Он мне должен…

Никто никому ничего не должен… На это распространенное женское (может быть и мужское, если в обратную сторону) заблуждение существует возвращающая в реальность поправка: "никто никому ничего не должен". Так ли это?

«Никто никому ничего не должен » — идея, овеевшая ветром свободы умы постсоветского поколения, которое априори должно было всем (родине, партии, родным, соседям), кроме себя. Закономерно, что в обществе, пережатом долговой нагрузкой, противоположная идея радости прижилась — не подвергаясь интроспекции здравого смысла. Ведь она освобождала от груза возложенного кем-то долга, а с ним и мучительного чувства вины и страха наказания.

Никто никому ничего не должен…

Вина, которая возникает каждый раз, когда осмеливаешься быть столь эгоистичным, что делаешь что-то для себя. Да что там делаешь? Просто хочешь… Ведь это никак не бьётся с идеей тотального альтруизма (отказа от своего вплоть до последней рубахи), витающей вокруг.

При этом, соглашаясь отказываться от себя в пользу ближнего, в глубине души, ты ждёшь, что он в ответ сделает то же самое в твою пользу. И вот он, другой, уже должен. И возникает обида, если не удаётся получить ожидаемую заботу.

А все вместе создаёт неприятный парадокс — и сам себе взять не можешь, и другие не дают. Приходится выживать, как-то приспосабливаясь к этому противоречию. И куда-то утилизировать напряжение, которое оно создаёт в отношениях.

Не удивительно, что утверждение про «никто никому….», принесенное к нам с первыми тренингами общения и личностного роста, было встречено согласием и вздохом облегчения. Ведь наконец-то получено разрешение задуматься о том, что ты хочешь.

Но, как водится, пребывание в одном максимуме, при смене позиции, неизбежно приводит в максимум противоположный. В данном случае, предложение отказаться от долженствования обрело вид приглашения к отказу от ответственности перед другими. Проще говоря, к безответственности. И импульсивному поведению в отношениях. То есть, возможности принимать решения, касающиеся пары, исходя из своих собственных сиюминутных желаний. Ну раз мы друг друг ничего не должны….

Видимо, в связи с этим перекосом сегодня на страницах интернета можно найти много горячих возражений против озвученной выше идеи.

Мне, в свою очередь, тоже захотелось поразмышлять о том, а есть ли здравое зерно в общеизвестной фразе… 

Итак: «Никто никому ничего не должен» — на мой взгляд, говорит об автономности каждого отдельно взятого взрослого человека. Об отсутствии у нас экзистенциального (то есть объективно заданного) долга друг перед другом.

Успешно вызревшая в процессе взросления человеческая психика становится достаточно оснащённой, чтобы мы могли сами заботиться о себе, обеспечивая свою жизнь. И, соответственно, самостоятельно выбирать, с кем вступать в отношения и какие при этом обязательства добровольно брать на себя.

Ведь долг возникает там, где есть договорённость об обязательствах. Я делаю это (хотя, возможно, сию минуту у меня другое желание), потому что обещал. Потому что выбираю эти отношения и с уважением отношусь к собственному слову. 

В этой точке свободного выбора, как мне видится, состояния «должен» и «хочу» перестают вступать в конфликт — должен, потому что хочу, чтобы другому было хорошо. Только это не импульсивное «хочу», а долгосрочно принятое решение, основанное на личном смысле. 

Смотрите, понимание того, что никто никому не должен, создаёт внутри ощущение не жертвы, а автора. Я сам создаю свою жизнь и отношения в ней. Если в жизни нет заданности, в ней нет гарантий, а, значит, и требований. Тогда меня никто не накажет, но и жизнь у меня будет такая, на что я способен и решусь сам. И чувство долга в ней — не мера моей ограниченности, а мера моей ответственности. 

Так что, касательно обсуждаемой фразы — кто как читает. Для невротически обусловленного, незрелого человека она будет оправданием его отказа брать ответственность. Для созревшего же в взрослого — напоминанием о его собственном выборе. 

Олеся Савчук, специально для Эконет.ру



Источник

Интересное по теме