Мама маленьких зверят

Зоотехник Ленинградского зоопарка Елена Васильева третий месяц не ездит в метро, не ходит на концерты или другие мероприятия, где много людей. У нее особый режим: Елена круглосуточно носит на себе кенгуренка и детеныша нильского крылана. От них отказались родители. Сотрудница зоопарка выхаживает малышей, без нее они погибли бы в течение нескольких часов.
Елена Васильева пригрела на груди крошечного кенгуренка. Фото: Наталья Онищенко Флора и ее дочка

Три месяца назад в вольере Ленинградского зоопарка, где содержатся кенгуру Беннетта, произошло ЧП. Из сумки самочки по имени Флора выпал кенгуренок, ему было от силы месяца два. Малыш жалобно плакал, мать сидела рядом и безучастно на него смотрела. Это заметили рабочие, которые пришли убирать в вольере. Они тут же вызвали зоотехников и ветеринаров, те быстро оценили обстановку и перевезли Флору и детеныша в отдельное помещение. Думали, что самка напугалась, задумалась, еще мгновение — и семья воссоединится. Но нет. Спустя час Флора так и не приняла свою дочку.

Дальше ждать было нельзя, и кенгуренка передали Елене Васильевой, начальнице отдела контактных животных Ленинградского зоопарка. Она завернула девочку в вязаную шапку, приложила к груди и накормила теплым молоком из бутылочки. Вскоре малышка уже крепко спала.

Вечером Елена ушла домой с кенгуренком. И с тех пор с ним не расстается. Детеныша она носит то в вязаной сумке, то в шапке дочки. И это еще не все. Также зоотехник уже третий месяц носит на груди детеныша нильского крылана, этот вид еще называют египетской летучей собакой. От него тоже отказалась мать.

— У крыланов в природе практически не рождаются двойни. И для самих животных это нонсенс, ведь детенышей самки носят на себе, они с ними летают, добывают пищу. Двоих на себе не унести. Поэтому мать отказалась от второго ребенка, — говорит Елена.

Эта ситуация была ожидаемой, и как только стало ясно, какого из детенышей самка не будет выкармливать, его сразу же забрала к себе Васильева.

Вольерные драмы

Елена пришла в Ленинградский зоопарк двадцать лет назад, она всегда мечтала работать с дикими животными. Устроившись на должность зоотехника, сразу столкнулась с ситуацией, которую в ветеринарной академии даже представить себе не могла: мать новорожденного борнейского орангутана Рамона отказалась выкармливать своего сына.

— У обезьян это вообще частая история. Те, кого выкормили люди, сами не знают, что делать со своими детьми, — говорит Елена.

Рамона выхаживали всем зоопарком. Это настолько поразило Елену, что она стала брать на воспитание брошенных детенышей. За двадцать лет успела выходить лемура, енота, бельчонка, игрунку, носуху, суриката, ласку — всех не перечислить. Выкармливание животных не входит в должностные обязанности Васильевой, да и как такое предусмотреть или прописать в трудовом договоре, ведь каждый случай — это драма в отдельно взятом вольере.

— Нет единой причины, почему матери бросают своих детей. Каждая ситуация индивидуальна, — говорит Елена. — Но перед тем как взять кого-то на выкармливание, мы стараемся на некоторое время изолировать мать с ребенком. Иногда это срабатывает.

Например, самка капуцина (относится к семейству цепкохвостых обезьян) однажды отказалась признавать своего новорожденного детеныша. Оказалось, что молодая мать повредила руку, а отец семейства, воспользовавшись моментом, схватил детеныша и стал прыгать с ним по вольеру, таская его, как игрушку. Когда малыш вернулся к матери, она его не узнавала. Сотрудники зоопарка отселили самку и детеныша в отдельное помещение, этакий «кризисный центр». Там материнский инстинкт вернулся, и мать с детенышем пожили отдельно, пока самка не выздоровела.

— Вообще, в животном мире отцы редко заботятся о своем потомстве, более того, многие даже представляют угрозу для новорожденных, поэтому зачастую, еще когда самка беременна, самцов отсаживают в отдельный вольер, — отмечает зоотехник.

Забота нон-стоп

Главная проблема с новорожденными детенышами в том, что уход им нужен круглосуточно. В зоопарке все специалисты работают только днем, на ночь в учреждении остаются сторожа и дежурные. Соответственно, всех животных, которых Елена берет на воспитание, она несет к себе домой.

Супруг Елены, Дмитрий, не возражает. Он и сам работает в Ленинградском зоопарке, его специализация — хищники. Так, Дмитрий Васильев оказался единственным, кто смог приручить волчицу Тень, знаменитую своим крутым нравом.

Дочь Елены тоже относится спокойно к тому, что дома периодически живут дикие звери. Более того, к зоопарковым яслям привыкли и две собаки Васильевых.

За двадцать лет Елена успела выходить лемура, носуху, бельчонка, енота, суриката — всех и не упомнить

— Домашние мне, конечно, помогают, — говорит Елена. — Когда на тебе висят две сумки с детенышами, неудобно, например, мыть пол. Тут муж подключается или дочка. Посуду мыть и готовить я сама как-то приноровилась. Но все равно неудобно, меня все молодые мамы поймут, которые пытались что-то сделать и одновременно держать в руках ребенка.

Спят малыши прямо на своей приемной маме. Как и в природе, им нужно тепло. За ночь Елена просыпается несколько раз, проверяет, все ли у ее воспитанников в порядке.

Маленькие звери плохо переносят поездки в метро, их нервируют шум, смена давления и большое количество народу. Поэтому Елена приноровилась ездить на работу на автобусе. Своих необычных воспитанников зоотехник старается прятать, например, надевает просторные плащи или куртки. Кенгуренок и крылан днем спят, но даже если из-за воротника вылезает удивленная мордочка, то пассажиры почти никогда не обращают внимания.

— В автобусе люди сейчас что делают? В телефон смотрят. Поэтому вопросов лишних никто не задает, ну и мне так проще, — говорит Елена.

Пора в вольер

Кенгуренок и крылан будут жить с Еленой еще месяц. Затем их начнут адаптировать к условиям зоопарка. Это постепенный процесс. Вначале Васильева будет оставлять их в своем кабинете на несколько минут, потом с ними начнут взаимодействовать другие сотрудники зоопарка, затем их начнут носить в вольеры, где им предстоит начать самостоятельную жизнь.

Ситуации бывают разные. Случается, группа не принимает детенышей. Тогда их отдают в другие зоопарки или отсаживают в отдельные вольеры. Но чаще всего животные принимают своих подросших братьев и сестер.

— Конечно, жалко с ними расставаться, — говорит Елена. — За то время, пока их носишь, успеваешь привыкнуть, как родные становятся. Но очевидно, что в вольерах им лучше. Здесь рядом находятся сородичи, есть возможность все грызть, копать.

Когда Елена проходит мимо вольеров со своими бывшими воспитанниками, обезьяны начинают усиленно строить глазки, мелкие хищники пытаются сделать подкоп. Для дикой природы это нехарактерно. Как правило, родители не принимают участия в судьбе своих подросших отпрысков. Но с этими животными особая ситуация. Конечно, за несколько месяцев жизни с человеком они не превращаются в домашних питомцев, но вопреки всем законам животного мира даже спустя годы продолжают помнить свою приемную маму.

Кстати

Кенгуренка и крылана Елена кормит раз в три часа. Диету для каждого животного подбирала ветеринарная служба зоопарка. Задача эта не из простых, ведь на рынке крыланьего или кенгуриного молока не бывает.

— Самым оптимальным для выкорма является козье молоко. Оно образует сгустки и лучше переваривается, — отмечает Васильева.

После кормления зоотехник делает кенгуренку массаж, это необходимо для пищеварения. А крылану вытирает перепонки на крыльях. Детеныш летучей собаки меньше ладошки, его крылышки — всего несколько сантиметров, и перепонки — тоньше некуда. Каждый раз Елена очень волнуется: «С младенцами всегда сложно, страшно что-то повредить — что у детей, что у животных».

Источник

Интересное по теме