Приморский порт грозит прирасти жильем и дорогой

В конце мая проект нового грузового порта в Приморске должен получить заключение государственной строительной экспертизы. Государственную экологическую экспертизу (ГЭЭ) он уже успешно прошел. Сейчас надежды противников стройки связаны с общественной экологической экспертизой (ОЭЭ), которую должен провести Центр экспертиз ЭКОМ: опираясь на ее решение, можно будет оспорить государственную. Жители в спешном порядке собирают на нее деньги.

Тем временем инициатор портовой стройки – ООО «Приморский универсально-перегрузочный комплекс» – уже двигает «вдогонку» новый проект. В апреле в администрации Приморска обсуждали (без приглашения жителей) подготовленную УПК и «Сибирской лабораторией урбанистики» так называемую «Схему функционального развития». Она предполагает застройку территории порядка 200 га на месте двух городских лесопарков (!). Среди прочего, там планируется построить жилой комплекс для сотрудников порта, рассчитанный на 12 000 жителей. Для сравнения, в настоящий момент в Приморске проживают всего 5400 человек.

Таким образом, вместе с новым портом и уничтожением зеленых зон «Приморский УПК» собирается увеличить население города втрое! Неудивительно, что жители Приморска идею не одобрили, и лесопарки стали новой «горячей точкой» города. А заодно – точкой консолидации протестных усилий. Такие акции, как «Обними лес» и апрельский субботник по уборке мусора, привели в инициативную группу немало новых сторонников.

Разумеется, проект жилого микрорайона украшен такими благообразными объектами, как «морской техникум» и «школа искусств» (однако здесь же почему-то фигурирует и вертолетная площадка). Но жители уверены, что лесопарки уничтожают вовсе не ради жилья для новых работников порта (хотя в любом случае в этом мало хорошего). Земля на берегу залива, да еще с сосновым лесом – слишком ценный актив, чтобы строить там «человейники», полагает активистка Марина Паркина. Скорее всего, считает она, задача УПК – изменить назначение земельных участков, чтобы потом распродать их под коттеджи.

Или ложь, или молчание

Справка: Согласно представленным проектным материалам, грузооборот ООО «Приморский универсально-перевалочный комплекс» на этапе полного развития достигнет 70 млн тонн/год. Из них 25 млн тонн составит уголь, 5 млн тонн – минеральные удобрения, 3 млн тонн – контейнерные грузы, 1,2 млн тонн – т.н. генеральные грузы и 5 млн тонн – зерно.

Проект порта поддержан губернатором Ленинградской области Александром Дрозденко и одобрен президентом Путиным; он получил статус федерального и, как следствие – всевозможные бюджетные преференции. Очевидно, именно поэтому ООО «Приморский УПК» задолго до всех экспертиз еще в 2019 году вырубил лес в зоне будущего строительства.

Позже Комитет по природным ресурсам Ленинградской области (КПР ЛО) объяснил, что рубили, дескать, не под порт, а так, для заготовки древесины. А то, что порт планируется именно на этой территории, и строить его будет тот же самый порубщик, – просто случайное совпадение… Возник вопрос, почему «простой арендатор леса» получил участок без необходимого в данном случае аукциона. Чиновники отвечали, что статус федерального проекта позволяет пользоваться лесом без торгов. Но, простите, не унимались экоактивисты, ведь участок под поруб УПК получил не как порт, а как обычный арендатор, и вы же сами на это упирали…

Участники «Субботника в защиту лесопарка»

Когда противоречий в дискуссии накопилось слишком много, профильные ведомства просто перестали отвечать. Невольно возникли смутные сомнения: что же это за сверхнужный федеральный проект, для осуществления которого требуется столько тайн и лжи? Помимо «опережающей» рубки на берегу залива есть еще одна – секретная, непонятно кем заказанная и непонятно кем согласованная, которая ведется в лесу неизвестного статуса в общей сложности уже два года. Речь идет о берегах озера Высокинского. Зачистка этого участка выгодна застройщикам порта как никому иному.

Однако в зону проектирования ООО «Приморский УПК» берега Высокинского не входят, и в его пресс-службе всегда уверяли, что не имеют отношения к рубкам. Формально берега – частные (!), хоть и покрыты лесом. В советское время лес вокруг Высокинского был занят опытным полигоном НПО «Энергия», занимавшимся ракетными двигателями, и потому относился он не к лесному фонду, а к категории со сложным названием «земли промышленности, обороны, безопасности, транспорта, связи (…) и иного специального назначения».

При этом Морозовское военное лесничество считало, что зеленые насаждения «Энергии» относятся к его ведомству, что делало лес объектом двойного подчинения – Минобороны и Федерального агентства лесного хозяйства. Впрочем, когда туда пришла техника и народ начал задавать слишком много вопросов, Рослесхоз ответил, что этот лес – вовсе никакой не лес, и за срубленные сосны агентство ответственности не несет. Когда и каким актом изменился статус леса – непонятно.

Не менее загадочной была процедура приватизации участка. Некое ОАО «Приморский НТЦ» РКК «Энергия», образовавшееся на обломках прежней советской «Энергии» (и которое, как было впоследствии установлено проверкой Генпрокуратуры, не имело права распоряжаться ее земельными наделами), приватизировало 3600 га вокруг озера по многократно заниженной цене, после чего почти сразу перепродало их некоему ООО «Форт».

Первое время Генпрокуратура и правительство Ленинградской области пытались оспорить сделку, но вскоре новоприбывший губернатор Александр Дрозденко принял решение отозвать иск (!). В итоге права «Форта» были легализованы. Но одно дело, если бы какой-то ловкий бизнесмен просто незаконно завладел землей, чтобы застроить ее коттеджами. Но увы – ООО «Форт» через своих учредителей связан с одним из совладельцев «Приморского УПК» Ильей Трабером, а по виду основной деятельности занимается «судостроением и промышленным строительством». Если добавить, что на перспективных схемах расширения Приморского порта озеро Высокинское закрашено в единый с ним серый цвет промзоны, то сомнений не останется: рубка связана со строительством нового порта.

«Думаю, в итоге аргументы будут такие – лес уже вырублен, территория ценности не представляет, придется построить тут вторую очередь УПК», – говорит Лина Епифанцева, активистка движения против строительства порта.

Имя заказчика рубки – ООО «Форт» – жители узнали лишь из бесед с рабочими. А еще – из аншлагов в лесу, где от имени «Форта» запрещались «проход и нахождение на территории»

При этом, согласно исследованию Балтийского фонда природы, на берегах Высокинского (как, впрочем, и на месте «официальной» портовой рубки в районе Ермилово) произрастают редкие и краснокнижные виды растений, в том числе – эндемики. В ноябре 2019 года, после скандальных слушаний по ОВОС порта, когда «Приморский УПК» представил в качестве документа текст, грубо скомпилированный с описаний совсем других территорий (самым памятным моментом было «обнаружение» на берегах залива кавказских горных козлов-муфлонов), губернатор Дрозденко пообещал прекратить рубки и создать на Высокинском заказник.

Жители обрадовались, но рано: через некоторое время губернатор передумал. Вскоре было заявлено, что территория ценности не представляет. Само собой, если лес на ней уже вырубили! А может, Трабер и Ко просто вежливо намекнули Александру Юрьевичу, что ООПТ будет противоречить их дальнейшим портовым планам.

Сегодня вопрос «кто и почему рубит лес на Высокинском» является одним из самых табуированных в Ленинградской области. Дошло до того, что даже имя заказчика рубки – ООО «Форт» – жители узнали лишь из бесед с рабочими. А еще – из аншлагов в лесу, где от имени «Форта» запрещались «проход и нахождение на территории». Почему лесные насаждения оказались проданы вместе с землей? – Комитет по природным ресурсам Ленинградской области ответил молчанием.

Так же молча он проигнорировал запросы о статусе самого озера Высокинского и его береговых полос. Напомним: даже если лес оказался не лесом и его стало возможным продать, то озеро – водоем общего пользования и относится к водному фонду РФ! За него в Ленинградской области отвечает тот же КПР.

Будет ли обеспечен публичный доступ к его береговой полосе? На кадастровых планах участков видно, что Высокинское во владение «Форта», к счастью, не входит. Однако конфигурация наделов не оставляет возможности для прохода к воде. Почему они были так сформированы? И почему при передаче в частную собственность береговая полоса озера вошла в состав участков, тогда как Земельный кодекс еще в 2006 году запретил ее приватизацию?

Список вопросов можно продолжать, но незачем: ответов все равно никто не даст. И это высокомерное молчание раздражает больше всего. Почему нельзя честно сказать, что лес на Высокинском рубится под порт, просто на эту часть территории еще нет проекта? Почему нельзя признать, что озеро Высокинское каким-то загадочным образом превратилось в частный пруд ООО «Форт»? Ведь, если верить властям, порт все равно согласован на самом верху, и протесты бесполезны.

Один из митингов в Приморске против строительства порта

Для вас – любые обещания!

Но, похоже, согласовано еще не все, и призрак Шиеса как возможности настоящего сопротивления по-прежнему пугает хозяев «Приморского УПК» в ночных кошмарах. Иначе не стали бы они тратить столько сил на информационную контратаку. А ведь она идет нешуточная.

На общественные слушания в августе 2019 года автобусами за 260 км подвозились «на все согласные» сотрудники порта из Усть-Луги (напомним, Илья Трабер владеет и тамошним терминалом). В сети появились целая армия ботов и даже фейковое сообщество «За порт», неуклюже пытающееся убедить пользователей во всенародной любви к спорному проекту.

Подоспела и господдержка. Взамен несостоявшегося ООПТ «Озеро Высокинское» власти Ленинградской области пообещали создать заказник «Кюррёниеми» (его территория примыкает к будущей портовой зоне) – видимо, в обмен на срубленный лес. Правда, что будет представлять собой этот заказник, пока неясно. Ведь самый ценный объект, ради которого и предполагался охранный статус – сам мыс Кюррёниеми – в границы заказника не вошел! А то, что вошло, на кадастровой карте частично относится к резервату под промзону, а частично уже отдано в аренду под рекреацию. Что в наших условиях обычно означает базу отдыха коттеджного типа и забор.

Но это еще что! Недавно Приморску пообещали построить… научно-исследовательский центр по освоению Арктики! И опять – не без участия Путина. По сообщению РБК, «инновационный научно-технологический центр (ИНТЦ) «Приморская долина» будет создан вблизи города Приморска Ленинградской области на территории учебно-научной базы Санкт-Петербургского государственного морского технического университета (СпбГМТУ).

По поручению президента РФ Владимира Путина ВУЗ должен подать заявку на создание центра в сентябре 2021 года. Совместно с партнерами университет начал подготовку документов. (…) Предполагается создание производственной цепочки от электронной компонентной базы для приборов до испытаний и внедрений современной отечественной техники и целых технологических комплексов для добычи полезных ископаемых на шельфе Арктики».

Странно, что официоз надумал обрадовать приморчан тем, что именно у них будут разрабатывать методы дальнейшего выкачивания полезных ископаемых из арктического шельфа. Ну да наш агитпроп никогда не отличался логичностью, потому будем считать, что надо радоваться. А еще людям пообещали провести газ и чистую питьевую воду (а что, без порта это было нельзя?). Короче – все, что угодно, только бы не шумели. Жители задаются вопросом: чем же так дорог властям этот проект, что за него они готовы рассыпаться пряниками?

Напомним: еще не так давно все имеющиеся порты Финского залива считались недозагруженными. Согласно материалам «Программы развития транспортной системы Санкт-Петербурга и Ленинградской области на период до 2020 года» (подпрограмма «Морской транспорт»), «ухудшение экономической ситуации и введение санкций привело к недозагруженности мощностей портовых терминалов».

Так зачем же строить новые порты, если даже старые работают не на полную мощность? С другой стороны, ведь не все недозагруженные порты принадлежат Траберу и Ко. Некоторые – в руках у конкурентов. А строительство нового крупного актива повышает капитализацию компании. Если это так, то лес рубят, а приморчанам мешают жить ради обогащения всего нескольких карманов, чьи владельцы обладают необъяснимым влиянием в высших эшелонах власти.

P.S. Недавно стало известно, что под порт уже проектируется новая железная дорога через Карельский перешеек. Как сообщает «Деловой Петербург», Октябрьская железная дорога планирует новый грузовой объезд города от Павлово-на-Неве до Лосево-1. Цель – оптимальная доставка грузов к портам Высоцка и Приморска. От Лосево поезда будут переезжать на уже построенную грузовую трассу Лосево – Каменногорск.

Ее тоже «пробивали» ради портов севера Финского залива. Однако проект создавался с учетом грузопотока 2006 года, при максимальной цене на нефть. Но цена упала, грузоперевозки сократились примерно вдвое, а дорогу продолжали строить, руководствуясь старыми расчетами. Результат налицо – дорога стоит полупустая. Обещанного трафика нет. А теперь к ней пристраивают еще одну ветку.

Похоже, единственный полезный вывод, который сделали для себя РЖД – что строить выгодней через лесной фонд. При прокладке Лосево – Каменногорск больше всего скандалов было связано именно с компенсацией собственникам. А лес – он же как бы ничей.

P.P.S. Сбор средств на общественную экологическую экспертизу проекта порта ведется здесь. Собрано уже 180 тысяч, нужно еще 220. Параллельно суд рассматривает иск жителей против администрации Выборгского района, которая неправомерно признала слушания по ОВОС проекта состоявшимися.

Источник

Интересное по теме