Мёдстрах

Пчеловоды вынуждены закрывать пасеки – пчелы гибнут из-за бесконтрольной обработки полей и садов всевозможной “химией”. Убытки уже достигли триллиона рублей. В результате меда станет меньше, и он, естественно, подорожает. Но есть и опасность, что под видом целебного продукта нам будут продавать “ложку дегтя”, отметили опрошенные “РГ” эксперты.
Если поля, где пчелы собирают нектар, сверх меры поливать химией, она окажется и в меде. Фото: Gettyimages

"Даже если препарат, как заявляет его производитель, быстро разлагается, все равно какая-то доля попадает в сельхозсырье и в конечный продукт, – предупреждает доцент Кубанского государственного аграрного университета Иван Иващенко. – Например, при обработке люцерны в организм коровы, когда ее кормят этой люцерной, попадает 1 единица препарата, в молоке содержится уже 1,5 единицы. А в сметане концентрация вырастает до 3 единиц. То же самое – и с медом: когда пчелы собирают нектар с растений, растущих на недавно обработанном поле, химикат попадает и в конечный продукт – мед".

Опасения подтвердили и в Россельхознадзоре. Здесь проанализировали 1,5 тыс. образцов меда, собранного в разных уголках страны, и выяснили: фактически каждая пятая проба не соответствует требованиям безопасности – сладкий продукт "начинен" пестицидами и антибиотиками.

Есть ли возможность самостоятельно проверить, насколько "чист" покупаемый мед? К сожалению, не всегда, говорят эксперты. Конечно, по правилам, и сам производитель обязан контролировать качество меда, и нужные анализы должны делать на рынках. Но гарантий нет.

"Препаратов много, и не для всех есть надежные и недорогие методики их обнаружения в продуктах, – говорит Иван Иващенко. – Надо учесть, что токсичным может быть не только исходное вещество, но и продукты его распада. Например, широко применяемый гексахлоран распадается на два изомера, один из которых вдвое токсичнее исходного продукта. Причем если гексахлоран распадается в течение двух лет, то получающиеся в итоге изомеры – за 7-10 лет".

Улучшить ситуацию можно, только строго соблюдая нормы использования агрохимии, а в идеале – шире применять средства биологической защиты, считает эксперт.

В Россельхознадзоре настроены еще жестче: из-за того, что с 2011 года изменилась система контроля за использованием агрохимии, предприятия закупают незарегистрированные, не проверенные препараты, и льют их на поля, не соблюдая никаких норм и правил. Если за культурами, выращиваемыми для еды, еще худо-бедно следят, то, к примеру, рапс, который идет на биотопливо, не проверяют вообще. А пчелы, прилетевшие на такое поле, гибнут.

"В Европе уделяется большое внимание пчелам и их важности для опыления растений. Гибель пчел наносит урон не только пчеловодству, но и растениеводству, ведь урожайность сельхозкультур зависит от их опыления насекомыми, – сказала "РГ" руководитель рабочей группы по коммуникациям и информподдержке комитета производителей средств защиты растений Ассоциации европейского бизнеса Елена Полякова. – По подсчетам FAO, с помощью опыления производится продукции на 265 млрд евро в год, это десятая часть мирового сельхозпроизводства".

Беда не только у нас. Страдает Украина. Бьют тревогу американские фермеры. В Европе пчеловоды выходят на шествия и несут символические гробы, чтобы понятнее стал уровень угрозы. Экологи просто кричат о биокатастрофе: не станет пчел, пропадет и сельское хозяйство. В Германии поднялось общественное движение со смешным и трогательным названием "Германия жужжит". В Берлине на 80-метровой высоте у купола главного городского собора устроили пасеку. Сейчас, как ни парадоксально, пчелы часто лучше себя чувствуют в городе с его садами и парками, а не в сельских районах.

"Сейчас в Европе спохватились и стали формировать буферные зоны вокруг полей. Фермеры высаживают там медоносы, чтобы пчелам было легче найти нектар. Для того чтобы было много насекомых, важно, чтобы цветущие растения были в течение всего лета", – отметила Елена Полякова.

Идет война в Европе и из-за качества инсектицидов. В прошлом году в ЕС запретили неоникотиноиды, подавлявшие иммунитет у пчел. Но сотни других химикатов по-прежнему в деле. "Своевременное оповещение пчеловодов о будущих обработках посевов очень важно. Эта задача актуальна и для России", – заключила эксперт.

Проблемой массовой гибели пчел занялись в правительстве. До 1 сентября по поручению вице-премьера Алексея Гордеева профильные ведомства должны представить четкий план действий. На совещании у Гордеева обсуждались возможные меры по наведению порядка: увеличение штрафов за нарушения в использовании пестицидов, регламентация сроков обработки по видам сельхозкультур, четкое выстраивание оповещения пчеловодов. Сейчас информация разово публикуется в местных газетах. Но такой порядок противоречит действующему законодательству: пчеловоды должны узнавать о "химических атаках" за три дня. А большинство местных газет выходят не чаще одного раза в неделю.

Кстати, в Орловской области несколько дней назад завели первое в России уголовное дело против аграриев, не предупредивших пчеловодов об обработках.


Пчеловод проверяет пчелиные соты на небольшой пасеке, расположенной на территории аэропорта им. Вацлава Гавела в окрестностях Праги. По состоянию пчелиных семей тут судят об уровне техногенного загрязнения в районе аэропорта. Фото: ReutersСоветыКак выбрать правильный мед

В домашних условиях проверить "чистоту" меда невозможно. Поэтому покупать его лучше у проверенных поставщиков. Подстраховаться можно, если выбирать сорта меда, собранного не с монокультур (гречиха, подсолнечник), а луговой мед с разнотравья или лесной – кипрейный, акациевый или липовый. Так больше шансов, что он с необработанных территорий.

Кстати
Фото: rentv.ru

Юрий Лужков, пожалуй, самый известный в стране пчеловод, тоже жалуется на пчелиные потери: "Я разработал передвижную мобильную пасеку, и могу за считанные часы увезти пчел в безопасное место. Приходится искать медоносные луга подальше от полей".

Источник

Интересное по теме