«Неисполнение одной обязанности оправдывает невыполнение другой» – как в Сестрорецке пытаются возвести ДК на месте сквера

Жители города Сестрорецк (Курортный район Санкт-Петербурга) уже много лет пытаются отстоять небольшой зеленый участок около своих домов. На месте сквера местные власти хотят построить дом культуры. Права жителей в суде представляет адвокат «Беллоны» Ксения Михайлова. Она рассказала, как идут судебные процессы, где противники строительства имеют шансы на победу, и к какой тактике прибегают власти.

Вот так должно выглядеть здание нового дома культуры

Внутриквартальный сквер на набережной Строителей в городе Сестрорецк приглянулся местным властям под строительство ДК давно. Участок не входит в список ЗНОП (зеленых насаждений общего пользования), а правила землепользования и застройки (ПЗЗ) относят его к зоне жилого строительства. Если территория не входит в перечень ЗНОП, то она оказывается под угрозой. Зачастую чиновники смотрят на формальные документы, а не на то, что существует на земле по факту.

Общественные обсуждения проекта планировки и межевания территории, на которых жители выступили против строительства дома культуры, прошли ещё в 2013 году. Тогда мнение общественности проигнорировали – проект утвердили. Люди не раз собирали подписи и обращались к губернатору Санкт-Петербурга, однако безрезультатно.

Главный аргумент местных жителей против возведения дома культуры – вырубка сквера, который в народе носит имя Тимофея Почтарева, героя СССР и ветерана ВОВ, он лично сажал там деревья. В сквере сделали благоустройство, здесь есть скамейки и спортивная площадка. Местные утверждают, что это единственная рекреационная зона на много окрестных домов. Они опасаются, что после строительства ДК у них не останется нормальных подъездов к домам, а во дворы хлынут автомобили, так как их негде будет парковать.

В ходе борьбы местных жителей с властями города выяснилось, что у земельного участка много обременений, которые не позволяют возводить капитальные строения. Во-первых, ДК планируется в водоохранной зоне озера Сестрорецкий разлив, во-вторых, участок граничит с объектом всемирного наследия ЮНЕСКО, в-третьих, по генплану города там запланирована санитарно-курортная зона, в-четвертых, там пролегает газопровод высокого давления.

Адвокат «Беллоны» Ксения Михайлова

– Ксения, расскажите, чего вам уже удалось добиться?

– Нам удалось добиться того, что приостановлено решение по строительству, и оно [приостановление решения, – прим. ред.] до сих пор действует. Сейчас в Куйбышевском районном суде рассматривается дело об обжаловании разрешения на строительство. В Санкт-Петербургском городском суде ранее рассматривалось дело об обжаловании правил землепользования и застройки и об обжаловании проекта планировки территории. Но городской суд в удовлетворении иска о признании незаконным ПЗЗ нам отказал. 3 марта состоится апелляция.

В ходе рассмотрения этого дела выяснились интересные правовые подробности. Территория, где предполагается дом культуры, не только относится к водоохранной зоне Сестрорецкого разлива (это не препятствует строительству), но находится рядом с резервным источником питьевого водоснабжения. У этого источника должна быть так называемая зона санитарной охраны (ЗСО).

По закону она устанавливается органами исполнительной власти, то есть правительством Санкт-Петербурга. Однако несмотря на то, что был подготовлен проект зоны санитарной охраны, и Роспотребнадзор дал на него положительное заключение, правительство не утвердило эту зону. Мы выяснили, что в городе в принципе нет зон санитарной охраны источников питьевого водоснабжения. У нас есть отдельные установленные зоны для некоторых водозаборов, но у нас не существует ЗСО для источников как таковых.

Правительство города не выполнило свою обязанность и не установило охранную зону. Теперь оно приводит это в качестве подтверждения законности ПЗЗ. Эти правила не учитывают зону санитарной охраны, и суд с этим соглашается.

– По этой причине вам и отказали в обжаловании ПЗЗ?

– Да, орган исполнительной власти не исполняет свои обязанности и это неисполнение приводит в качестве обоснования того, что дальше можно нарушать вышестоящие законодательные акты.

– Правильно ли я понимаю, что по генплану города там запланирована санитарно-курортная зона? В этом случае можно апеллировать к нему?

– Согласно генеральному плану Санкт-Петербурга, который приняло Законодательное собрание города, определено, что территория, где планируется строительство ДК, отнесена ко второму округу горно-санитарной охраны курорта. В силу федерального закона обязанность по установлению охранной зоны возлагается на органы исполнительной власти. Они это должны были сделать еще в 2010 году, сейчас срок продлили до марта 2021 года, но никто ничего не устанавливает.

Нам принесли заключение профильного комитета о том, что там считают нецелесообразным создание зоны горно-санитарной охраны. Получается, что у нас есть закон, который говорит, что вы должны установить округ горно-санитарной охраны, но власти этого просто не делают. Раз охранную зону не установили, то и в ПЗЗ территория не отражена как зона с особым режимом использования. Потом сами же и говорят, что раз округа там нет, то и строить законно.

– Можно ли как-то выбраться из этого порочного круга?

– Это комплексный правовой пробел, который делает практически невозможной правовую защиту в данной ситуации. Когда орган исполнительной власти подменяет собой закон, то на основании чего мы будем оспаривать их бездействия? Неисполнение одной обязанности государственными органами оправдывает невыполнение другой обязанности. Это правовой нонсенс. Мы говорим, что орган исполнительной власти нарушил закон, он отвечает – да, но я уже давно нарушил закон, поэтому другое нарушение не в счет.

– Расскажите, как на судьбу сквера может повлиять его близость к объекту всемирного наследия ЮНЕСКО?

– Действительно, рядом находится объект всемирного наследия ЮНЕСКО, который непосредственно прилегает к данной территории. В силу конвенции у него должна быть буферная зона, чтобы сохранить сам объект. Но опять же эта зона не установлена.

Если у нас есть какой-то объект культурного наследия, и у него нет охранной зоны, то по федеральному закону у него возникает защитная зона. Данное правило действует для тех объектов, которые входят в наш собственный федеральный или региональный реестр объектов культурного наследия.

Это делает орган исполнительной власти, в данном случае Министерство культуры. Но оно не вносит объект всемирного наследия в государственный реестр. Закон говорит, вы должны внести, но министерство просто этого не делает. И получается, не устанавливается защитная зона, потому что территории просто нет в реестре.

– Еще один очень весомый аргумент против строительства ДК – газопровод. Как его наличие может повлиять на исход?

– Да, там газопровод высокого давления, перенос его не планируется. Согласно проектной документации, как я это оцениваю, и мы пытаемся это подтвердить в суде, минимальный отступ от защитной зоны газопровода до фундамента здания не соблюдается. В проектной документации технические условия просрочены на момент строительства.

Добавлю также, что невозможна эксплуатация дома культуры, потому что там должен быть другой тип дорог и подъездов согласно полученным данным из комитета по транспорту. Все это проигнорировали, когда выдавали разрешение на строительство. Расширение этих дорог практически невозможно, потому что это идет вплотную к объекту всемирного наследия ЮНЕСКО. Еще большой вопрос по пожарным подъездам, так как они очень узкие.

– Люди очень переживают за судьбу сквера. Стало ясно, что он не входит в ЗНОП. Удалось ли вам найти какие-то зацепки относительно зеленых насаждений?

– На территории находится скверик, и предполагается, что эта растительность будет вырублена. В проектной документации должен быть акт обследования растительности на территории строительства. Должны быть предусмотрены документы на вырубку и расчетно-восстановительная стоимость зеленых насаждений.

Мы истребовали эту проектную документацию, и ее нам предоставили в электронном виде, по ссылке. Что мы там увидели? Мы нашли просто белые листы, поперек которых ручкой написано «Акт обследования». То же касается и расчетно-восстановительной стоимости деревьев. На основании этой проектной документации и было выдано разрешение на строительство. Мы сделали нотариальный осмотр представленных документов, чтобы предоставить его в суд.

Еще есть такое понятие «зеленые насаждения специального назначения», и закон Санкт-Петербурга относит к ним зеленые насаждения, которые находятся в водоохранной зоне. Но закон требует просто учитывать их специальность, нигде прямо не сказано, что их нельзя рубить.

– В 2013 году на общественных слушаниях жители высказались против застройки участка, но итоги слушаний были проигнорированы. Если ли шанс через это повлиять на исход событий?

– Общественные слушания – это процедура сбора мнений, но не учет мнений. Нет ни одного нормативно-правового акта, который бы запрещал властям принимать решение, которое противоречило бы тому, что граждане высказали в ходе обсуждений по тому или иному вопросу. Слушания состоялись, люди свое мнение высказать смогли. Да, некоторые нарушения имели место, но городской суд с нами не согласился. У нас, к сожалению, общественные слушания имеют рекомендательный характер.

Беседовал Евгений Аниськов

Источник

Интересное по теме