Очень «экологически чистые» продукты Кавказа

За последние 200 лет человечество изобрело около 80 тысяч химических соединений, которых раньше не существовало на нашей планете, и научилось выращивать генно-модифицированные продукты питания. Нововведения позволили значительно увеличить производство аграрной продукции, сделать ее транспортабельной на далекие расстояния и не портящейся долгое время. В нашей стране, в отличии от Европы, вопросами влияния научного прогресса на здоровье людей озаботились совсем недавно. Среди жителей мегаполисов и других городов с каждым годом растет спрос на экологически чистые продукты. Где их можно найти и как обстоят дела с экологией в сельской местности, выяснял корреспондент Кавказской политики. Без удобрений ничего не вырастет? У нас здесь самая плохая экология, утверждает житель кавказской глубинки Дмитрий (37 лет). Дальше он объясняет мне, как пагубно влияют на воздух в станице ветра со стороны химических заводов в сотне километров отсюда и находящийся поблизости гипсовый карьер. Вот крысы от чего гибнут? спрашивает меня Дмитрий. И тут же сам отвечает на свой вопрос: От гипса! Крысиный яд это гипс, они съедают его, а потом пьют воду, он разбухает, и крысы дохнут. И мы тут так же! На каждое мое возражение Дмитрий достает, как из магического цилиндра, очередную научную теорию, которую очень сложно аргументированно опровергнуть в коротком разговоре. Своим рассказом мой собеседник пытается подвести меня к мысли, что раз абсолютно экологически чистых мест и продуктов не существует, то не стоит вообще обращать на это внимания. Доля правды в словах Дмитрия все же есть. Химикаты сегодня используются повсеместно, а проверить на наличие генно-модифицированных организмов то, что хозяйственники сеют в почву, без специальных лабораторий просто невозможно. Даже президент обеспокоился тем, что контроля использования ГМО в России нет, и мы даже на 100% не можем сказать, какой объем поступает на наш рынок. Достоверно известно только, что последние пятнадцать лет количество импортных семян на российском рынке России устойчиво растет. В мелких и средних хозяйствах специальной селекцией семян никто не занимается, покупают тот посадочный материал, который дает больший урожай и устойчив к болезням, вопрос безопасности выращенных плодов для конечного потребителя стоит даже не на третьем месте. Станичники заняты выживанием и считают вопросы экологии излишествами людей не от мира сего, периодически приезжающих сюда пожить или ждущих от них тех самых экологически чистых продуктов у себя в городах. Но чудаки платят деньги, потому их мнение приходится учитывать. Наш собеседник Дмитрий тоже занимается мелким фермерством. Выращивает картошку, сажает каждый год до десятков гектар. На прямой вопрос признается: химические удобрения добавляет, травит сорняки гербицидами делает, в общем, как все. Урожай вывозит в города на Газели и продает сразу в квартиры потребителям. Захожу в подъезд многоэтажки и начинаю спрашивать, кому нужна картошка. Когда продаю, приходиться говорить, что она без химии, своя, не фермерская. Берут охотнее, рассказывает Дмитрий. На вид мой собеседник классический сельский житель, живой стереотип, не поверить ему мне было бы очень сложно. Совесть не мучит? уточняю я. Я же умеренно сыплю [химикатов], немного, обижается он. И затем уточняет: Мы сами эту картошку едим, и дети мои едят. У тебя без удобрений ничего не вырастет, впустую год проработаешь. Кроме того, мой собеседник каждую весну занимается перепродажей селитры и нитратных удобрений: покупает их оптом на заводе в Невинномысске и перепродает станичникам в розницу. На вид это белые шарики, упакованные в 50-килограммовые мешки. Дмитрий говорит, что товар очень ходовой и используется всеми в большей или меньшей степени. Есть ли жизнь без химии и ГМО? Я им так и говорю: наложите свою нитромофозку (нитратные удобрения прим. ред.) себе в тарелки и ешьте прямо так, возмущается 55-летняя Виктория Николаевна. По ее словам, удобрения она не использует, хотя говорит, что среди соседей осталась такая одна: Или не сажают почти ничего, или сыплют эту гадость. Пытаюсь оппонировать: В таких странах, как США и Канада, ГМО вовсе не считается чем-то плохим и широко распространено, не говоря уже об умеренном использовании химических удобрений. Да пусть хоть с мусорки питаются, но это же все в почву попадает, с дождями и поверхностными водами разносится повсюду, и ко мне тоже, парирует Виктория Николаевна. И продолжает: В прошлом году сосед межу прыскал, ветер дунул в мою сторону, и мой горох, с его стороны посаженный, почти весь погорел. Прыскать межу это целая местная традиция. Обработать границу с соседними земельными участками с помощью гербицидов считается признаком хорошего хозяина, при распылении они просто выжигают всю траву. Она сначала желтеет, а затем сохнет, и какое-то время на этом месте ничего не растет. Причем если среди экологов и разного рода защитников окружающей среды слово Раундап (наиболее популярный современный гербицид) вызывает ужас, то у станичников это синоним качественного товара и верного помощника в хозяйстве. У меня бузина под забором растет, каждый год куст отрастает с нуля, под фундамент дома заходит и разрушает. Строитель мне и советует, мол, ты его Раундапом протрави, в шприц раствор набери и вколи в ствол, рассказывает Виктория Николаевна. Я только открыла рот, чтобы сказать, что это яд, от него и рак, и все что угодно может быть, и я почву им заражать не собираюсь, а он: мол, если не поможет, вколи двойную или тройную дозу. Я и замолчала, ничего не стала говорить. И все же экологически чистые продукты, насколько это возможно в современном мире, существуют. Встретить их можно в мелких подсобных хозяйствах, хотя сам по себе масштаб ничего не гарантирует. В крупных агрохолдингах и даже в хозяйстве у фермеров средней руки вырастить продукт без применения достижений науки, по старинке, просто нереально. Раньше в колхозах люди пололи поля по очереди, сейчас гектары кукурузы вручную полоть никого не заставишь, вспоминает Анна Ивановна (68 лет). Секрет экологии мелких хозяйств прост. Зачастую легче и быстрее немного повозиться с мотыгой, чем покупать аппарат для распыления, сам гербицид и тратить время на готовку раствора. Есть и люди, которые на уровне убеждений не приемлют химии и ГМО, но таких в глубинке очень мало они, как правило, из бывших горожан. На лицо ужасные, чистые внутри На самом деле выращивать продукты без применения современных способов ведения сельского хозяйства тяжело и затратно. Экологически чистые продукты выращиваются любителями, как правило, только для собственного потребления. Потому на рынке они встречаются очень редко, и отличить их в общей массе практически невозможно. Продаются плохо, потому что имеют невзрачный вид, а стоят уж точно не дешевле своих химических аналогов. В ЕС проблема поиска продуктов, выращенных без химикатов и ГМО, решается путем создания специальных экомагазинов. Поставщики продукции в такие торговые точки проверяются по всей цепочке производства, начиная от земли, где выращиваются продукты, заканчивая способом сбора урожая. Аналогично и с товарами животного происхождения: от кормления до забоя. Стоят они в 2-2,5 раза дороже своих непортящихся аналогов, но человек, приходя в такой магазин, знает, за что он готов платить деньги, и уверен, что его не обманут. В последнее время в Москве тоже стали появляться такие заведения, но степень проверки продуктов, попадающих на прилавок на наличие вредных веществ, у покупателей вызывает вопросы. Выходить из положения многие решили с помощью портативного тестера на нитраты и радиацию. Продажи подобных устройств за последние годы выросли скачкообразно. Хотя и в этом случае у специалистов вызывает сомнения достоверность результатов комплексного анализа продукта за несколько секунд. Похоже, пока отечественным потребителям при выборе еды придется руководствоваться в первую очередь здравым смыслом, практическим дачным опытом и логикой. А она подсказывает, что в настоящем яблоке может жить червяк, на него слетаются мошки, оно может быть побито паршой, иметь невзрачный цвет и, чаще всего, неправильную форму. Если же вы видите на прилавке что-то сродни яркому шару на новогодней елке, то, скорее всего, с этим яблоком что-то не так. Проезжая мимо дворов, где продают с табуретки арбузы, я решил остановиться и спросить, откуда они здесь, ведь в условиях предгорья бахча растет очень плохо. Бабушка долго повторяла, что товар местный, пока я не купил у нее один арбуз. На прощание, когда машина уже отъезжала, она добавила, что арбуз местный, из населенного пункта N, который намного крупнее этой станицы и находится от нее в 50 километрах. Где он все-таки был выращен и как попал к бабушке на табуретку, выяснить не удалось. В следующий раз я купил действительно местный сорт груш, который видел здесь на деревьях.

Интересное по теме

Leave a Comment