Металлический привкус, тошнота и головная боль – как живется рядом с московским МСЗ №4

На сайте Российской общественной инициативы (РОИ) более 100 тыс. жителей страны высказались против мусоросжигания. Теперь инициативу должна рассмотреть правительственная группа. Пока люди борются против будущих мусоросжигательных заводов, жители юго-восточных районов Москвы пытаются закрыть действующий, который уже много лет отравляет воздух.

Больше трех лет жители районов юго-востока и востока Москвы через суд пытаются закрыть мусоросжигательный завод №4 (МСЗ-4), расположенный в промзоне «Руднево» района Косино-Ухтомский. Люди постоянно жалуются на плохое качество воздуха, обвиняя в этом выбросы с предприятия. Главным действующим лицом борьбы против мусоросжигательного завода стал адвокат и депутат Мосгордумы Евгений Ступин, который собрал группу юристов-волонтеров, чтобы представлять интересы жителей в судах.

«Тошнота и дикая головная боль, окна открыть невозможно, металлический привкус на языке», – типичные сообщения в социальных сетях от людей, проживающих в районах Некрасовка, Новокосино и других близлежащих к заводу. Иногда местные жители замечают фиолетовый дым, идущий из труб МСЗ. Всего завод может выбрасывать в воздух до 530 тыс. тонн ядовитых веществ в год (причем, официально – таковое разрешение, выданное Департаментом природопользования и охраны окружающей среды Москвы, у завода имеется). По данным Евгения Ступина, мусоросжигательный завод стал причиной четырехкратного роста онкологических заболеваний в районе Косино-Ухтомский.

Росприроднадзор несколько раз выявлял превышение предельно допустимых концентраций (ПДК) опасных веществ в воздухе вблизи завода. Летом 2018 года ведомство постановило приостановить его работу на 90 дней из-за того, что у предприятия не было документов об утверждении нормативов образования отходов и лимитов на их размещение. Впрочем, МСЗ-4 тогда не прекращал работать, отделавшись штрафом.

В ответ на запрос «Беллоны» руководство ОП «Руднево» (МСЗ-4) отрицает свою причастность к загрязнению воздуха в прилегающих к МСЗ-4 районах. По словам представителей предприятия, экологический контроль показывает надлежащее качество воздуха на границах жилой зоны, зоны массового отдыха и санитарно-защитной зоны (СЗЗ). В ответе также упоминается ряд предприятий, расположенных на территории Юго-восточного административного округа, Восточного административного округа и городов Люберцы и Железнодорожный, в том числе полигоны «Кучино» и «Некрасовка», находящиеся на стадии рекультивации, полигон «Корнево», Люберецкие очистные сооружения, «Вторалюминпродукт», Московский нефтеперерабатывающий завод, мелкие промышленные предприятия и автодороги. Логично предположить, что выбросы упомянутых предприятий и автодорог могут влиять на качество воздуха.

Как жители отстаивают свои права

Чтобы привлечь внимание к проблеме, люди периодически организовывают пикеты у стен завода. Последний такой массовый пикет прошел в декабре прошлого года, когда протестующие вышли с плакатами «Стоп экоцид», «Хватит нас травить» и перекрыли въезд мусоровозам. Также жители юго-восточных районов и подмосковных городов провели, начиная с 2017 года, несколько районных митингов.

Осенью 2018 года инициативная группа местных жителей организовала собственную экологическую экспертизу почвы около мусоросжигательного завода. Анализы исследовала лаборатория аналитической экотоксикологии Института проблем эволюции и экологии РАН. Результаты показали значительное превышение ПДК по некоторым загрязнителям – например, бензапирена в 19 раз в районе Некрасовки.

«Хартия» не признала данные экспертизы, ссылаясь на то, забор проб происходил без участия представителей компании, поэтому нельзя судить о достоверности выбранных точек отбора проб и самой методики. В свою очередь, «Хартия» проводила собственные лабораторные анализы атмосферного воздуха на границе санитарно-защитной зоны на диоксины, мышьяк, хром, цинк и кадмий. Превышений ПДК не было выявлено.

Чтобы хоть как-то успокоить общественность, мусоросжигательный завод начал публично предоставлять данные по выбросам, выводя их на экран около своей проходной.

«Завод публикует данные только по семи загрязняющим веществам, но выбрасывает порядка 60. Что по остальным 53 никто не знает. Понятно, что у них все в порядке и превышений ПДК нет. Это их внутренний мониторинг, который не поддается никакому общественному контролю», – говорит Евгений Ступин.

Почему «Хартия» прекратила все контакты с активистами?

Три года назад «Хартия» заявила, что намеревается в 2021 году завершить модернизацию мусоросжигательного завода. В ответе на запрос «Беллоны» говорится, что на данный момент модернизацию прошли цех весового контроля, цех приема и сортировки отходов, цех тепловой автоматики, ремонтный цех и цех термической переработки, включая фильтровальное оборудование.

По словам представителей компании, МСЗ-4 встроили в систему раздельного сбора отходов, поэтому на сжигание поступают только предварительно отсортированные отходы, что «улучшает экологические показатели завода в «Руднево».

Впрочем, попасть на сортировочные станции и увидеть, как на самом деле происходит обработка отходов, у экоактивистов не получается. Московское отделение движения «РазДельный Сбор» сообщает, что с 2018 года «Хартия» прекратила какое-либо сотрудничество с ними. В феврале 2020 года компания лишь провела в социальных сетях телеканал «Москва-24» прямой эфир с сортировочного пункта, расположенного на Алтуфьевском шоссе в московском районе Отрадное.

Евгений Ступин подтверждает, что с 2018 года завод перестал поддерживать какие-либо контакты с местными жителями. «Поначалу активистов звали на экскурсии на МСЗ-4, думали, так успокоят. Но когда там поняли, что мы все равно будем добиваться закрытия завода, то все контакты были прекращены», – пояснил депутат.

Тем, кому удалось увидеть сортировку непосредственно на МСЗ-4, говорят, что отобрать больше 10% полезных фракций из общего объема мусора невозможно, так как сортировка ручная, а скорость ленты – 4 м/с. Руководство завода сообщает, что отбирает крупногабаритный мусор, опасные отходы, также получается выделять от 15% вторсырья. Впрочем, остается неясным, где может заканчиваться эта граница.

«На завод вместе с твердыми коммунальными отходами приезжают и мебель, и строительные отходы, поэтому там сжигается не только бытовой мусор, как заверяют представители завода», – рассказала «Беллоне» бывшая сотрудница МСЗ-4, Елена (имя изменено – прим. ред.).

Она также добавляет, что на заводе регламентом предусмотрен барабан по отсеиванию стекла, но во время ее работы на предприятии он не функционировал. Сжигание в печах, продолжает Елена, происходит при 700 градусах, стекло при таких температурах не горит, а лишь уменьшается в размере, а затем смешивается с остальными несгоревшими отходами – образуется золошлак. Этот золошлак затем отправляют на полигон в город Петушки Владимирской области.

Также Елена рассказала, что на предприятии в целом «бардак с экологическим надзором за выбросами», а руководители МСЗ-4 скрывают реальные данные даже от главного эколога «Хартии». Предприятие экономит деньги на технике и сотрудниках, на заводе большая текучка кадров, штат химического цеха сократили до 3-4 человек, хотя до этого там работало около 30 сотрудников, часто месяцами в штате может не быть специалиста по охране труда и инженера-эколога, продолжает она. Без последнего МСЗ становится максимально неконтролируемым с точки зрения влияния на окружающую среду.

По предоставленной руководством МСЗ-4 информации, в штате предприятия помимо заместителя руководителя и главного инженера также постоянно работают начальник экологический службы, эколог, начальник охраны труда и промышленной безопасности и его подчиненные.

«Непотопляемый» завод

Жители обращались к мэру Москвы Сергею Собянину, встречались с уполномоченным по правам человека в Москве Татьяной Потяевой, собирали круглый стол в Московской городской Думе. Депутат Мосгордумы Евгений Ступин призвал закрыть МСЗ-4 во время своей инаугурации: «Требую предпринять меры к закрытию мусоросжигательного завода №4. Прошу немедленно отреагировать на данное обращение». Однако ничто из этого не возымело никакого эффекта.

Логика московских властей понятна. «Хартия» вывозит отходы из двух округов Москвы (ВАО и СВАО), где проживает около 3 млн человек. Чтобы закрыть мусоросжигательный завод, отходы жителей надо перераспределить на другой МСЗ или найти полигон для захоронения. История с Шиесом показала, что даже безграничные финансовые и политические возможности мэрии Москвы не способны решить мусорную проблему за счет других регионов, поэтому мусор приходится сжигать на своей территории.

Активисты и местные жители связывают «непотопляемость» мусоросжигательного завода с именем сына бывшего генпрокурора России Юрия Чайки. В 2018 году Рудневский завод перешел в управление ООО «Хартия» от городского ГУП «Экотехпром». В свою очередь, в учредителях «Хартии» числится компания «Экогрупп» (с долей уставного капитала в 60%), управляемая Игорем Чайкой.

Противники МСЗ также неоднократно обращались в суды с требованием провести оценку экологической безопасности завода, а затем и закрыть производство, которое, по мнению жителей, нарушает природоохранное законодательство. Судебные разбирательства прошли все стадии рассмотрения, включая Верховный суд, но в удовлетворении исков было отказано. Адвокаты подали заявление о повторном рассмотрении.

Юристы делали упор на то, что у мусоросжигательных заводов и мусороперерабатывающих объектов мощностью от 40 тыс. тонн в год, (нормативная мощность МСЗ-4 – 250 тыс. тонн в год), санитарно-защитная зона должна быть один километр, однако жилые дома находятся в менее чем 500 метрах от завода. В ходе судебных разбирательств выяснилось, что постановлением главного государственного санитарного врача России санитарно-защитная зона для МСЗ-4 была установлена от 190 до 690 метров. Таким образом жилые дома оказались за пределами санитарно-защитной зоны.

Руководство завода подтвердило, что «Хартия» разработала и согласовала новый проект СЗЗ. По словам представителя компании, предельно допустимые границы были установлены после расчетов рассеивания загрязняющих веществ, оценки риска для здоровья и уровня шума, а результаты мониторинга показывают, что нет превышений контролируемых параметров на границе СЗЗ.

«Таким образом, мы не видим оснований подвергать сомнению экспертные заключения, выполненные при установлении границ СЗЗ», – говорится в ответе ОП «Руднево».

Сейчас параллельно с делом о закрытии МСЗ-4 в суде оспаривается сокращение санитарно-защитной зоны. Роспотребнадзор отказывался предоставить не только жителям, но и суду документы, которые обосновывали бы безопасность ее сокращения. Тверской районный суд отложил разбирательство до 30 апреля, тогда должен состояться допрос экспертов, которые вынесли заключение о сокращении СЗЗ. Также суд удовлетворил ходатайство противников МСЗ и все же истребовал всю документацию, на основании которой Роспотребнадзор вынес данное решение.

Источник

Интересное по теме