Норильская «солянка»: когда ликвидируют последствия прошлогоднего разлива

Прошел почти год с тех пор, как 29 мая в Норильске из резервуара хранения ТЭЦ-3, принадлежащей «Норильскому никелю», произошла утечка 21 163 тонн дизельного топлива. Ликвидация последствий аварии, согласно предварительному плану, будет проводиться до 2025 года включительно. Эксперты рассказали, каких результатов удалось добиться на данный момент.

«Чтобы вычистить что-то одно, приходится выпачкать что-то другое. Но можно выпачкать все на свете, так ничего и не вычистив…» (с)

Мое детство прошло в 70-80-х годах прошлого века, преимущественно в небольших поселках Марийской АССР. И одним из запахов этого детства, врезавшимся в память, был стойкий запах нефтепродуктов… Легкий, неустойчивый и очень приятный аромат паров бензина, чуть более густой – солярки, немного резковатый и терпкий – отработанного машинного масла, густой и не очень приятный – солидола.

Нефтепродукты были везде – на земле базы леспромхоза, вокруг гаража комбикормового завода, рядом с хозпостройками санатория… Помню, у нас на огороде стояла огромная цистерна, снятая с бензовоза, для полива овощей. Когда ее только привезли, родители сказали, что выжигать ее нельзя (вредно) и просто промыли подручными средствами. Но даже после промывки, вода долго еще пахла «какой-то соляркой».

Такое ощущение, что нефтепродукты в СССР лились в землю рекой: водители после рейса сливали лишнее топливо в ближайший канализационный коллектор, канаву, ручей (чтобы их не обвинили в отлынивании от работы, надо было подтвердить полную выработку топлива); нужно емкость освободить (или «загнать по спекулятивной цене») – нет проблем: остатки топлива выливались в землю… Сотни, тысячи тонн по всей стране ежегодно.

Полагаю, в северных регионах было тоже самое. Только к готовым нефтепродуктам еще добавлялись разливы сырой нефти. Но, если в южных и умеренных широтах нефтепродукты худо-бедно разлагались естественным путем (по крайней мере – основные, легкие и наиболее токсичные для природы фракции), то на севере, думаю, разложение тех, «советских» нефтепродуктов до конца еще не закончилось, плюс, к старым загрязнениям постоянно добавляются порции новых.

Так, 29 мая 2020 года при разгерметизации бака с дизтопливом на ТЭЦ-3 «Норильско-Таймырской энергетической компании» (входит в группу компаний «Норильский Никель») в тундру утекло более 20 тыс. т солярки. Эту аварию можно назвать уникальной по масштабу и, соответственно, нанесенному природе ущербу, но по-сути – это вполне рядовое явление, порожденное российскими безалаберностью и пофигизмом…

Последствия прошлогоднего разлива в Норильске, 08.05.2021 г.

Итоги «норильской аварии» подведены, выводы сделаны, многомиллиардный ущерб – назначен. Осталось взыскать этот ущерб в полном объеме, вычистить до конца, то, что можно, и обеспечить наблюдение за территориями района распространения аварийного разлива на случай выявления новых загрязнений.

30 апреля в рамках 13-й Российско-Германской сырьевой конференции был проведен круглый стол «Технологии ремедиации почвенных и водных ресурсов». Организаторы мероприятия – Технический университет Фрайбергской горной академии и Санкт-Петербургский горный университет. Как и всегда, это было очень интересное и познавательное мероприятие, на котором звучали не только научные доклады, но и проходил обмен опытом по рекультивации загрязненных земель.

Но нас, в контексте норильской аварии, больше всего заинтересовали два доклада: Владимира Алексеевича Андроханова (директор Института почвоведения и агрохимии сибирского отделения РАН) «Экологическое состояние почвенного покрова в зоне аварийного разлива нефтепродуктов в районе г. Норильск» и Александра Борисовича Курченко (генеральный директор ООО СПАСФ «Природа») «Результаты работы по ликвидации последствий разлива нефтепродуктов ТЭЦ-3 АО «Норильско-Таймырская энергетическая компания».

По словам Владимира Андроханова, разлив дизельного топлива из аварийной цистерны в той или иной степени затронул три водотока: р. Далдыкан, ручей Безымянный, р. Амбарная и оз. Пясино. Причем, основной объем нефтепродуктов локализован в устье р. Амбарной и частично – в озере. Сотрудниками института были обследованы большие территории вокруг Норильска и по ходу протечки нефтепродуктов.

Во многих местах выявлена деградация растительного и почвенного покрова, что говорит о систематическом загрязнении этой территории (и не только нефтепродуктами). Следствие этих загрязнений – эрозия почв и увеличение протаивания вечной мерзлоты с 0,5 до 3-х (!) метров, что, в свою очередь, влечет за собой деформацию дорог, хозсооружений и приводит к другим негативным последствиям.

В этом году необходимо дообследовать Норильский район, выявить остаточное загрязнение нефтепродуктами и дать научно обоснованные рекомендации по рекультивации загрязненной территории. Последствия аварии, по словам Андроханова, можно устранить за 2-3 года (ранее эксперты высказывали предположения, что на ликвидацию последствий аварии может потребоваться до 10 лет).

Последствия прошлогоднего разлива в Норильске, 08.05.2021 г.

Александр Курченко более подробно рассказал о том, каким образом осуществлялась сама очистка от нефтепродуктов пострадавших экосистем. Летом 2020 года (уже после проведения аварийно-спасательных мероприятий по откачке дизтоплива и после подготовительных мероприятий по обследованию местности, составления карт загрязнения, подбора технологии очистки и разработки проекта работ) две бригады ООО СПАСФ «Природа» проводили промывку загрязненных земель.

После очистки территории от погибшей растительности применялась следующая технология: поскольку основное загрязнение было сконцентрировано на глубине 40 см вдоль берегов рек, ниже этого уровня забуривались промывные стволы и туда насосами подавалась чистая вода. Солярка вымывалась из грунта, стекала в водоем, где ее собирали при помощи искусственных запруд и специальных сорбентов. Эффективность данной технологии составляла до 83%. Таким образом, было очищено 26 км берегов.

Максимальное загрязнение нефтепродуктами (от 10 до 55 тыс. мг/кг) было зафиксировано на площади 2 га, среднее (от 5 до 10 тыс. мг/кг) – на площади 4 га. После очистки на первом этапе работ остаточное загрязнение составило до 2 тыс. мг/кг. Часть нефтепродуктов, осевших на дно водоемов и смешавшихся с илом, пришлось собирать (вычерпывать) с помощью самодельных сеток вручную. К слову сказать, при проведении работ по очистке территорий и акваторий от нефтепродуктов использовался в основном ручной труд.

Последствия прошлогоднего разлива в Норильске, 08.05.2021 г.

Применение технических средств для сбора сорбировавшихся нефтепродуктов, по словам Александра Курченко, было не всегда оправдано из-за малых объемов загрязнителя. При реализации второго этапа работ на р. Амбарная, где загрязнение нефтепродуктами достигало 30 тыс. мг/кг, удалось снизить его до 400-620 мг/кг. Таким образом, цель работы – очистка загрязненных берегов до концентрации нефтепродуктов 1000 мг/кг (ПДК в почве), была достигнута. По окончании работ, в конце лета, на реабилитированных территориях была посеяна трава, которая благополучно взошла, что также подтверждает достаточность проведенных мероприятий по очистке. Для сбора нефтепродуктов с поверхности воды было использовано 2,5 тонн сорбента отечественного производства. Смесь сорбента с нефтепродуктами после сбора обезвреживалась (сжигалась) на установке «Факел-60» и ТЭЦ.

На 2021 год запланированы работы по дообследованию территории, загрязненной нефтепродуктами, чтобы определить остаточное загрязнение, уточнить объем предстоящих работ, а затем будет объявлен тендер на их проведение. Всего предстоит доочистить еще около 16 га загрязненных земель. К сожалению, формат «онлайн» не позволил пообщаться вживую с участниками «круглого стола», а вопросы к докладчикам сформулировались только к концу встречи. Надеюсь, и у Владимира Андроханова и у Александра Курченко, найдется время на них ответить.

1. Вечная мерзлота в районе Норильска местами оттаивает до 3-х метров вследствие антропогенных загрязнений. Были ли такие участки в районе ликвидации аварии? Если да, то могла ли солярка, вытекшая 29 мая, проникнуть на эту глубину? Могла ли свежая солярка растворить (частично) тяжелые фракции нефтепродуктов от старых загрязнений и, таким образом, увеличить суммарное загрязнение экосистем? Если нефтепродукты могли просочиться на глубину до 3-х метров, а промывали только слой почвы в 40 см, то, получается, часть солярки так и останется в тундре?

2. На Яндекс-Картах (сканировано 08.05.2021 г. см. рис. 1, 2, 3) хорошо виден красноватый цвет воды р. Далдыкан до и после впадения в р. Амбарная, потом, через несколько километров (после разбавления) цвет приобретает обычную окраску.

Возможно, там запечатлен для истории сброс загрязненных вод с Надеждинского металлургического комбината (входит в группу компаний «Норильский Никель») 2016 года, а, возможно, это какой-то другой случай… На более свежем снимке Гугл-карт (сканировано 08.05.2021г. рис. 4) вокруг предприятия всеми цветами радуги переливается «солянка» из тяжелых металлов – соединений меди, кобальта, никеля, хрома и т.д. Думаю, что эти реки, включая берега и донные отложения, сильно загрязнены тяжелыми металлами антропогенного происхождения.

Последствия прошлогоднего разлива в Норильске, 08.05.2021 г.

Работы по промывке берегов от нефтепродуктов могли спровоцировать вторичное загрязнение тяжелыми металлами вод реки. Проводились ли исследования на тяжелые металлы почв и воды во время работ по очистке? Если проводились, были ли зафиксированы превышения ПДК и в каких пределах?

3. При проведении работ по очистке образовалось как минимум 5 видов отходов: растительность, загрязненная нефтепродуктами, грунт+нефтепродукты (причем, несколько видов: песок+нефтепродукты, глина+нефтепродукты, торф(?)+нефтепродукты), донные отложения+нефтепродукты, сорбент+нефтепродукты, горелая земля+зола от сжигания нефтепродуктов и сорбента…

Хотелось бы уточнить, сколько тонн отходов всех видов образовалось и сколько тонн подверглось обезвреживанию? Как правильно (в соответствии с Федеральным классификационным каталогом отходов) назывался отход, получавшийся в результате обезвреживания? Какой класс опасности имеет этот отход? Сколько отхода после обезвреживания образовалось и куда он был перемещен?

4. Если не проводить мероприятия по очистке территории от нефтепродуктов – через какое время природа сможет полностью восстановиться (почвенно-растительный слой и гидробионты)?

Заранее благодарю за ответы.

P.S. Да простит меня читатель, но послесловие будет таким же лирическим, как и начало этой статьи.

Как показывает практика, в наш век научно-технического прогресса и нанотехнологий, как ни странно, самым эффективным средством для ликвидации последствий экологических аварий является «дядя Вася с лопатой». Именно они – простые рабочие, подкованные не на курсах повышения квалификации по программе «Обращение с опасными отходами», а обычной русской смекалкой – остаются самым эффективным инструментом в борьбе с любой природной или техногенной аварией. Спасибо вам, мужики, за вашу работу. Если б не вы – где бы были ваши начальники…

И второе. По моему мнению, разлив нефтепродуктов – не самая большая проблема данного региона, а только «вершинка айсберга». Выскажу осторожное предположение, что вся прилегающая к промышленным предприятиям Норильска территория (особенно вдоль рек), нуждается в экологической реабилитации от более токсичных для биоты тяжелых металлов.

Источник

Интересное по теме