Пришли, понюхали, ушли. Как прошла экскурсия на очистные сооружения питерского Водоканала

Что там происходит хотели проверить жители юго-запада Петербурга, которых донимают постоянные неприятные запахи.

Идет биологическая очистка стоков

Как известно, в Красносельском районе пахнет то помойкой, то жжёным пластиком, то канализацией. Последний они приписывают ЮЗОС Водоканала Санкт-Петербурга (Юго-западным очистным сооружениям). И такая возможность была предоставлена им в пятницу: Водоканал провел для активистов экскурсию по территории предприятия с подробными комментариями к процессу очистки городских стоков. Нюхать предлагалось на всем протяжении маршрута. К экскурсии присоединились сотрудники «Беллоны».

Слово сдержали

Прежде всего, отдадим должное Комитету по природопользованию Санкт-Петербурга, выполнившему свое обещание. Ещё в конце июня активисты Совета народных депутатов «Юго-Запад» были приглашены на заседание Межведомственной рабочей группы по установлению источников запахов…», созданной Комитетом в связи с жалобами населения. Скверные запахи отравляют жизнь петербуржцам почти всех районов города, но, похоже, Красносельский держит пальму первенства. Стоит только сказать, что именно «газовые атаки» послужили причиной объединения муниципальных депутатов и активистов района в общественную организацию. Так вот по прошествии четырех месяцев обещанная экскурсия состоялась.

Для справки:

Начиная с 2005 года, ЮЗОС очищают стоки Красносельского и Кировского районов города с населением более 700 тысяч человек. Ежесуточное поступление канализационных стоков составляет от 140 до 180 тысяч кубометров. Проектная мощность сооружений – 330 тысяч кубов. На сегодня они работают вполовину своих мощностей. Что позволит канализовать вновь строящиеся районы города. На строительство комплекса было затрачено 128 миллионов евро, 50 миллионов – подарено Евросоюзом в виде оборудования.

На территории предприятия – европейский порядок. Зеленые газоны, благоустроенные дорожки, симпатичные технологические корпуса. Под всей площадкой предприятия – на десятки метров вниз – подземные трубопроводы, коммуникации. Так одноэтажное серенькое, похожее на барак строение, уходит под землю на семь этажей. Здесь расположены гидронасосы, поднимающие сотни тысяч кубов грязной воды на дневную поверхность. А городской коллектор заглублен на 30 метров. Таким образом, площадка ЮЗОС – сложный инженерный объект, а содержимое «городских туалетов» юго-запада, достигнув площадки очистных сооружений, прогоняется преимущественно под землей.

Здание завлжа по сжиганию осадка

Вот где пахнет!

В самом большом здании расположены завод по сжиганию илового осадка и главный диспетчерский пункт ЮЗОС. А еще – механическая система очистки стоков от мусорных включений. Чего в «хозфекалке» только не попадается – и пластиковые бутылки, и расчески, и тряпки, даже мобильные телефоны. Извлеченный мусор будет отправлен на сжигание. А грязная и остро пахнущая вода по трубам подается в бассейн выдержки, находящийся под открытым небом. По бассейну ползает скребок, улавливающий из стоков песок и оставшиеся фрагменты посторонних примесей.

Вот где пахнет! Хочется бежать, зажав нос, куда подальше. Вид у водички – соответствующий: грязно-серая муть с темными разводами и пеной… Источник запаха налицо!

Участок биологической очистки

Сутки на очистку

Но не будем спешить с выводами: уже в сотне метров от бассейна запах не ощущается. Мы шагаем по мосткам между аэротенками, в которых идёт беспрерывный процесс углублённой биологической очистки стоков. Здесь уже не пахнет – бактерии буквально пожирают органику, извлекая из воды азот и фосфор. Процесс «пиршества» активизирует интенсивная подача в аэротенки кислорода. Поэтому, в некотором смысле, в бассейнах даже не вода, а смесь воздушных пузырьков и влаги. Поэтому если на его поверхность присядет, к примеру, чайка, она тут же утонет по причине отсутствия выталкивающей силы. К счастью, птицы не дуры, чтобы садиться в аэротенки.

Очищенная вода поступает во вторичный отстойник, где отстаивается от ила. (Запаха здесь нет и в помине.) Это уже прозрачная, чистая влага, которая перед отправкой в Финский залив пройдет обработку ультрафиолетом. Это на всякий случай, чтобы ни одна вредоносная бактерия «на волю» не проскочила.

Для справки:

На ЮЗОС действует классическая схема очистки сточных вод: механическая сборка твердого мусора, попавшего в канализацию; глубокая биологическая очистка; обеззараживание очищенной воды методом ультрафиолетового облучения. Время нахождения тонны воды в очистных сооружениях – до 20-25 часов.

Итак, пахнет на площадке Водоканала лишь в одном месте – у бассейнов выдержки, которых всего четыре. Но предположить, что эти точки могут «загазовывать» окрестные жилые районы города, крайне сложно. Разве, если рассматривать возможность попутного ветра и каких-нибудь особых гидрометеорологических условий.

Один из руководителей ЮЗОС рассказал нам, что Водоканал, изучая опыт Москвы, рассматривает возможность покрытия этих отстойников специальными щитами и установки газоотсосов. Вместе с тем пояснил, что это не дешевое удовольствие: оборудование только одного бассейна обойдется в 150 млн рублей.

Подумав, муниципальные депутаты и активисты пришли к выводу: если ветер все-таки умудряется доносить ужасные запахи до ближайших поселений, затраты того стоят.

В илах собака и зарыта

Получается, что, вся грязь городской канализации остается в активном иле, что в аэротенках. Его называют активным, потому что состоит из живых микроорганизмов. Они сжирают все, в том числе всю «химию», что содержат стоки. А в воде не только экскременты, но и тяжелые металлы, нефтепродукты, сбросы промпредприятий, лекарства, потребляемые петербуржцами, стиральные порошки и т.д. и т.п.

От обилия еды ил стремительно разрастается. Ежедневно из процесса очистки извлекается 400 тонн илового осадка, который отправляются на сжигание. Процессу сжигания и был посвящен брифинг директора дирекции по природопользованию ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» Павла Михайлова, который состоялся непосредственно в главном диспетчерском пункте ЮЗОС.

Брифинг Павла Михайлова.

– Павел Борисович, как мы понимаем, концентрация всей «химии», извлеченной из «городского туалета», отправляется в печи сжигания. Можно ли узнать химический анализ илового осадка?

– Конечно. Мы передаем эти данные в природоохранные органы, запрашивайте у них.

– А как насчет химического состава золы? Ведь сравнив «вход» и выход», мы можем понять, что именно ушло в воздух.

– Данные запрашивайте там же. Но газы, образованные в процессе сжигания, очищаются с помощью реагентов. Так что в атмосферу вредные вещества не попадают. Отработанные реагенты мы запускаем в начало очистки, то есть в грязные стоки.

– Есть ли в выбросах диоксины?

– Нет, откуда им взяться, если в стоках нет пластика?

– Но есть хлорсодержащие вещества. Ведутся ли на ЮЗОС замеры выбросов завода на диоксины?

– Два раза в год. Диоксинов ни разу не обнаруживали.

Яды не пахнут

После экскурсии и профессиональных ответов сотрудников Водоканала складывается впечатление, что  ЮЗОС – образцовое предприятие по очистки стоков, – говорит исполнительный директор ЭПЦ «Беллона» Артем Алексеев. – Сегодня Водоканал очищает 99,5% городских сточных вод, демонстрируя высокую степень надежности и профессионализма. Одновременно не может не настораживать использование технологии сжигания в процессе очистки. Любое сжигание, даже мусора на садовом участке,  приводит к попаданию в воздух опасных для здоровья загрязняющих веществ  при этом могут образовываться и диоксины.

Условие их образования – наличие хлорсодержащих веществ и органики. В стоках – сплошь органика, а по поводу хлора – стоит только вспомнить, что в зимний сезон на дороги и тротуары Петербурга высыпается порядка 100 тысяч тонн соли. Ну и перечень подлежащих контролю загрязнителей, состоящий лишь из восьми параметров, как нам рассказал Павел Борисович, очень мал для того, чтобы считать завод по сжиганию илов на 100% экологически-чистым предприятием.

Местные депутаты, экологи и журналисты, участвовавшие в экскурсии.

Как сообщил Артем Алексеев, ЭПЦ «Беллона» планирует запросить в Росприроднадзоре данные о химическом составе илового осадка, золы, полученной от его сжигания, а также отработанных реагентов очистки воздуха. К слову, дымы из трубы завода по сжиганию илового осадка не пахнут, но по своему воздействию могут оказаться значительно опаснее.

Муниципальные же депутаты, в свою очередь, намерены похлопотать об организации экскурсии на завод по сжиганию илового осадка ЮЗОС. Ну, и продолжат дальнейший поиск источников запахов в своем районе.

Источник

Интересное по теме