РАЗМЫШЛЕНИЕ О ЧЕЛОВЕКЕ И ЛЮДЯХ(Страница: 66)

Размышление о человеке и людях читать История людей в зеркале истории цивилизаций 66

Все это нагромождение искусственных чувств, надуманных «ис­тин», фальшивых талантов, важничающих пустословов, гордящихся убийц, нарисованной красоты, вся эта размалеванная богатством в пестрые цвета серость предстала утреннему взору пресытившегося роскошью Валантена. Теперь, когда он смотрел на этот мир не снизу вверх, как раньше, а видел его изнутри, обман рассеялся. Валантен с ужасом осознал, сколь чудовищна такая растрата жизни. И шагрене­вая кожа, физически выражавшая взаимосвязь между губительными желаниями и жизненными силами, показала ему, сколь велика поте­ря, сократившись в размерах после пиршества. «Круг ваших дней, очерченный этой кожей, будет сжиматься соответственно силе и числу ваших желаний», – было сказано ему, когда он впервые взял в руки талисман. «Человек истощает себя безотчетными поступками, – из-за них-то и иссякают источники бытия».

«Я ничего лучшего не нашел, как изнурить себя в наслаждени­ях, – поучал некогда молодого Валантена вездесущий Растиньяк. – Погрузившись в глубочайший разгул, ты убьешь свою страсть. или самого себя. Это длительное самоубийство». И вот теперь Валантен по-настоящему проник в суть этих слов, прочувствовал их всем своим существом и даже кожей. шагреневой кожей, ко­торая подстерегала каждое желание и зловеще уменьшалась, гип­нотизируя его взор неумолимо надвигающейся бездной.

Валантен оказался в тупике. Созидательная жизнь не принималась обществом, отторгалась и осмеивалась, а то, что ценилось, являлось лишь «длительным самоубийством». Оказавшись лишенным каких- либо ориентиров и целей, Валантен впал в глубокую апатию. У него не осталось ничего, кроме тупого, животного страха смерти. Часами и днями он неподвижно сидел в кресле и завороженно смотрел на «грозный талисман», висящий на стене. «Шагреневая кожа стала для него чем-то вроде тигра, с которым приходится жить в близком сосед-

168 стве под постоянным страхом, как бы не пробудить его свирепость».

А ведь у каждого человека есть своя «шагреневая кожа», только не каждый может ее видеть, и потому он не слышит шагов смерти, ежеминутно крадущейся к нему. Но Валантен видел и слышал, од­нако ничего не мог поделать. Он с ужасом наблюдал, как тает его жизнь, и не знал пути, на котором его усилия могли бы принести нетленные плоды, придающие человеку бессмертие, осеняющие смыслом его существование. Не совладав с жизнью, он пытался спрятаться от нее, затаиться.

Сбылось предсказание одного из его друзей. «Богатство скоро наскучит тебе, поверь, – сказал он Валантену, когда на того свали­лось наследство, – ты заметишь, что оно лишает тебя возможности стать выдающимся человеком». И вот теперь: «Мир принадлежал ему, он все мог – и не хотел уже ничего». В ответ на заявление уст­роителя пира, что «для миллионеров нет ни эшафота, ни палачей», Валантен сказал: «Да, они сами себе палачи!»

Когда шагреневая кожа выявила тщетность его попыток спря­таться от смерти и сделалась совсем маленькой, он встрепенулся и решил привлечь на помощь науку и технику. Он показал талисман ученым различных направлений, выслушал много мудрых речей и обрушил на зловещую кожу всю техническую мощь своего века. Однако эту ослиную кожу не брали ни пламя, ни химические реак­тивы, мощнейший пресс лопнул и разлетелся на куски при столк­новении с нею. Она была тверже камня, прочнее металла и лишь в руках самого Валантена обретала упругость и мягкость обычной кожи. «Бессилие механики и огня не удивляло его; но гибкость ко­жи, которую он ощутил, когда взял ее в руки, а вместе с тем несо­крушимость, которую она обнаружила, когда все находившиеся в распоряжении человека разрушительные средства были направле­ны против нее, – вот что приводило его в ужас». Увы, судьба под­властна лишь самому человеку, техническими средствами ее не исправишь, как не исправишь техникой и саму личность. Обратил­ся Валантен и к врачам, но эти карикатуры на ученых мужей лишь усугубили его отчаянье.

Интересное по теме

Leave a Comment