Яд — привычный рабочий материал

Биологи Тольяттинского института Экологии Волжского бассейна проводят уникальные исследования по определению токсичности змеиных ядов. Ученые поставили себе задачу – доказать, что лекарства из ядов местных змей более эффективны для жителей нашей области, чем те, что получены от змей из других регионов. Это, кстати, единственные в мире такие исследования.

Ученые – серпентологи не вздрагивают при слове яд, как многие другие люди. Он не ассоциируется у них ни с детективами, ни с убийствами королей. Для них это привычный рабочий материал, секрет слюнной железы ядовитых змей. Все летние месяцы тольяттинские биологи занимаются отловом змей и сбором яда. В Самарской области интерес серпентологов вызывают только гадюки, других ядовитых змей здесь нет. А вот в других регионах с более разнообразной фауной змееловы охотятся за кобрами, гюрзами, щитомордниками и гремучниками. Взяв у животного каплю ядовитой жидкости, ученые отпускают его на волю. Практически все змеи на территории стран СНГ сегодня занесены в Красную книгу. Зимой весь собранный материал обрабатывается, консервируется и, если есть средства, изучается. К настоящему моменту тольяттинцам удалось проанализировать все имеющиеся у них яды на токсичность. Опыты проводились на мышах. Биологов интересовало, насколько яды, полученные от змей, обитающих в разных местах, отличаются друг от друга. Ведь в каждом регионе змеи охотятся за разной добычей, поэтому состав ядов у пресмыкающихся одного вида, но живущих в различных климатических зонах – не одинаковый.

«Мы определили, — говорит руководитель группы экотоксикологии Института Экологии Волжского бассейна Андрей Маленев, — что с биохимической точки зрения яды представляют из себя сложную смесь биологически активных веществ. Туда входят ферменты, минеральные компоненты. То есть это такой сложный индивидуальный коктейль, который в конечно итоге приводит к гибели добычи».

Серпентологи решили использовать свое открытие в медицинских целях. Они доказали, что людям, пострадавшим от укусов змеи, лучше вводить противозмеиную сыворотку, изготовленную именно из ядов местных змей. В этом случае у больного намного быстрее и лучше снимается болевой синдром и вообще, все лечение проходит более эффективно.

« В Ставрополе сегодня работает лаборатория по производству сыворотки против яда гадюки, — продолжает Андрей Маленев, — но, как показывает опыт, применение этой сыворотки в Самарском регионе будет менее эффективно по той причине, что яды гадюк, обитающих в нашей области отличаются от ядов гадюк, которые встречаются в Московской или в той же Новосибирской областях».

Между тем, тольяттинцы вынуждены постоянно останавливать свои исследования. У них есть все: научная идея, желание работать и одна из самых богатых коллекций змеиных ядов в России, которой хватило бы на то, чтобы обеспечивать сырьем все фармацевтические заводы страны в течение нескольких лет. Нет только денег. Для того, чтобы ученые института могли возобновить свои исследования, необходимо порядка 100 тысяч рублей в год – на закупку реактивов и сложного биохимического оборудования.

Тольяттинские биологи, разуверившись в помощи со стороны государства, надеются получить грантовую поддержку. И если это произойдет, то свои уникальные исследования они смогут завершить в течение ближайших 2-3 лет.

Елена Копаева

Интересное по теме

Leave a Comment