Тигр в холодильнике

Вьетнам известен своей экзотической фауной. Но браконьеры ставят под угрозу многообразие животного мира этой азиатской страны: вымирающие виды оказываются на столе, в аптеке или в саду — как символ престижа

Запертая в клетке и зализывающая свои раны самка леопарда пробуждает скорее сочувствие, чем страх. При всем том жизнь обошлась с ней еще достаточно мягко: ее хотя бы не подстрелили браконьеры. Не всем ее сородичам удается избежать такой судьбы.

В прошлом месяце восемнадцатикилограммовую самку леопарда в районе
китайской границы спасли вьетнамские пограничники, и теперь она пребывает в
специальном ветеринарном центре в Ханое. Там она живет вместе с бурыми
медведями, гиббонами, мартышками и другими животными, которых удалось
спасти из вьетнамских ресторанов, аптек и сувенирных магазинов. Самка
леопарда могла принести браконьерам 70 млн донгов, это примерно 3500
евро.

По данным защитников окружающей среды, Вьетнам — это оазис торговли дикими
животными. «Спасенные животные — это только верхушка айсберга», — говорил
Эрик Каулл, представитель Всемирного фонда защиты дикой природы (WWF) в
регионе. Примерно 3000 тонн диких животных — как живых, так и в виде
разделанных туш — ежегодно ввозятся или вывозятся контрабандным путем из
коммунистической страны, говорит Нгуэн Ван Сон, ректор
сельскохозяйственного университета в Ханое. Проблема заключается в том, что
зарплаты таможенников настолько низки, что их нетрудно подкупить.

Половина незаконно пойманных животных предназначается для местного
потребления — вьетнамцы гордятся своими традиционными блюдами. «Можно есть
все, что стоит на четырех ногах — вплоть до стола. Можно есть все, что
живет в океане — вплоть до подводных лодок. Можно есть все, что летает на
небе — вплоть до самолетов», — гласит популярная поговорка. В дело идет не
только мясо, но и кожа, уши, шкура и зубы животных. Потребители продуктов,
получаемых из экзотических живых существ, надеются обеспечить себе таким
образом долгую жизнь, мужскую силу и избавление от всевозможных болезней.

Миллионы за тигра

Некоторые платят миллионы, чтобы раздобыть тигра, рассказывает Сулма Варне
из организации Traffic. «Приобретение мяса тигра показывает, что вы
состоятельный человек, — говорит он. — Торговля этим продуктом нелегальна и
заполучить его трудно». Аналогичного мнения придерживается Эдвин Вик из
индонезийского фонда защиты орангутангов. Он говорит: «Есть люди, которым
мало иметь «Феррари». Они хотят, чтобы у них в саду жил еще шимпанзе или
орангутанг, тогда они что-то да стоят». Вику недавно удалось вернуть в
родные вьетнамские леса двух обезьян.

Чуть больше десяти лет назад биологи открыли для себя леса Вьетнама: в 1992
году ученые натолкнулись на лесную корову саола, самое крупное
млекопитающее, обнаруженное в течение последних 50 лет. С тех пор также был
открыт один вид носорога, который считался вымершим, три вида оленей, 63
вида позвоночных животных, обитающих на суше, и 45 видов рыб.

Теперь перед учеными стоит задача каталогизировать свои открытия до того,
как они снова исчезнут. С географической карты Вьетнама уже пропало 300
видов животных, примерно ста видам угрожает та же судьба. В сегодняшнем
Вьетнаме насчитывается всего по паре сотен тигров, диких слонов и меньше
десятка носорогов.

Ханой запретил охоту на диких зверей еще в 1975 году и подписал различные
международные договоры об их защите. Но этот запрет остался на бумаге.
Доходы от нелегальной торговли в 30 раз выше, чем затраты на борьбу с
браконьерством. До тех пор пока существует такой спрос, богатая природа
страны, скорее всего, будет уничтожаться. «Вьетнам за последние 15 лет
прославился открытиями новых видов животных. В будущем он может снискать
печальную славу их истребителя», — выражает свое сожаление Эрик Каулл из
Всемирного фонда защиты дикой природы.

Интересное по теме

Leave a Comment