Приднепровский химический завод: самое опасное место в Европе, о котором вы никогда не слышали

«Беллона» получила уникальную возможность посетить одно из самых секретных мест в Советском Союзе – Приднепровский химический завод (ПХЗ) в центральной Украине. Бывшая колыбель советской ядерно-оружейной промышленности, объект был закрыт 30 лет назад. Сегодня плохо охраняемый артефакт минувшей эпохи стал одним из самых радиационно опасных объектов Европы.

Одно из полуразрушенных зданий Приднепровского химического завода в Центральной Украине

Нет ничего удивительного в том, что радиоактивное загрязнение – одна из серьезнейших проблем, стоящих перед правительством Украины – страны, которая унаследовала Чернобыльскую атомную электростанцию после распада СССР в 1991 году.

Удивительно то, что большая часть этого загрязнения поступает уже вовсе не из Чернобыля. А из места, которое остается практически неизвестным для внешнего мира – и которое, по мнению большинства экспертов, представляет собой даже более серьезную опасность, чем призраки самой известной в мире ядерной катастрофы.

Чтобы добраться до него, нужно около 10 часов ехать на юго-восток от находящегося у белорусской границы Чернобыля вглубь страны. Там, вдоль Днепра, лежат заброшенные останки одного из крупнейших в Советском Союзе заводов по производству ядерного оружия и предприятий по добыче урана.

Это – Приднепровский химический завод, на территории которого сейчас находится в 15 раз больше радиоактивных отходов, чем в обломках четвертого реактора взорвавшейся в 1986 году Чернобыльской АЭС.

Большая часть этих отходов лежит под открытым небом, лишь частично отгороженная от людей и окружающей среды забором без каких-либо знаков, предупреждающих о том, что за ним находится. Также на территории выделяются токсичные газы, и просачиваются в грунтовые воды и водотоки давно заброшенные отходы переработки урана – так называемые урановые «хвосты».

Когда распался Советский Союз, Приднепровский завод попал в руки только что обретшей независимость Украины в качестве своего рода ядовитого прощального подарка – и не было никаких руководств по его очистке. На самом деле большая часть технической документации, которая была бы полезна для восстановительных работ, была вывезена в Москву.

В течение последних трех десятилетий контроль за состоянием ПХЗ осуществлялся бессистемно, а усилия украинского правительства по его очистке были недостаточными и слабо финансировались. Правительства зарубежных стран пытались внести свой вклад, но предоставленные ими транши были направлены на отдельные аспекты проблемы, не решающие ее в целом.

В результате вышло лоскутное одеяло из плохо согласованных между собой краткосрочных решений, выполненных сменяющимся составом правительственных подрядчиков. Ничто из этого не помогло сделать этот огромный объект, эхо холодной войны, более безопасным.

«По мнению «Беллоны», этот проект пока находится в тумане, – говорит Александр Никитин, возглавляющий отделение «Беллоны» в Санкт-Петербурге. – Невозможно понять, что на самом деле было сделано, какова сейчас ситуация на ПХЗ, кто отвечает за проект, каковы его перспективы».

Это плохая новость для 230 000 жителей Камянска, речного портового города, расположенного ближе всего к некогда секретному объекту, которые, как показывают исследования, уже давно столкнулись с последствиями соседства с ним. Радиоактивное загрязнение также может распространиться вниз по текущему в Черное море мимо завода Днепру – одной из важнейших водных артерий Восточной Европы.

Ситуация для примерно 1 000 рабочих объекта не менее мрачная. Поскольку его территория не находится под контролем государственных органов ядерного регулирования Украины, меры по защите персонала от радиационного облучения практически отсутствуют. В результате их здоровье находится под угрозой в течение всего рабочего дня.

Высокий уровень радиации зафиксирован около радиоактивных отходов, хранящихся на заводе под открытым небом

Приднепровский химический завод начал работу в 1947 году и стал крупнейшим производителем уранового концентрата в Советском Союзе. В период расцвета он перерабатывал 65% всей используемой в державе урановой руды. В 1991 году, в год распада СССР, завод резко прекратил деятельность, при этом никакого плана, направленного на то, чтобы обезопасить его радиоактивное наследие, разработано не было.

Только в 2000 году – спустя почти десять лет после обретения Украиной независимости – финансируемая государством группа под названием «Барьер», действующая под эгидой Министерства энергетики и угольной промышленности Украины, взяла под контроль часть радиоактивных участков и строений завода. Остальная территория завода была разделена между другими частными компаниями и государственными предприятиями. В итоге в 2007 году ПХЗ был признан банкротом, а большая часть его владений была продана с аукциона.

Оставшиеся радиоактивные отходы были переданы под контроль «Барьера» и теперь распределены в несколько хвостохранилищ, уязвимых для утечки радона и подверженных воздействию неблагоприятных погодных условий. Ни одно из этих мест не защищено на уровне, хоть сколько-нибудь близком к международным стандартам радиационной безопасности.

В общей сложности около 250 000 м2 территории бывшего завода загрязнены радионуклидами. Еще 20 зданий на территории завода, которые использовались для производства уранового концентрата, также остаются сильно загрязненными.

Вопрос, кто несет ответственность за все это, остается открытым. Украинское правительство потратило миллионы долларов на различные проекты, направленные на то, чтобы взять загрязнение под контроль, но ни один из них не привел к значительным улучшениям.

Лишь в 2003 году Кабинет министров Украины принял 11-летнюю программу по приведению ПХЗ в экологически безопасное состояние с целью защиты местных жителей от вредного воздействия радиации.

За этой программой в 2009 году последовала другая, которая действует по сегодняшний день – по крайней мере на законодательном уровне. Но ее реализация была хаотичной, и представители украинской атомной отрасли критиковали Министерство энергетики и угольной промышленности за неспособность должным образом отслеживать деятельность компании «Барьер». К 2018 году у «Барьера» закончились выделенные государством деньги, а проверки обнаружили, что они неправильно использовали средства, что привело к возбуждению ряда уголовных дел.

Эта государственная программа была ненадолго возрождена в 2019 году, но после начала пандемии выделенные ранее средства были перенаправлены на борьбу с COVID-19.

Еще одно заброшенное здание завода

Ряд международных спонсоров, среди которых Швеция, Норвегия, Международное агентство по атомной энергии и Европейский союз, привлекли средства для оказания помощи проектам по восстановлению завода, большинство которых находится на разных стадиях завершения. ЕС, в первую очередь, потратил 10 миллионов евро на разработку стратегии по обезвреживанию и реабилитации объекта.

Сейчас также действует еще один проект ЕС от 2017 года, направленный на усиление радиационной защиты на объекте и надзор за мерами безопасности и чрезвычайными ситуациями

Вопрос о том, что будет с Приднепровским заводом, остается открытым. Отсутствие какой-либо государственной стратегии привело к растрате ресурсов и невозможности длительного развития всех проводившихся программ. Из-за их прерывания, в сочетании с нестабильным финансированием и слабым управлением, проведение постоянного радиационного мониторинга на объекте было практически невозможно.

«Основываясь на своем опыте, «Беллона» рекомендует украинскому правительству по сути начать реализацию этого проекта заново и предпринять несколько важных шагов», – говорит Никитин.

Во-первых, Киев должен принять долгосрочную стратегию, направленную на реабилитацию всей территории Приднепровского химического завода, состоящую из нескольких этапов. На первом этапе Украине необходимо определить, какая организация или структура будет отвечать за реализацию этой программы.

Затем необходимо рассчитать бюджет. После этого правительство должно убедиться, что выделенные средства не будут сокращены или направлены на другие цели.

Кроме того, необходимо подготовить и утвердить график работ и установить сроки. И правительству не стоит отказываться от помощи, которую предлагают многочисленные международные организации.

Источник

Интересное по теме