Цена нефти

20 июня этого года у города Сургута почти появился собственный герб. Почти, потому что его судьба пока только решается в президентском геральдическом Совете. Но депутаты Сургутской Думы свое «да» новой символике города уже сказали. Правда, это «да» прозвучало не совсем единодушно. Дело в том, что в принятом варианте дореволюционный герб был несколько обновлен: изображение щита и чернобурой лисицы дополнила снежинка с нарисованной внутри нефтяной вышкой, из которой фонтаном бьет «черное золото». Именно это и вызвало возражение у некоторых народных избранников: по их мнению, такая картинка абсолютно противоречит действительности, поскольку вышки с фонтанирующей нефтью давно запрещены как нарушающие экологические нормы. Несмотря на это, эскиз все-таки приняли, и (если столица будет не против) нарушающие экологические нормы нефтяные вышки станут новым символом Сургута.

Впрочем, сегодня этот символ как нельзя более актуален. Ни для кого не секрет, что экологическая обстановка в Сургуте, как и во всем Ханты-Мансийском АО, как и во всей Западной Сибири становится все более сложной, если не сказать — катастрофической. Виной всему — опять-таки «черное золото». Точнее, не оно само по себе, а все что связано с его добычей.

Изношенное и устаревшее нефтепромысловое оборудование сегодня является главной причиной участившихся экологических проблем. Число аварий на объектах нефтегазодобычи не уменьшается, а значит, не становится меньше и нефти, которая выбрасывается в окружающую среду. По словам Валерия Нестерова, аналитика инвестиционной компании «Тройка –Диалог», «разливы нефти в Западной Сибири достигают 1 млн. тонн в год». Стоит ли удивляться. Ведь за 8 месяцев 2002 года на месторождениях одного только ОАО «Юганскнефтегаз» было зафиксировано 580 аварий трубопроводов, а масса вылитых нефтепродуктов составила 518 тонн (и это в «год экологии», объявленный НК «Юкос»), тогда как там же за весь предыдущий год аварийных залповых сбросов нефти в окружающую среду было 273 тонны. Причем все это — лишь приблизительные, причем самые минимальные подсчеты.

Изношенное оборудование далеко не единственная причина высокой аварийности на предприятиях нефтедобывающего комплекса. Вот один из примеров: на Южно-Балыкском месторождении НГДУ «Майскнефть» был зафиксирован порыв трубы напорного нефтепровода диаметром 720 мм. В ближайшее болото (а болота по нынешним экологическим нормативам приравнены к водным объектам) вылилось шестьдесят тонн нефти. Площадь загрязнения составила 4, 2 гектара.

Самое интересное то, что порвалась почти новая труба. А была она поставлена на месторождение с завода ЮКОРТ, расположенном на станции Островная в Нефтеюганском районе. Что это? Несоответствие новых технологий условиям севера, или просто — «издержки производства»? Так или иначе, последствия аварии как всегда плачевные.

 — Мы предъявили НГДУ «Майскнефть» самый максимальный на сегодня штраф — сорок тысяч рублей, — поясняет Людмила Анатольевна, — хотя они, конечно, понадеялись на новую юкортовскую трубу, вовремя не обследовали нефтепровод. Тем не менее, авария его повлекла за собой тяжелые последствия, массированное загрязнение нефтью окружающей среды. Ведь из болота она обязательно просочится в ближайший водоем, а потом попадет в Обь.

Территория экологического бедствия

Загрязнение территории нефтедобывающих районов нефтью, минерализованными водами и химическими реагентами в такой степени оказало отрицательное воздействие на окружающую среду, что вполне правомерны предложения об отнесении Нижневартовского, Сургутского, Нефтеюганского районов к числу территорий экологического бедствия.

Не бедствие ли, к примеру, то, что жителям Нижневартовска разрешено купаться только в одном водоеме – в Голубом озере. Содержание микроорганизмов в нем ниже допустимых пределов. По словам специалистов местного центра Госсанэпиднадзора, другое озеро — Савкино, самое чистое озеро прошлого купального сезона, в 2003 году оказалось самым грязным. Санитарные показатели воды в озере Кымыл находятся на грани нормы. Но эпидемиологи все-таки не рекомендовали там купаться. Традиционно небезопасными остаются пляжи Оби и Комсомольского озера Нижневартовска.

Жителям Сургута с купанием на открытом воздухе не повезло еще больше: городские пляжи в городе и вовсе отсутствуют. За неимением лучшего, отдыхать горожанам этим летом пришлось на реке Сайма и на водохранилище ГРЭС. По словам сотрудников городской администрации, в ближайшем будущем в Сургуте обустройство пляжей не планируется. Основная причина — в городе нет водоемов, где бы вода соответствовала санитарным нормам.

Беда в том, что не соответствует эта вода не только санитарным, но и экологическим нормам. Практически все водоемы на нефтепромыслах сильно загрязнены, нефть попадает даже в водозаборы. Не случайно уже в некоторых городах Югры (Юганск, Пыть-Ях, Пойковское) в срочном порядке введены в эксплуатацию заводы по производству чистой питьевой воды. В Нягани (тоже Югра), в рамках реализации программы «Чистая вода» строится новая станция очистки питьевой воды, на которой с помощью ультрафиолетовых лучей будут избавлять воду от биологических примесей.

Тысячи га загрязненных земель

Для улучшения экологического состояния нефтедобывающих районов Сибири необходимы разработка и применение целого ряда стратегических мер. Сами нефтяники понимают это и не остаются в стороне: они закупали и закупают много импортной экологической техники, активно используют биопрепараты (хотя в силу суровых климатических условий те не дают ожидаемого результата). За последний год-полтора на местах разливов нефти стали применяться отечественные болотоходы, которые на топких местах позволяют рыхлить почву, вносить удобрения, высевать траву, и в конечном счете рекультивировать поврежденные участки почвы.

Цех ликвидации последствий аварий и утилизации отходов производства ОАО «Славнефть-Мегионнефтегаз» (СН-МНГ) обещает в этом году сдать природоохранным органам 12, 6 гектаров таких рекультивированных земель. Всего за последние 10 лет работники цеха восстановили более 200 гектаров земель, загрязненных СН-МНГ в результате предыдущих нефтеразливов. Проблемы рекультивации загрязненных нефтью земель скоро будут обсуждаться на Всероссийской научно-практической конференции «Теоретические и практические вопросы мониторинга, предупреждения и ликвидации последствий нефтяного загрязнения», которая пройдет в Ханты-Мансийске с 18 по 20 ноября.

В связи с работой нефтегазодобывающего комплекса на территории лишь ХМАО сегодня загрязнены нефтью 3430 га земель. Это официальные данные, но каковы же истинные масштабы бедствия? По данным космосъемки НПЦ «Мониторинг» площадь нефтезагрязненных земель в округе составляет порядка 70-80 тысяч га. К тому же с каждым годом растет количество аварий на трубопроводном транспорте, а темпы реконструкции старых трубопроводов оставляют желать лучшего.

По прогнозу «НижневартовскНИПИнефть», если своевременно не обновлять трубопроводы, то в 2010 году количество аварий только на Самотлорском месторождении может возрасти до 13000 в год. А сколько таких месторождений во всей Западной Сибири? О масштабах возможной катастрофы пока можно лишь догадываться. Но ясно одно: страдает природа, страдает человек. Известно, что в нефти содержатся канцерогенные вещества, способные попасть в организм человека. По данным Тюменского областного онкологического диспансера, каждый четвертый их пациент — нефтяник, а число умерших от злокачественных новообразований за последние 10 лет в Сургутском и Нижневартовском районах выросло в 4 раза (при среднем для Тюменской области росте в 2, 4 раза).

Ежегодные потери нефти в результате утечек из трубопроводов составляют 5 процентов от добычи, что эквивалентно 15 миллионам тонн в год. Это значит, что ежедневно в России происходят утечки нефти, соизмеримые по масштабам с известной катастрофой, произошедшей на Аляске в 1989 г., когда с танкера «Exxon Valdez» в море вытекло 42000 тонн.

«Мы считаем, что российские производители и западные потребители должны разделить ответственность за загрязнение российской природы, — заявил координатор нефтяного проекта »Гринпис« Германии Ян Риспенс. — »Экономическое благополучие многих западных стран базируется на поставках нефти из России, и Запад должен помочь России в решении ее экологических проблем. Мы живем на одной планете, у экологической беды нет границ«.

Что ж, от помощи Запада отказываться, наверное, не стоит. Но, как говорится, «на Бога надейся, а сам не плошай». Прежде всего, самим надо вкладывать гораздо больше средств в охрану окружающей среды: и на ускоренную замену обветшалых трубопроводов, и на приобретение установок по переработке нефтесодержащего шлама и грунта, и на консервацию отработавших свой срок скважин. Самим — осваивать новые технологии, да такие, чтобы они соответствовали нашим климатическим условиям. Самим – делать все возможное для того, чтобы «цена» «черного золота» не была столь высокой.

Артур Аверин

Интересное по теме

Leave a Comment