РАЗМЫШЛЕНИЕ О ЧЕЛОВЕКЕ И ЛЮДЯХ(Страница: 12)

Размышление о человеке и людях читать Диалектика коллективного и индивидуального отбора как причина цикличности в судьбах общественных образований 12

Однако справедливость животных зиждется на страхе и подчи­нении силе, это всего лишь стайный инстинкт, тогда как люди вы­работали сложную многоуровневую систему оценок и овладели ею настолько, что превратили этот изощренный механизм в интуицию.

Итак, главные члены общины наращивали свое достояние за счет добычи, в одних случаях это делало их еще более рьяными защитниками общественных интересов, но в других – производило обратный эффект. Вдруг менялись интересы этих людей, менялись и сами люди, соплеменники переставали их узнавать. В чем тут дело?

Вспомним о единстве материи, которое предполагает и общ­ность основополагающих законов ее движения (преобразования).

Каждый человек на своем веку обязательно становился свидете­лем такой ситуации, когда кто-то из его знакомых, получив власть или разбогатев, предавал друзей, отворачивался от родственников, начинал презирать тех, кого раньше любил, и преклоняться перед теми, кого прежде презирал. То есть стремительно, на глазах про­исходила трансформация личности. Объясняется это следующим образом. Как власть, так и деньги или собственность вообще, несут в себе социально-значимый потенциал. Если этот внешний потен­циал не превосходит собственного значения личности, то человек управляет им, оставаясь самим собою. Когда же личность оказыва­ется мельче, чем обретенная ею внешняя социальная энергия, то наоборот, она сама подчиняется ей, то есть человек становится за­ложником своего должностного кресла или богатства.

Многие первобытные вожди не выдерживали испытания богатст­вом и славой и теряли свое лицо. А их дети, получая по наследству знаки общественного престижа, и вовсе не были способны совладать с ними. Следовательно, эти люди выпадали из жестких рамок, которые формировали и создавали человека, значит, и сами они были другими.

Избыток социальной энергии в преуспевающем сообществе по­родил новый вид человека – человека корыстного. Прежде коллек­тивы физически не могли прокормить этих общественных парази­тов, но на новой стадии развития могучие государства позволили себе роскошь заводить и холить мясистых трутней. Благоденствие этих декоративных существ, избавившихся от общественных обя­занностей, служило примером для подражания другим членам об­щины. Теперь уже не все индивиды стремились стать героями, многие соглашались удовольствоваться самой наградой без хло­потной и опасной службы на общее благо. Тайком от других они старались развернуть свой вектор перпендикулярно оси общест­венных интересов в направлении индивидуализма. В бою они дава­ли волю ногам, а при разделе добычи – рукам, как выразился Катон Старший. С внедрением в систему поощрений предметов собст­венности это стало нетрудно. Нельзя украсть у другого человека и присвоить себе его ум, талант, общественные заслуги, но зато мож­но присвоить чужую собственность, чужие деньги, ибо на них не написано, кто их создал.

Когда людей оценивали по их непосредственным качествам и конкретным делам, соблюдалась справедливость – награда всегда находила своего единственного и неповторимого героя. Но когда наряду с качественными оценками в обществе получили распро­странение количественные – оценки по количеству собственности, по богатству, справедливость начала сдавать свои позиции. Коли­чество безлико, оно может принадлежать кому угодно.

Интересное по теме

Leave a Comment