Лесные законы

Во вторник страна отмечала День заповедников и национальных парков. Первый заповедник страны, Баргузинский, был создан в 1916 году. В любой другой отрасли хозяйства за 87 лет изменилось бы многое. Но не в природоохранной. Проблемы остались те же. Прогресс только мешает развитию национальных парков — к браконьерам прибавились желающие проложить нефтепровод по охраняемой территории.

Всероссийский день заповедников и национальных парков начался с пикета «Гринписа» у Министерства природных ресурсов. Рядом со входом в здание гринписовцы растянули два транспаранта с текстом следующего содержания: «Где обещанные заповедники и национальные парки? Руки прочь от Сочинского национального парка!»

Сотрудники министерства стояли на крыльце, хихикали и заигрывали с барышней, раздававшей листовки. Листовки, напечатанные на бумаге из вторсырья, кричали о том, что с 2000 года в нашей стране не создано ни одного заповедника и национального парка, а многие из тех, что есть, находятся под угрозой.

 — Совсем недавно мы подали в Верховный суд жалобу на отмену решения о передаче части Сочинского национального парка Сочинскому заказнику. Я не верю в то, что это случайный промах. Особенно если учесть, что в районе Сочи любят отдыхать высокопоставленные лица, — заявил «Известиям» представитель «Гринписа России» Михаил Крейндлин. — Вообще Министерство природных ресурсов с каждым годом все больше показывает свою неспособность изменить что-либо к лучшему. Например, до образования этого ведомства в системе экологического надзора существовали районные комитеты, которые, собственно, этот надзор и осуществляли. Теперь эта цепочка разорвана, комитеты упразднены. Зачем? Непонятно.

В департаменте особо охраняемых природных территорий, объектов и сохранения биоразнообразия МПР корреспондента «Известий» заверили, что все не так плохо. По словам начальника департамента Амирхана Амирханова, упразднение районных комитетов ни к чему плохому не привело. Функции комитетов были переданы управлению контроля Министерства, а система охраны самих национальных парков и заповедников вообще не изменилась. В перспективе — привлечение муниципальных властей к контролю за охраняемой землей.

 — Что касается вопроса о Сочинском национальном парке, то его комментировать сложно, — сказал «Известиям» Амирхан Амирханов. — Этот документ вносило Министерство сельского хозяйства, а не наше ведомство. В их предложении не указаны границы территории, которая переходит в ведение заказника. Когда укажут — тогда будем этот вопрос рассматривать и обсуждать, сделаем все, чтобы передача земли проходила в законном порядке, с экспертизой.

А у экологов, представителей природоохранных движений и лесников есть одна общая проблема — кадры. Трубопровод ли прокладывают, или лес незаконно вырубают в национальных парках, но тех, кто будет работать «в поле», не хватает везде.

 — У нас в Волжско-Камском заповеднике есть только один оперативный отряд, способный ловить браконьеров, — сказала «Известиям» Нелли Зарипова, сотрудник Дружины охраны природы Татарстана. — Если мы им помогаем, получается три отряда. Уже работать легче, эффективность больше. Честно говоря, о том, что у нас в республике есть национальный парк, мало кто знает. И слава Богу. Если горожане узнают, будут ездить на пикники, мусорить, лес вырубать.

Интересное по теме

Leave a Comment