«Кургальский заказник» опять под ударом – не газовой трубой, так потоком туристов

Сражение за то, чтобы газопровод «Нордстрим – 2» не рассекал имеющий международный статус уникальный заказник «Кургальский», зелеными было проиграно. В декабре 2018 года газопровод вышел к Финскому заливу. В январе этого года зеленые опять стали бить тревогу – в заказнике уже забивают вешки на месте будущих экотроп, по которым хлынет поток туристов. Маршруты идут по самым уязвимым местам. И это может нанести ущерб намного больший, чем газопровод. Маршруты новых троп изучал наш корреспондент Виктор Терёшкин.

Три лебедя, увидев нас, насторожились.

«Мы ненормальные»

Наша группа идет по дорожке, отходящей от старой булыжной дороги, за которой развалины воинской части ракетчиков. Идем, ориентируясь по вешкам, на которых прикреплены куски сигнальных лент с цифрами. Вешки основательные, из какого-то добротного, ребристого пластика. Слева от нас высокая мачта, это пункт технического контроля пограничников. Где-то на том холме стоят ДОТы довоенного Кингисеппского укрепрайона. Ведет нас Ирина Барановская, местная жительница, активист Гринпис России. Она и подняла тревогу. Из разговора с инспектором заказника Евгением Беликом узнала, что «Нордстрим» уже разработал девять экотроп для заказника. Они будут бесплатными, и никто по ним туристов водить не будет. Просто каждый желающий самостоятельно будет по ним проходить. Охрана заказника при этом останется прежней – один Белик. В деревне Выбье будет построен визит-центр на 50 человек с продажей снаряжения для туристов.

За Ириной идет Анна Лосева, зоолог позвоночных. Она в заказнике знает каждую тропку. И все, что тут происходит последние годы, для нее драма. Анна Доронина, специалист по флоре Ленинградской области, тоже отдала заказнику не один год. Она то и дело наклоняется к траве у дорожки – высматривает краснокнижные растения. Трава покрыта легким снежком, углядеть краснокнижники трудно. Елизавета Михайлова, координатор проектов Общественного Совета Южного берега Финского залива, замыкает нашу группу.

– Вот, нашла, – останавливается Анна Доронина. – Это овсец луговой из Красной книги Ленинградской области. Его тут много.

Ирина Барановская (слева), Анна Доронина (в центре), Анна Лосева (справа) над экземпляром краснокнижного овсеца лугового.

Мимо высоких можжевельников, мощных дубов, лип выходим к заливному лугу у залива. Вешки ведут к бухте. В прогал тростников вижу отплывающих лебедей. Не улетели в эту сиротскую зиму, остались. В бухте еще с полсотни лебедей. Они, увидев нас, насторожились. Поплыли к острову, на котором виднелись силуэты военных самолетов. Да это же те острова, на которых я уже был. Лет тридцать назад. Тогда по ним наносили бомбовые удары военные летчики. И когда болванки попадали в гнезда лебедей, от них только пух и перья летели. С огромным трудом удалось договориться с военными, и они перестали отбивать десантирование на острова «условного противника».

Нас догоняют жители села Курголово Асхат Валитов и Татьяна Федорович.

Валитов тут же начинает горячо говорить:

– Видите, какой берег чистый? Знаете, почему? Потому что мы – ненормальные! Весной, летом и осенью приходим сюда с мешками и убираем за туристами, рыбаками, отдыхающими мусор. Страшно представить, сколько гор мусора здесь появится, когда сюда по этим тропам хлынут толпы экскурсантов! Распугают они благородных оленей, косуль, лосей. И орлан-белохвост перестанет прилетать. Распугают птичьи стоянки. И кто им сможет сказать – не шумите? Инспектор как был один – так и останется один.

Татьяна Федорович рассказывает:

– В середине января мы увидели, что тут ходят какие-то люди, забивают вешки. Мы к ним с расспросами – а что это тут намечается? А они – мы исполняем заказ геодезической организации из Кингисеппа, дали нам ее телефон. Наш местный активист Александр Клименко в тот же день позвонил и выяснил, что вешки вбивают на месте будущих экологических троп. Все работы уже оплатил «Нордстрим». А Федор Стулов, начальник отдела особо охраняемых природных территорий Комитета по природным ресурсам Ленинградской области по телефону подтвердил, что экотропы нарисовал он. И мы решили написать письмо Владимиру Путину. Его подписали больше ста человек.

И полетело в Кремль письмо. В нем жители поселков, расположенных внутри заказника «Кургальский», возмущались тем, что администрация Ленинградской области и компания «Нордстрим – 2» планируют превратить ценнейшую, уникальную особо охраняемую природную территорию заказника в объект развлечения и туристической деятельности. Особое возмущение у местных жителей вызывает то, что во главе этого процесса стоит человек, руководящий заказником, – Федор Стулов. Они описали, как им приходится убирать горы мусора, которые оставляют туристы. Тушить пожары, которые вспыхивают от костров по всей территории заказника. Устали жители от засилья квадроциклов, мощных внедорожников, трековых мотоциклов, на которых гоняют отдыхающие по берегам залива, озер и лесам заказника. Вместо того чтобы решать все эти проблемы, областные власти озабочены тем, как привлечь в многострадальный заказник еще больший поток туристов. При этом – без всяких дополнительных мер охраны от такого пресса. Возмущало жителей и то, что тропы начали размечать без всякого обсуждения, общественных слушаний, учета мнения экологов и ученых, годами работавших в заказнике.

Я спросил Анну Лосеву:

– Как может повлиять большой поток туристов на это ценное место?

– Опасен фактор беспокойства – когда сюда, к берегу будут выходить группы посетителей без гидов, – ответила она. – А именно здесь весной и осенью огромные стоянки водоплавающих птиц. Еще один опасный фактор. Чем больше людей здесь побывает, тем больше об этих массовых стоянках птиц узнают браконьеры. Отсюда просматривается Кургальский риф, место обитания охраняемых видов позвоночных животных. Он закрыт для посещений значительную часть года. Но контролировать риф силами одного инспектора практически невозможно! Единственная причина, почему на рифе практически не бывало людей, – это погранзона. Но сейчас она уже не так строго охраняется. Помогало то, что люди в основном не знали, где можно выйти на берег. А как только сделают оборудованный маршрут, сюда не только пешие туристы пойдут. Сюда начнут приезжать с надувными катерами на прицепах, джипы начнут спокойно выкатывать на берег. И начнется! Ба, – остров, а на нем какие-то самолеты! И полезут на острова любители не только рыбу половить, пострелять, но и фанаты полазать по военным объектам.

Ученые засекали все повороты экологических троп.

По тростникам, вдоль протоки

Вторая экотропа, по которой нас повели Асхат Валитов и Татьяна Федорович, начинается прямо у деревни Курголово и выходит мимо кормушек для благородных оленей к протоке, что ведет из Липовского озера в Финский залив. Вешки вели нас все дальше и дальше по зарослям тростника вдоль протоки. Путь кое-где пересекали ручьевины, залитые водой. Болотные бочажины. Стало понятно, что тут для тропы будут делать помост. Для этого нужно будет забивать сваи. Вручную никто их забивать не станет. Значит, пригонят сюда тяжелую колесную технику. А уж она-то разворотит этот заливной луг – мало не покажется. Анна Доронина ушла с Асхатом Валитовым вперед, и уже на полдороги они обнаружили, что вешки кончились. Но было понятно – тропу провели вдоль всей протоки, до берега залива. Просто вода стояла высоко, и устроители дальше ставить вешки не стали. Анна Лосева доверила мне навигатор GPS, попросила дойти до самого залива и засечь точку выхода на него тропы. Вся группа исследователей ушла искать еще одну тропу – к мысу Пихлисаари. Январский день короток, нужно было спешить.

Несколько гоглов взлетело с протоки. Одинокий лебедь долго плыл впереди, потом не выдержал и поднялся, улетел к взморью. С залива понесло снежным зарядом. Я вышел к взморью. Шумели волны. Всюду – в бухтах, среди гряд камней плавали лебеди – шипуны. Завидев меня, начинали отплывать, некоторые поднимались на крыло. Пытался подсчитать, сколько их – досчитал до сотни, сбился. Что же тут творится весной, осенью. Какой птичий базар гремит здесь. И вот в этот птичий рай собираются водить группы экскурсантов? Чтобы все эти птичьи стаи при их появлении поднимались, бросая птенцов, не успевших встать на крыло? Шел я вдоль залива у вала водорослей, выброшенных волнами во время штормов, вглядывался в траву.

Сколько тут растений-краснокнижников – только специалисты смогут рассказать. Вышел к лесу и тут на песчаной дороге вновь увидел вешки. Они выводили к первой тропе. Значит, тропа замкнулась. Большую, хорошо оплачиваемую работу поспешили сделать тут геодезисты.

Аншлаг заказника.

«Прямо по зарослям охраняемых видов растений»

В тот долгий день мы прошли еще две намечаемых экологических тропы. Обе они выводили к заливу. По последней прошли уже в полной темноте.

Вот как прокомментировала увиденное Анна Доронина, специалист по флоре Ленинградской области:

– Судя по коридорам из вешек, ряд планируемых экологических маршрутов проходит прямо по зарослям охраняемых видов растений. Даже не рядом и не в обход и не по единичным экземплярам, а по зарослям! Если бы экологические тропы проектировали настоящие специалисты, этого произойти не могло. Что касается настилов и прочих сооружений. Если над охраняемыми видами положить настилы, среда их обитания всё равно будет нарушена. Настилы повлекут затенение, при их сооружении, вбивании свай и других работах растительный покров будет нарушаться. Нам неизвестно, где планируются беседки, скамейки, кострища и прочие сооружения, сопутствующие экологическим маршрутам. И никакой гарантии того, что они не будут поставлены на сотню-другую или даже больше экземпляров охраняемых видов, нет. Поэтому необходима полная приостановка работ до тех пор, пока планируемые маршруты не будут как следует обследованы нормальными специалистами. В целом я не считаю, что экологические маршруты – это большое зло. Не стоит путать понятия «экологический маршрут» и «место для рекреации». Важно просто грамотное планирование.

Сергей Коузов, орнитолог, старший научный сотрудник СПбГУ тоже прокомментировал планируемые экологические тропы: «Моя позиция проста – пока нет реальной охраны, пресечения массовых нарушений и ограничения нежелательных потоков рекреантов, всякие экотропы служат только дополнительным каналом для проникновения орд нарушителей на последние участки нетронутой природы, где еще кто-то гнездится».

P.S. Пятого февраля в Санкт-Петербургском научном центре РАН будет проведено совещание «Управление туристическими потоками и сохранение биоразнообразия в заказнике «Кургальский». В нем примут участие представители Комитета по природным ресурсам Ленинградской области, компании «Нордстрим – 2», ученые, общественники. После этого совещания состоятся встречи с общественностью Усть-Луги и Большого Кузёмкино, на которых будут обсуждаться эти же проблемы.

P.P.S. Опять телега оказалась впереди лошади.

Источник

Интересное по теме