О зрении и не только

Для того, чтобы признать наличие конфликта (внутреннего, внешнего) – нужны силы, смелость, ощущение опоры (иногда, это человек, на которого можно опереться, иногда – знания, средства, уровень ценностей). И осознанная работа с конфликтом действительно может привести к изменениям на многих уровнях.

О зрении и не только. Я закрываю глаза на____ . Мне больно смотреть на ____ . Я просто не могу видеть этого ___ . Я ненавижу это___. Если я это увижу, мне придётся ___. Я же вижу, что____ . Я боюсь увидеть в себе (в тебе, в нас), что …. Я вижу, что похож на ___, что так же, как и ____ я___. Я не могу смотреть на свою___ . А вы можете заполнить пробелы?

Как работать с конфликтом

Я дала «домашнее задание» знакомому, которого окулист направил к психологу, подумать над продолжением этих фраз. 

Если есть конфликт, который мы не осознаем, для работы с которым сейчас нет сил, возможности, знаний – тело может стать «громоотводом» для напряжения. (И часто нам легче перенести боль/болезнь физическую, чем боль эмоциональную. Дети, наносящие шрамы, говорили иногда – «эта боль давала мне возможность отдохнуть». (Внимание! Причин шрамирования может быть множество).

Перефразирую определение из позитивной психотерапии: Симптом – это способность языком органов говорить о том, что есть напряжение, пока неразрешимый конфликт.

Для того, чтобы признать наличие конфликта (внутреннего, внешнего) – нужны силы, смелость, ощущение опоры (иногда, это человек, на которого можно опереться, иногда – знания, средства, уровень ценностей). И осознанная работа с конфликтом действительно может привести к изменениям на многих уровнях.

(У меня есть правило – с любым физическим симптомом первым должен работать доктор, которому есть доверие.

Психолог – сопровождает процесс, не заменяя, а поддерживая работу доктора.

У одного и того же симптома может быть огромное количество причин. Книжки и статьи, где даётся однозначная «трактовка» симптома, могут отвлекать от поиска именно Нашей причины и именно «нашего конфликта».

Я дала «домашнее задание» знакомому – ответить на эти вопросы, когда он будет готов. (Пишу с его разрешения). Я не могу с ним работать, он мне очень дорог, я знаю о нем много лишнего и буду подыгрывать и слишком стараться – но помогала ему внутренне подготовиться ко встрече с коллегой.

Интересно, что после того, как он завис на несколько недель, ответил на вопросы, удивился, подумал, решился на работу с коллегой, бросил терапию, пропал, пережил кризис, затем, когда мы встретились с ним, я обратила его внимание, что он впервые за долгое время смотрит на меня, не отвлекаясь на телефон, не отводя взгляд. И может переносить мой взгляд, мое внимание. И мы почему-то не говорили об окулисте и зрении. Говорили о том, что в жизни сейчас больше ясности и честности.

Он потребовал от меня продолжения, я предложила ему вернуться к работе с коллегой и следующий набор фраз «наподумать»:

  • Я могу смотреть на радость и на грусть
  • Я вижу себя 
  • Я вижу своё и твоё несовершенство. И позволяю себе и тебе быть неидеальными «человеками»
  • Я позволяю себе…
  • Я могу не отводить глаз от того, что тяжело 
  • Я могу быть в контакте
  • Я вижу, в чем мы похожи и в чем мы разные, но я позволяю себе быть собой, а тебе быть тобой
  • Я позволяю себе помнить прошлое. Видеть настоящее. И знаю, что могу смотреть в будущее, я смогу принять радость и справиться с тем, что предложит мне будущее.

Конечно, работают не фразы. А обретение того состояния, из которого мы можем их произнести искренне и спокойно.

Добрых нам и ясных дней. 

Автор: Светлана Ройз



Источник

Интересное по теме