«Мы вашу технологию проверим», – ликвидацию полигона «Красный Бор» обсудили на общественных слушаниях

2 августа в Ленинградской области в городе Никольское состоялись общественные слушания проектной документации, связанной с рекультивацией полигона токсичных промышленных отходов «Красный Бор». Речь шла о втором этапе работ, на котором Федеральным экологическим оператором (ФЭО) запланированы создание инфраструктуры для обезвреживания и переработки опасных отходов, оценка потенциального воздействия на окружающую среду.

Карта №68 полигона «Красный Бор»

Мероприятие было организовано администрацией Тосненского района, ведущий – начальник управления по коммуникациям ФГУП «Федеральный экологический оператор» Денис Плещенко. По данным пресс-службы полигона «Красный Бор» в слушаниях приняло участие 37 человек.

«Беллона» неоднократно писала о проектах по рекультивации опасного объекта. Один из первых докладов по данной проблеме был опубликован 20 лет назад. Недавно вышла новая публикация, в которой подробно освещается история объекта и его влияние на окружающую среду. Если у вас нет времени читать доклад, предлагаем ознакомиться с краткой историей полигона по ссылке.

Территория «Красного Бора» была поделена на специальные карты-котлованы, куда сливались и сбрасывались органические и неорганические опасные отходы. Некоторые котлованы были засыпаны, там теперь находится большая часть отходов в виде загрязненного грунта. Согласно архивным данным всего на полигоне было размещено 1,7 млн тонн отходов. «Наиболее активно они поступали с 1975 по 1994 годы», – рассказала присутствующим Ксения Кунгурцева, генеральный директор компании-подрядчика ООО «Проект 108».

Согласно представленным на слушаниях презентациям подрядчики Федерального экологического оператора планируют переработать только жидкие отходы, размещенные в открытых котлованах. За годы функционирования полигона при сбросах в одно и тоже место опасные вещества сильно перемешались. Речь идёт о 324 042 м3 жидких и 6 190 м3 пастообразных отходов. «Сюда везли всю органику, которая только есть. С полигона была сделана проба неизвестного вещества ВНИИМ им. Д.И. Менделеева, выявлено 140 химических соединений», – рассказывал директор полигона Алексей Трутнев во время посещения объекта «Беллоной» в 2020 году.

Со слов подрядчиков в северной части полигона на специально выделенной для этого территории в 7 га будет построен небольшой завод с модульной установкой, способной полностью переработать 92-93% жидких отходов. Остаток в 7-8% отходов 4 класса опасности придётся вывезти за пределы полигона для захоронения или дальнейшей переработки. За рекультивацию одного куба жидких отходов государству придётся заплатить порядка 20 000 рублей. Пилотная установка уже была протестирована, её схему презентовали на общественных слушаниях. Производительность установки пастообразных и жидких отходов – 60 м3 /час – 2 технологических линии по 30 м3 /час.

Стоит отметить, что переработана будет только 1/5 всех имеющихся на полигоне отходов. Остальные присыплют грунтом, накроют завесой и оставят там лежать до скончания веков. Несмотря на то, что по результатам экспертной оценки ведущими отраслевыми научно-исследовательскими институтами были получены экспертные заключения на принятые технологические решения (документ есть в распоряжении «Беллоны), и в их составе есть рекомендации о необходимости обследования и рекультивации закрытых карт, по какой-то причине от этого отказались на стадии планирования.

«Возможно, проектировщики опасаются залповых загрязнений при вскрытии закрытых карт», – комментирует решение сотрудник «Беллоны», эксперт проекта «Отходы производства и потребления» Никита Зубков.

Сегодня загрязнение вокруг полигона распространяется в радиусе 500-700 метров, преимущественно в северном направлении. Этому способствует выход поверхностных и грунтовых вод, их попадание в местные ручьи и реки. Когда идёт дождь, он попадает в открытые карты, что может приводить к их переполнению, а существующая система очистки воды, спроектированная в советское время, не справляется с нагрузками.

«Она не позволяет отделять дождевые стоки от дренажных вод», – поясняет другой представитель подрядчика, главный технолог ООО «Геотехпроект» Игорь Нечаев. Но главная проблема – в том, что вода на полигоне не очищается до уровня предельно допустимых концентраций, безопасных для человека. По проекту в 2022 году планируется запустить переходную систему по очистке дождевой воды, в 2023 году она дополнительно сможет очищать дренажные воды, масса которых увеличится с появлением специальной противофильтрационный завесы (ПФЗ).

«Она формируется по периметру полигона, и противофильтрационный экран формирует дождевой слив таким образом, чтобы он не контактировал с телом полигона», – рассказал главный технолог ООО «Геотехпроект» Игорь Нечаев. ПФЗ будет состоять из нескольких слоёв, внутри установят датчики и специальные устройства для улавливания фильтрата. «Умная стенка» будет уходить на глубину от 3 до 9 метров в зависимости от местоположения водонепроницаемых кембрийский глин, расположенных под картами, подробнее о них мы писали в одном из предыдущих материалов.

Виктория Маркова

На данный момент попадание опасных веществ из котлованов в окружающую среду сдерживают специально созданные конструкции. «Дамбы обвалования – в предельном состоянии. Подвержены обрушению и требуют проведения ежегодного ремонта», – пояснил Станислав Жабриков, руководитель проекта АО «Русатом Гринвэй». Новым проектом предусмотрено их укрепление. Правда их уже пытались укреплять в 2014 году при предыдущем руководстве, тогда дело закончилось мошенничеством, растратой 7,8 млн рублей и заведением уголовных дел.

В разговоре с «Белонной» автор одного из наших докладов, член рабочей группы Комиссии по экологии Общественного совета ГК «Росатом», эксперт в области обращения с опасными отходами Виктория Маркова подвергла критике презентацию второго этапа рекультивации полигона. Согласно представленному плану очистные сооружения заработают на полную мощность лишь в сентябре 2023 года. «В течение двух лет не будет происходить очистка до уровня предельно допустимых концентраций», – сокрушается эксперт.

Вопросы у неё вызвали и 7 га, которые в данный момент осваивает дирекция «Красного Бора» в северной части территории полигона. Со слов Марковой там сейчас идёт вырубка леса под строительство модульного завода по переработке отходов. «Когда обсуждали проект на рабочей группе, было обещано, что всё будет вывезено, а что будет с этим?», – задаётся вопросом эксперт.

Со слов подрядчиков на полигоне будет построено здание (эксперт насчитала в документах 37 единиц оборудования для размещения внутри – прим. «Беллоны»), которое законсервируют по окончании работ. Далее судьбой завода будет распоряжаться заказчик. Маркова считает, что в документах нужно прописать обязательный демонтаж оборудования, потому что местные жители не хотят продолжения работ на печально известном объекте. «Необходим третий этап работ по рекультивации территории в 7 га», – завершает мысль эксперт.

В конце слушаний организаторы отвечали на заготовленные вопросы, слово взял политик, эколог Максим Шингаркин. Он раскритиковал оценку воздействия на окружающую среду, презентованную на слушаниях: «Нам показывают выбросы в атмосферу по циклам, и даже года не были приведены».

Расчеты по очистке воды у него тоже вызвали вопросы. «Почти половина воды, выпадающей на площадку, испаряется. Уровень испарения – с 60 га. А чего мы очищаем дренаж? Раз у вас 50% осадков испаряется», – возмущался эколог. Его недовольство также было вызвано тем, что после всех работ на полигоне останется 15 000 тонн отходов 4 класса опасности. Шингаркин предложил рассчитать схему, согласно которой и эти отходы могли бы быть переработаны.

«Мы потому и проведем общественную экологическую экспертизу, чтобы препарировать. (…) Мы вашу технологию проверим», – на этой смазанной ноте под аккомпанемент ленинградского дождя, повышающего нагрузку на действующие очистные сооружения обсуждаемого полигона, и закончились очередные общественные слушания.

Источник

Интересное по теме