «Многие, накопив богатство, нашли не конец бедам, а другие беды».

Итак, Эпикур, как и философы других школ, не мог и не желал жить в кротовом мирке стяжательства. Он пребывал вне государст­венных дел и философствовал с друзьями в скромном доме с садом, который впоследствии прославился проходившими там диспутами

  1. «Сад Эпикура». Будучи последовательным материалистом, Эпи­кур не мог, подобно стоикам, утешаться грядущим даром Вселен­ского разума, и отвлеченно мудрствовать, взирая в небеса. Он дол­жен был найти смысл жизни на земле, и узрел его в стремлении к счастью, блаженству. Термины «счастье» и «блаженство» сразу недобро возбудили человеческую моль, порхающую по поверхно­сти жизни, которая, словно на свет лампочки, слетелась на имяЭпикура и заслонила его мысли для многих людей. На самом деле философ под блаженством понимал независимость от страстей и страхов, основанную на познании мира, и следование природе.

Надо признать, все это созвучно нашим рассуждениям и хоте­лось бы согласиться с Эпикуром, вот только природу человека он выводил не из общества, которое в его время окончательно дегра­дировало, а, наоборот, из условия отстранения от общества. Поэто­му в итоге его постигла участь, отведенная им богам. Объявив бо­гов абсолютно счастливыми существами, Эпикур тем самым устра­нил их из мира. Они же наказали его за непочтительность, уготовив его «безмятежному счастью» ту же судьбу небытия. Неспроста впоследствии Лукреций называл богом самого Эпикура. Кстати сказать, судьба обошлась с ним цинично и жестоко: он, учивший не страшиться смерти, умер в жестоких мучениях от тяжелой болезни.

Впрочем, Эпикур сам ощущал ущербность счастья автономной личности, поэтому на деле стремился возродить человеческое об­щение, свободное от корысти, в кругу своих учеников. «Каждый из нас для другого стоит битком набитого театра», — говорил он, тем самым выражая значимость общения.

Интересное по теме

Leave a Comment