Капитальные планы на «лыжный» лес: ещё одной природной территории Зеленогорска угрожает застройка

В Курортном районе Санкт-Петербурга под Зеленогорском в конце 2021 года появилась новая «горячая точка». Причем не тоненький ручеек безнадежных жалоб от одного-двух активистов, а целый бурлящий поток из писем, акций и даже судебных дел.

Началось с того, что одна из структур «Газпрома» захотела возвести неподалеку от заказника «Озеро Щучье» некую «школу-пансион», застроив для этого около 40 га лесных насаждений. Тем временем в самом заказнике власти планируют разместить лыжно-биатлонную трассу. Многие полагают, что два проекта связаны между собой.

Масла в огонь подлила традиционная для наших застройщиков секретность, когда о планируемых работах люди узнают лишь в момент их проведения. А также – многочисленные нарушения законодательства (увы, столь же традиционные).

О намерении застроить участок 78:38:0022:502:8 (22 га) в районе улицы Паровозная жители Зеленогорска узнали случайно, встретив в середине ноября в лесу геолого-разведывательную технику и увидев оранжевые метки на деревьях. Краской были помечены 100% древостоя. Причем маркированный лес находился не только в пределах участка 78:38:0022:502:8, который не относится к городским лесам, но и на прилегающих кварталах 42 и 53 Комаровского лесничества. Информационный щит о проведении работ отсутствовал, однако один из рабочих простодушно сообщил, что вырубка намечена на начало декабря 2021 года.

Только обратившись в лесничество (для которого происходящее в лесу тоже оказалось сюрпризом), люди, наконец, выяснили, кто и какие планы вынашивает относительно леса. Согласно документам, которые затребовали лесничие у геодезистов, заказчиком изыскательских работ выступило ООО «Межрегионгаз Технологии». Наконец, 22 ноября (спустя 10 дней после начала работ) Комитет по градостроительству и архитектуре Петербурга (КГА) выпустил распоряжение о подготовке проекта планировки территории, куда входят часть заказника с будущей трассой и участок 78:38:0022:502:8.

В ответе ведомства, полученном активистами, впервые официально прозвучало название проекта («школа-пансион на 2000 мест») и наименование интересанта – Фонд социальных инициатив ПАО «Газпром». При этом Фонд не является правообладателем участка: согласно Росреестру, собственность на него не разграничена. Более того, он приступил к работам без разрешительных документов.

Не меньше вопросов вызвал и странный функционал. Что еще за школа в лесу? Однако, если учесть соседство с будущим «лыжно-биатлонным комплексом для круглогодичной спортивной подготовки и проведения соревнований», все становится на свои места.

Слыша о нем в течение последних 10-15 лет, защитники леса молились, чтобы как-нибудь «пронесло». И неудивительно, ибо объект такого уровня предполагает расширение существующих лесных лыжней до 20 м, а также асфальтовое покрытие. При этом в 2011 году большая часть «лыжного леса» вошла в границы ООПТ «Озеро Щучье», что, казалось бы, навсегда исключает капитальное строительство.

Но год-полтора назад проект был вновь активирован. В ответ на недоуменные вопросы, группа поддержки стадиона сразу выразила готовность… оспорить создание заказника в суде как незаконное! Звучит забавно, если вспомнить, что ООПТ создавалась Правительством Санкт-Петербурга, и оно же является инициатором строительства трассы.

Тем не менее, еще 10 лет назад ради трассы Постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 30 октября 2012 года №1165 был утвержден проект планировки территории между железной дорогой на юге, проспектом Ленина на западе, границей Зеленогорска на востоке и административной границе Петербурга на севере.

Частично туда входит ООПТ «Озеро Щучье»: в его границах нарисованы извилистые лыжные «петли» общей длиной примерно 3 км. За пределами заказника фигурируют 8 «крытых спортивных комплексов для зрителей» общей площадью 3250 кв. м, два многоярусных паркинга на 380 машиномест общей площадью 14 000 кв. м, многочисленные объекты торговли, общепита, «оздоровления» и бытового обслуживания. Большая часть этих сооружений запланирована как раз в пределах участка 78:38:0022:502:8, куда сейчас пришел «Газпром». Да, но где же школа-пансион?

Действительно, среди более чем 70 новых объектов (застроить предполагается все 22 га) упоминается один «объект дошкольного образования» на 1500 кв. м и один «объект начального общего образования» на 2500 кв. м. Но это – «вишенка на торте», а вовсе не основная функция участка.

Правда, новый проект планировки, который КГА поручил подготовить к ноябрю 2022 года, предполагает внесение изменений в старый. Однако вряд ли в нем будет вычеркнута вся сопутствующая биатлонной трассе инфраструктура, и останется только «школа-пансион». Да и не может она занять весь участок. Тогда как под поруб, напомним, помечены все деревья на участке, и даже больше. Напрашивается вывод, что детское учреждение – всего лишь индульгенция для строительства всего остального.

Реакция жителей на апгрейд проекта оказалась острее, чем 11 лет назад. Возможно, потому, что немалая часть лесов вокруг города с той поры успела исчезнуть, и ценность оставшихся кусочков резко возросла. В Зеленогорске моментально «самособралась» инициативная группа. На первый импровизированный народный сход, что прошел в декабре под телекамерой «Залив-ТВ», прибыли кроме местных активисты из Рощино, Сестрорецка, Петербурга и даже Выборга. Оказалось, что кататься в «лыжный лес» ездят отовсюду.

Метки на деревьях

Посыпались запросы в различные ведомства, стали появляться новые подробности. Так, директор ГКУ «Курортный лесопарк» Фирудин Агарагимов подтвердил, что пометки на деревьях расположены не только на участке ИЖС, но минимум на 50 м «залезли» в зону городских лесов. Их застройка запрещена категорически, и в проекте планировки там никаких объектов нет. Агарагимов сообщил, что ждет от ООО «Межрегионгаз Технологии» объяснений по этому поводу.

Следом возник другой логичный вопрос – почему роскошный старовозрастный ельник на участке 78:38:0022:502:8 в принципе оказался отнесенным к зоне жилой застройки (Т1Ж2-1)? Нет ли здесь нарушения? Оказалось, что еще на генплане 1987 года кусок леса между улицами Паровозной, Длинной и железной дорогой обозначался как «проектируемая зеленая зона». Но почему ее так и не создали, а в 2005 году перекрасили под жилье? Ответа пока нет.

Однако нужно было торопиться: ведь рабочие пообещали вот-вот начать рубить. Поэтому, не дожидаясь, пока «Курортный лесопарк» получит от «Межрегионгаза» объяснения, а жители – полный комплект отписок от надзорных органов, решено было подавать в суд. За дело согласилась взяться адвокат «Беллоны» Ксения Михайлова.

Ответчиком стал Комитет по благоустройству Петербурга (КБ): все зеленые насаждения на общественных территориях, независимо от их статуса, находятся в его ведении. Для их сноса необходим как минимум порубочный билет. Такового в отношении участка 78:38:0022:502:8 не выдавалось. Более того, метки на деревьях были проставлены с оборотной стороны ствола – так, чтобы их не было видно с дороги.

Возникает предположение, что «Газпром» решил срубить лес тайно. Почему? Во-первых, чтобы не привлекать излишнего внимания. А во-вторых – возможно, чтобы сэкономить. Снос зеленых насаждений требует компенсационных посадок, а если спилить незаметно, то можно сказать, что леса и не было. Конечно, трудно представить, что столь могущественная корпорация будет экономить по мелочам. Хотя почему? – «копейка рубль бережет».

А впрочем, на деле выходят не мелочи: активисты произвели самостоятельные замеры и подсчет объема помеченного древостоя. Даже пробная делянка вышла очень дорогой: большую часть составили толстоствольные деревья с диаметром ствола 30 и более сантиметров. И все они приговорены к сносу!

Заявители просят суд «признать незаконным бездействие КБ, выразившееся в невыполнении функции по охране зеленых насаждений, в неосуществлении деятельности по профилактике правонарушений в сфере охраны зеленых насаждений, в непринятии мер по прекращению незаконных земляных работ и фактически начавшихся с размещения специальной техники порубочных работ на земельных участках с кадастровыми номерами: 78:38:0022502:8 и 78:38:0022502:1330 (прим. авт. – это уже участок Комаровского лесничества), неосуществлении мероприятий по охране лесов на территории земельного участка с кадастровым номером № 78:38:0022502:1330». Как следствие – обязать принять меры к прекращению незаконных работ.

Иск принят к производству Куйбышевским районным судом; первое заседание назначено на 14 февраля. Истцы подали ходатайство об обеспечительных мерах (чтобы работы не могли начаться до завершения разбирательства), но получили отказ. Он сейчас обжалуется.

Одновременно с этим уже обдумывается второй иск – коллективный. Его стратегия – указать на правовые несоответствия в проекте планировки, как старом, 2012 года, так и в новом. Пока одна часть инициативной группы занимается судами, другая пишет в КГА замечания к проекту ППТ (замечания принимаются до 20 февраля 2022 года, а срок утверждения – 22 ноября 2022).

В течение выходных 15-16 января активисты собрали под ними более 160 «бумажных» подписей. Конечно, в идеале хотелось бы, чтобы на участке вообще ничего не строили. Для этого нужно перевести его в зону «городских лесов». Как раз сейчас готовится новый пакет изменений в генплан города; в апреле-июне пройдут общественные слушания, и тогда можно будет подавать поправки. Еще один вариант – включение участка в список, определенный законом «О зеленых насаждениях общего пользования», то есть возвращение статуса сквера. Для этого тоже нужно массово писать депутатам. Рук на все эти действия не хватает. Особенно, когда пытаешься спасти одновременно обе территории – и «лес-ИЖС» от пансиона, и заказник от трассы. Поэтому группа с надеждой ждет новых волонтеров.

Заказник не препятствие для большого спорта

На первый взгляд, ООПТ кажется более защищенным. Во всяком случае, пока действует Положение от 2011 года. Однако, как следует из ответа «Беллоне» Комитета по строительству, Смольный так не считает. В городском бюджете уже предусмотрены расходы на «проектирование лыжно-биатлонного комплекса для круглогодичной спортивной подготовки и проведения соревнований со сроком выполнения 2022-2024 гг.».

Капитальные трассы планируется прокладывать именно в заказнике: «В рамках проектирования объекта предполагается модернизация и благоустройство данных трасс с учетом соблюдения требований в области природоохранного законодательства. Следует отметить, что, согласно пункту 6.2 Положения о Природном заказнике, предусмотрена возможность прокладки и обустройства лыжных трасс с учетом соблюдения действующих требований в области природоохранного законодательства».

Из дальнейшего следует, что Комитет по природопользованию и охране окружающей среды (КПООС), который вроде как должен грудью стоять на страже ООПТ, на деле поддерживает строителей. «В настоящее время прорабатывается вопрос согласования с КПООС размещения лыжероллерных трасс, соответствующих нормам по проведению международных соревнований, в границах государственного природного заказника», – сообщает нам зампред Комитета по строительству Валерий Усков.

Три варианта размещения лыжной трассы

Параллельно пришел ответ из КПООС. Увы, строители не соврали: чиновные «природоохранники» тоже не считают строительство трассы в заказнике нарушением и аналогично ссылаются на пресловутый п. 6.2: «В соответствии с пунктом 6.2 Положения на территории Заказника допускается прокладка и обустройство лыжных трасс в составе объектов спортивного лыжного стадиона по адресу: Курортный район, г. Зеленогорск (район Щучьего озера)». Формулировка верна – комитет не поменял ни единого слова. Однако в ней не сказано, что эти трассы могут быть капитальными! Лыжни, о которых идет речь, испокон веков вились между проспектом Ленина и Щучьим озером. Они представляют собой обычные лесные тропы, по которым летом можно гулять, зимой – бегать на лыжах. Но то, что их разрешается асфальтировать и расширять – вольная трактовка, и она целиком на совести разработчиков биатлонного комплекса.

Под трассу в границах заказника уже выделены два земельных участка – 78:38:0022501:2226 и 78:38:0022501:2224 – суммарной площадью около 8 га, имеющих вид использования «для обеспечения занятий спорта в помещениях». То есть лыжни в документах уже плавно превратились в «помещения»! Сторонники трассы апеллируют, в том числе, и к ним: вот, мол, участки подготовлены под проект еще десять лет назад. Поздно жаловаться!

Все так: их вывели из зоны «городских лесов» в соответствии с вышеупомянутым проектом планировки от 30.10.2012 №1165. Однако… это произошло уже после создания заказника (Постановление Правительства Санкт-Петербурга от 18.01.2011 №9). Возникает вопрос, а не противоречило ли Положение об ООПТ «Озеро Щучье» самому их формированию? Не говоря уж о том, что в соответствии с Лесным кодексом, «сокращение площади городских лесов не допускается». Интересно, где расположены те участки, которые включили в городские леса в качестве компенсации?

Нам могут возразить, что протяженность капитальной трассы в заказнике – не более 3 км, и на схеме ООПТ она занимает не так уж и много места. Да, это так, но эта трасса там уже не единственная. В 2020 году в Комитете по физкультуре и спорту Петербурга родились еще два варианта трассировки, и последний превосходит первый примерно в 4 раза.

И это еще не конец: ведь никакой схемы трассы в Положении о заказнике нет, как нет и ее предельной длины. Стоит только допустить, что п. 6.2 дает право класть асфальт, и можно будет «заткать» асфальтированными дорогами весь заказник.

Справедливости ради скажем, что у биатлонного стадиона есть и горячие сторонники. Это профессиональные и полупрофессиональные лыжники, которые хотят иметь на месте лесных троп идеальный спортивный снаряд – удобную и широкую трассу, где можно без проблем гонять, не лавируя между «чайниками», детьми и пенсионерами. И в этом – одно из основных противоречий проекта.

Есть опасения, что такой дорогой объект после завершения строительства вряд ли будет доступен «простым смертным». Скорее всего, вход для неспортсменов на трассу закроют, а для массовых катаний в лучшем случае отведут самое неудобное время в будние дни. Таким образом, большинству из нас придется поступиться лыжным лесом в угоду меньшинству. И вряд ли большинство будет этим довольно.

По трассам «Прибоя» и вокруг Щучьего озера снуют сотни лыжников. На подъездах невозможно поставить машину

За примерами ходить не надо: в этом году зима задалась как никогда. По трассам «Прибоя» и вокруг Щучьего озера снуют сотни лыжников. В выходные от электрички по проспекту Ленина маршируют колонны, ощетинившиеся чехлами с лыжами; на подъездах невозможно поставить машину, и распорядители стоянки «Прибоя» изыскивают для клиентов последние свободные закутки. Так вот, куда денут инициаторы стройки всю эту толпу, если трасса будет закрыта? Предложат подождать часа три, а пока посмотреть соревнования профессионалов?

Есть и еще одно соображение, которое заставляет посмотреть на проект немного под другим углом. По сути, нам предлагают превратить лес в лыжный парк ради грядущих побед российского спорта на международных соревнованиях.

Но поможет ли это? Дело в том, что для аттестации по существующим международным стандартам перепад высот на трассе должен составлять 30 м. Но максимальный перепад в районе будущего биатлонного стадиона – 25 м. Это гора (или, скорее, хребет), называемая в народе Серенадой.

Что же делать? Официальной точки зрения пока не озвучено, однако выступающие «за» трассу уже предлагают вариант – подсыпать Серенаду на 5м. Это неминуемо приведет к уничтожению леса, потому что засыпанные на пять метров деревья, естественно, расти не будут.

И вот теперь представьте: заказник бороздят самосвалы с песком, на вершине горы рубится лес и работают бульдозеры. Можно ли будет назвать это «соблюдением действующих требований в области природоохранного законодательства»? Вряд ли. Но если этого не делать, то трасса не дотянет до стандарта. И получится, что бюджетные миллионы будут потрачены напрасно. Возможно, именно на этот аргумент Смольному стоит обратить внимание в первую очередь.

Источник

Интересное по теме