О ценности жизни и близости

✅Нельзя знать заранее, как поведешь себя, если над жизнью нависнет неумолимый рок. Иногда люди размышляют об этом. Одни говорят, что если станут беспомощными, предпочтут не быть обузой и сами покончат с собой. Другие убеждены, что близкие позаботятся о них. Кто-то боится даже думать об этом и избегает разговоров на подобные темы.

Довольно часто бывает так, что человек выбирает не бороться с болезнью, а делает вид, что ничего не происходит.  Если у него есть близкие, им в такой ситуации очень тяжело. Они вынуждены наблюдать угасание дорогого человека и испытывать опустошающее бессилие что-либо изменить. Их пожирает чувство вины и во время болезни близкого, и после его смерти. 

О жизни, смерти и любви

Но бывает им все же удается, пусть и не надолго, вырвать его из цепких лап смерти.

Сегодняшняя история об этом.

Пожилой мужчина: муж красавицы жены на 15 лет моложе него, папа двух взрослых дочерей, дед трех внучек и одного внука, глава крупной компании. Он всю жизнь был смелый, отчаянный, вел людей за собой, всегда в гуще событий. Курил беспрерывно по две-три пачки в день. Это ли послужило причиной или нет, но однажды у него обнаружили рак. 

Выслушав диагноз, прогнозы и предложение схемы лечения: операция, химиотерапия, а главное – необходимость бросить курить, он, грубо послав врача куда подальше, наотрез отказался лечиться. Сказал, что ничего не собирается менять, что просто продолжит жить и работать «пока не сдохнет». 

Но боли быстро подкосили его, он терял силы и неделями проводил на больничном. Курить не бросил, начал выпивать. Угасал на глазах, но хорохорился, отшучивался и резко обрывал все разговоры с близкими о болезни и реальном положении дел. 

Жена и дочери то и дело устраивали истерики, бросались уговаривать и давили: «Ты должен начать лечение, взять себя в руки, бросить курить. Ты должен…».

От этого он мрачнел и замыкался в себе. Его близкие были в отчаянии.

Наступил день, когда жена и дочери обратились ко мне. Выслушав их сбивчивую речь, прерывающуюся горькими рыданиями, я начала задавать вопросы не касающиеся болезни. Это были вопросы о их муже и отце как о человеке и личности. 

Постепенно мы погрузились в атмосферу и внутренний мир их колоритного семейства.

Они рассказывали смешные и грустные истории, крылатые словечки отца семейства, которые он говорил в самых разных обстоятельствах, его искрометный юмор, про его «фирменную» сливовую наливку. 
Рассказывали про его страсть к конструкторам самолетиков, которые он покупал якобы внуку, а на самом деле, чтобы с упоением заняться ими самому. Они понимали это, и по-доброму пошучивали над ним…

Это было чудесно. У меня перед глазами вставали живые образы их рассказов. Я буквально осязала любовь и тепло, которыми этот мужчина одаривал своих близких. Он всегда давал им чувство надежности и тыла за спиной. 

И вот теперь за спиной стало мрачно, оттуда повеяло могильным холодом…

Мы вернулись в реальность. Их глаза вновь наполнились слезами. 

Но меня не отпускало яркое послевкусие услышанного. Я поделилась с женщинами своими чувствами и впечатлениями. Сказала, что такие откровения и истории просто не могут не трогать.

Продолжив размышления мы пришли к выводу, что не стоит продолжать давить на упрямца и заставлять лечиться, а вместо этого надо рассказать ему о себе. О своих воспоминая, о том, как он им дорог, как много он дал им, о своих чувствах сейчас, о своем бессилии, отчаянии, боли. Рассказать о том, как им жаль, что он не борется за жизнь, чтобы провести с ними еще хоть немного времени. Женщины ушли в глубокой задумчивости…

Дальше было вот что, семья уехала на несколько дней, оставив упрямца одного в пустом доме. Проснувшись утром, с уже привычной болью в груди и тоской в душе, он услышал, что в дверь позвонили. Посыльный принес диск. 

Включив запись его сердце дрогнуло. Молча, с улыбкой на лице, с экрана на него смотрели все члены семьи. Потом было несколько часов видео-записи, где каждый по отдельности обращался к нему со словами идущими из глубины сердца, затрагивающими самые потаенные струны души.
Несколько часов откровений, воспоминаний, искренности, юмора и бездонной боли и тоски. Он пересматривал этот диск, снова, снова и снова…

Мужчина пошел лечиться. Бросил курить. И хотя много времени уже было упущено, он все же отвоевал у смерти еще целых 8 месяцев, 12 дней, 5 часов, и несколько минут близости, искренности, трепета, теплоты, Жизни…

Когда он скончался, жена и дочери сказали, что не смотря на боль потери, теперь, после того как он ушел, могильного холода за их спиной больше не было, там было светло и по прежнему тепло.
Он ушел, но его любовь осталась с ними… 

Автор Леа Веденски

Иллюстрации Scott Conary



Источник

Интересное по теме