«Нам нужен новый тип экономического роста», – в Петербурге обсудили циклическую экономику

В Санкт-Петербурге 10 сентября состоялась международная конференция «Переход к экономике замкнутого цикла: опыт Северных стран», организованная «Беллоной» при поддержке Совета министров Северных стран в рамках международного некоммерческого фестиваля культуры и искусства «Недели Северных стран». Главными темами фестиваля этого года стали экология и устойчивое развитие.

Общество потребления, которое методично выстраивалось после Второй мировой войны, привело нашу цивилизацию к мощнейшему экологическому кризису, из которого мировому сообществу приходится искать выход. Осознанное потребление, производство вещей, которые будут долго служить потребителю, возможность продления их срока жизни за счет ремонта, внедрение аренды в разных сферах – от одежды до автотранспорта, использование вторичных ресурсов, выстраивание экономических производственных цепочек, позволяющих уменьшить влияние на окружающую среду – эти меры могут привести к тому, что количество образующихся отходов будет стремиться к нулю.

Сегодня европейцы на институциональном уровне приняли решение двигаться в сторону «зеленого будущего», когда экономика замкнутого цикла будет сдерживать антропогенное влияние на климат, способствовать восстановлению биоразнообразия и снижать уровень загрязнения окружающей среды. Задача актуальна и для нашей страны. Поэтому в конференции приняли участие чиновники, представители бизнеса и некоммерческих фондов как из Северных стран, так и из России.

Генеральный консул Финляндии в Санкт-Петербурге Саннамаариа Ванамо рассказала о важности международного сотрудничества в этой сфере. «Вместе мы сильнее, чем по отдельности», – заключила она. Именно эта фраза является девизом Совета министров Северных стран. У Финляндии и России много бизнес-проектов, которые необходимо переводить на рельсы экономики замкнутого цикла.

Галина Захарова из Комитета по внешним связям Санкт-Петербурга подтвердила планы по созданию зоны «промышленного симбиоза» на границе России и Финляндии. Для этого государствам потребуется международное партнерство с городами и университетами. Заодно она рассказала о том, что в этом году в апреле в Петербурге в первый раз прошёл Балтийский Форум циклической экономики, по её мнению, доказавший, что российские власти заинтересованы в опыте внедрения экономических моделей, сводящих к минимуму потребление ресурсов и образование отходов.

Генеральный секретарь Совета министров Северных стран Паула Лехтомяки рассказала о планах Совета к 2030 году сделать северный регион наиболее устойчивой и интегрированной территорией во всем мире. Чтобы воплотить это в жизнь, страны сосредоточатся на внедрении модели зеленой, конкурентноспособной и устойчивой экономики.

«Программа министров Северных стран, запущенная в 2016 году, работает. Ежегодно на неё тратится около 240 миллионов российских рублей», – рассказала Лехтомяки. В Мурманске, Архангельске и Республике Карелия реализуются проекты в области биоэкономики. Несмотря на пандемию в этом году Совет министров получил 75 новых заявок на сотрудничество. «Эти цифры обнадеживают», – заключила генеральный секретарь.

Мария Жевлакова, эксперт в области циклической экономики (слева) и Ирина Киуру, директор по стратегическому маркетингу и развитию бизнеса в компании Lindström. Первая панельная дискуссия

Председатель Северной рабочей группы по циклической экономике (Nordic Working Group for Circular Economy, NCE) Ингер Йоханне Висе рассказала о практиках круговой экономики Северных стран. «Нам нужен новый тип экономического роста, основанный на линейной экономике», – считает она. По мнению Висе это позволит уменьшить воздействие на окружающую среду. Этому поможет внедрение технологий по отслеживанию экологического следа товаров, маркировка, использование вторичных ресурсов, применение принципа «зелёных» государственных закупок и продвинутый экологический дизайн товаров.

Первая панельная дискуссия была посвящена переосмыслению потребления. «Переосмысление права собственности – ключевой аспект бизнес-моделей циклической экономики. Вместо того, чтобы постоянно производить больше товаров для личного владения, продукты можно давать в аренду, обслуживать, ремонтировать, перерабатывать и использовать повторно. В этом случае потребление не прекратится и не снизится, оно станет более устойчивым», – заявила модератор дискуссии Мария Жевлакова, консультант, эксперт в области циклической экономики, устойчивого развития и эффективного обучения, автор первого курса о циклической экономике на русском языке. Желвакова заинтересовалась темой ещё в 2005 году, именно тогда в России прошли первые тематические мероприятия.

Директор по стратегическому маркетингу и развитию бизнеса в компании Lindström (Финляндия) Ирина Киуру рассказала об опыте своей компании, которая работает в России более 27 лет. «Циркулярная экономика – основа нашего бизнеса. Мы предоставляем в аренду и перерабатываем текстиль», – при этом Киуру заметила, что текстильная промышленность – вторая по загрязнению на нашей планете.

Бизнес её компании включает в себя предоставление в аренду вестибюльных ковров с последующей системой их обслуживания. «В тот момент, когда наши ковры не могут исполнять свою прямую обязанность по сбору загрязнения, их начинают перерабатывать», – Киуру рассказала о том, что переработанной ими продукцией наполняют боксерские груши. Также компания отремонтировала 4,5 млн единиц рабочей одежды, а российское подразделение оказалось на первом месте по переработке такого вида текстиля.

Марлена Ахонен, специалист по циклической экономике для биоразнообразия фонда Sitra (Финляндия), поведала о работе фонда, функционирующего с 2015 года. «Наша страна – одна из первопроходцев по внедрению принципов циклической экономики», – Ахонен пояснила, что основа циркулярной экономики не переработка и не ресайклинг, хотя они являются её важным аспектом. Прежде всего речь идёт про возможность ремонта вещей, их аренды. «Нам нужно переосмыслить институт владения и право владения», – по мнению Ахонен это приведет к тому, что люди будут выбрасывать меньше вещей.

Фонд Sitra – это независимый бизнес-инкубатор, Sitra работает с образовательными институциями Финляндии, где его сотрудники рассказывают про принципы экономики замкнутого цикла.

Ингвиль Офстад, менеджер по устойчивому развитию компании Bergans (Норвегия), рассказала про прокат оборудования для мероприятий на свежем воздухе. Bergans продают палатки, рюкзаки, инвентарь для зимних видов спорта. «В последние годы мы поняли, что важно заниматься вопросом продления жизни наших продуктов», – Офстад рассказала про запуск брендированного автомобиля, который ездит по стране и предлагает клиентам Bergans услуги по починке продукции.

Компания верит в то, что циркулярные сервисы станут частью текстильной индустрии, но на это потребуется время. «Клиенты пользуются сервисом по починке одежды, мы видим, что они к нам возвращаются. Но к аренде одежды для уличных прогулок пока не могут привыкнуть», – норвежцы пользуются некоторыми видами зимнего инвентаря лишь один раз в год, но Офстад уверена, что именно это и подстегнет их арендовать вещи в будущем.

Надежда Ульструп-Хансен, менеджер проектов, Kalundborg Symbiosis (Дания) рассказала об уникальном примере «симбиотического промышленного партнерства». В городе Калуннборг, расположенном в 100 км от Копенгагена, работают 12 производств, которые ведут деятельность сообща. «Отходы одной компании становятся ресурсами для другой, так реализуется модель замкнутого цикла», – рассказала Ульструп-Хансен, речь идёт об уникальной экосистеме, когда, к примеру, один завод занимается переработкой биогаза, а отходы от производства идут в качестве удобрения для фермеров из другой компании.

Схема «симбиотического промышленного партнерства» в Калуннборге

После перерыва началась вторая дискуссия, посвященная биоэкономике замкнутого цикла. Это новая концепция, объединяющая идеи экономики замкнутого цикла и биоэкономики. Она предполагает использование возобновляемых биологических ресурсов суши и моря, иначе – природного капитала, для производства продовольствия, биоматериалов, биоэнергии и биопродуктов. Идея перехода к циклической биоэкономике – в том, чтобы значительно сократить извлечение из недр невозобновляемых природных ресурсов, таких как нефть, минералы, металлы, и заменить продукты, произведённые из них, на схожие по характеристикам материалы из биомассы.

В самом начале ведущая дискуссии, программный директор «Беллоны» Ксения Вахрушева напомнила присутствующим о спецвыпуске журнала «Экология и право», как раз посвященном теме циркулярной экономики, который «Беллона» выпустила перед конференцией. Вы можете скачать его с нашего сайта.

Первой слово взяла Хелена Сьорген, директор по окружающей среде Шведской федерации лесной промышленности, она рассказала об использовании древесины в Швеции. «Самую лучшую часть древесины используют для строительного сектора, ещё одна часть используется для лесопилок, третья – для отопления», – пояснила Сьорген, подчеркнув важность процесса рециркуляции в экономике замкнутого цикла. В конечном итоге шведская древесина в процессе манипуляций с ней используется около 6-7 раз.

«За последние сто лет в нашей стране лесные площади увеличились в два раза. Так что можно пользоваться древесиной и развивать лесные массивы», – пояснила Сьорген. Это не такая сложная область, как ракетостроение, уверена эксперт, заявив, что у каждого профильного предприятия есть сценарии развития лесопосадок на сто лет вперед. Практику вырубки больших массивов леса Швеция прекратила лет 40 назад.

Ксения Вахрушева выразила сомнение в том, что искусственно выращенный лес способен сравниться с естественными лесными экосистемами по сохранению биоразнообразия. «Разнообразие видов очень важно. Мы высокосортную древесину засаживаем, при этом учитываем фактор биоразнообразия и стараемся выращивать разные деревья. Есть регулирующий документ, здесь нет особой проблемы. В наших лесах сохраняется биоразнообразие», – парировала Сьорген.

На вопрос об импорте древесины Сьорген ответила, что Швеция закупает её меньше 1%. Лес идет из Норвегии, потому что у стран схожие процедуры проверки документов. Интересно, что раньше импорт вёлся из России, но шведам было тяжело отследить, из насколько экологичных источников поступало сырьё. Вдобавок все документы были на русском языке.

Далее выступила Наталья Бенеславская, руководитель отдела по устойчивому развитию и защите окружающей среды ИКЕА Россия. «Цикличная экономика – мы её понимаем, как экономику, позволяющую использовать товары и материалы наиболее продолжительное время. Самое главное – повторное использование уже произведенных товаров. К 2030 году в планах ИКЕА производить все товары из возобновляемых материалов, либо из переработанных», – заявила Бенеславская, ссылаясь на принципы устойчивого развития, прописанные в стратегии компании. На данный момент компания уже отказалась от использования одноразового пластика в своих товарах.

Шведский концерн столкнулся со сложностями при внедрении экологичных практик. В России никто не умел перерабатывать мебель, так что ИКЕА пришлось создать фабрику по переработке на основе собственного производства. Там компания стала разбирать мебель, заодно введя программу по выкупу старой мебели.

«Для нас важно, чтобы вся древесина была из экологичных источников. Мы прослеживаем, откуда пришел лес, у нас есть специальная команда, которая занимается тем, что ездит и смотрит, как заготавливается лес у конечных производителей», – рассказала представитель ИКЕА. Бывают сбои, недавний скандал с одним из поставщиков вынудил компанию усилить контроль, разработав дополнительную верификацию. «Этичная компания от неэтичной отличается реакцией на эти сбои», – заявила Бенеславская, ИКЕА увеличила на 30% затраты на аудит и ввела генетическую экспертизу. Сегодня технологии позволяют по составу дерева определить его географическое происхождение.

Брюндис Бьёрнсдоттир, специалист по стратегии и связям с заинтересованными сторонами из компании Matis – разработчика в области продуктов питания, биопродуктов и биотехнологий (Исландия), рассказала об инновациях в пищевой промышленности. В Исландии привыкли к использованию продукции из морей и океанов. «Мы поняли, что нужно максимально использовать всё то, что мы выловили», – поведала эксперт, рассказав о главной рыбе для экономики Исландии – треске. Со временем специалисты отрасли стали задумываться над тем, как использовать отходы от её производства: кости, головы, кожу. Оказалось, что из кожи трески можно создавать разную продукцию и заработать на её реализации даже больше, чем на филейной части. Например, кожа трески может быть основой для производства различной одежды.

Водными ресурсами занимаются и в Норвегии. Мари Бьордал, советник по аквакультуре Экологического объединения Bellona (Норвегия), рассказала про выращивание моллюсков, которые можно использовать для питания человека. Можно выращивать водоросли и методом экстракции выделять пептиды, минералы, биоактивные компоненты. Они же поглощают много вредных веществ. «Есть места, где природа не справляется, и выращивание таких водорослей поможет справится с проблемами в экосистемах», – резюмировала эксперт.

Участники конференции

Последняя панельная дискуссия была посвящена обращению с текстильными и пищевыми отходами. Ежегодно в странах Северной Европы выбрасывается более 3,5 млн тонн продуктов питания, а в России примерно 17 млн тонн пищевых отходов оказывается на свалках. «Люди могли бы употреблять их в пищу», – считает Татьяна Нагорская, модератор дискуссии и руководитель движения «РазДельный Сбор». К сожалению, сегодня в России юридически магазину выгоднее выбросить продукты, нежели раздать их нуждающимся.

С одеждой ситуация чуть лучше. Наталья Галечьян, директор благотворительного магазина «Спасибо!» (Россия), рассказала о том, что её организация собирает одежду для нуждающихся при помощи 158 контейнеров, расположенных в Санкт-Петербурге. Около 10% одежды они продают, чтобы поддерживать работу организации и делать пожертвования в благотворительные фонды, это около 30 миллионов рублей за всё время работы. «60% одежды уходит людям, которым она нужна. Около 20% идёт на переработку и 10% – на полигоны», – поведала Галечьян.

У фонда есть шкафы с тканью для молодых дизайнеров, которые могут её использовать при производстве новой одежды. Проблема заключается в том, что переработка одежды – очень тяжелый ручной труд, сегодня такая одежда слишком дорого стоит. По мнению Галечьян, стоит субсидировать такую деятельность со стороны государства, чтобы переработка одежды стала выгодна.

У фонда был свой опыт по «спасению еды». «Мы объединились с петербургским фудшерингом. Запустили проект, продумали волонтерство, любой человек, которому не нужна еда, мог положить туда свою, другой взять. Волонтёры отслеживали сроки годности. Проект просуществовал один день», – с печалью в голосе рассказала директор фонда. В первый же день «общественный холодильник» был опечатан Роспотребнадзором. Но эта безжалостность ведомства позволила привлечь много внимания к тому, что происходит с едой в России.

Последней на конференции выступила Паула Каподистриас, агроэколог, менеджер проектов Банка еды Matsentralen (Норвегия). «Мы получаем продукты только от оптовиков, у нас есть большой склад, куда они поступают. 400 организаций приезжают и забирают еду бесплатно. Значительная часть бюджета – это федеральный и поддержка организаций, которые делятся с нами едой», – поделилась норвежским опытом благотворитель.

Мари Бьордал, советник по аквакультуре Экологического объединения Bellona (слева) и Ксения Вахрушева программный директор ЭПЦ «Беллоны»

Банк еды раздает продукты, упаковка у которых была повреждена, но само содержимое не пострадало, а также продукцию с проблемами с маркировкой. «Как только мы получаем продукты, мы следуем определенным требованиям органа контроля за безопасностью продукции», – пояснила агроэколог. Конкурентов у организации нет. Это единственный продовольственный банк такого рода в Норвегии, лишь иногда ему приходится сотрудничать с небольшими организациями.

У норвежцев был аналогичный российскому опыт по внедрению общественных холодильников. Они быстро разрешили ситуацию с помощью муниципалитетов, устанавливавших холодильники в библиотеках и обязывавших сотрудников следить за сроками годности. «К сожалению, сегодня всё ещё дешевле и проще выбросить еду, чем предпринимать усилия и кому-то её пожертвовать», – с грустью констатировала Каподистриас.

Так или иначе, внедрение экологичных практик на территории стран Северной Европы продолжится, сопротивление бизнеса будет сломлено общественным мнением и регуляторной деятельностью государственной бюрократии. «Зелёный курс» неотвратим, и мы пока не видим у потребителей моральных оправданий поворачивать вспять. «Беллона» продолжит участвовать в мероприятиях, посвященных циклической экономике.

Источник

Интересное по теме