Эшли Доусон: «Вымирание: радикальная история», или капитализм как фактор экоцида

Потеря биоразнообразия в конце XX – начале XXI века достигла невиданных ранее масштабов. За последние 500 лет с лица Земли исчезло 900 видов одних только животных, а их количество, согласно докладу WWF «Живая планета» 2014 года, сократилось вдвое за 40 лет.

Шестое массовое вымирание (Голоценовое вымирание) началось 12 тыс. лет назад. По мнению ученых, оно в первую очередь связано с деятельностью человека. В XX веке процесс вымирания ускорился. Ученые предупреждают, к 2050 году около миллиона видов растений и животных могут оказаться на грани исчезновения.

Профессор Городского университета Нью-Йорка (City University of New York) Эшли Доусон в отличие от многих других авторов связывает эти шокирующие данные не с коллективной виной всего человечества или деятельностью отдельных недобросовестных компаний. В своей книге «Вымирание: радикальная история» он говорит об экоциде как прямом и необратимом следствии господства капиталистической системы.

Доусон специализируется на постколониальных исследованиях (анализ социального, культурного и политического наследия колониализма) и гуманитарной экологии (изучение окружающей среды как комплексного природного, социального и культурного феномена). В его новой работе эти направления пересекаются. Автор начинает с истории негативного влияния человечества на биосферу. Этому вопросу посвящена значительная часть книги. Доусон разбирает пагубные последствия потребительского отношения человечества к окружающей среде еще с позднего Плейстоцена (50 000 – 35 000 лет назад). Примеры подобраны хаотично, но показательно.

Шумеры создали сложные ирригационные системы, благодаря которым использовали воду рек Тигр и Евфрат для выращивания урожая. Однако чрезмерная эксплуатация водных ресурсов в итоге привела к засолению почв, которое вкупе с вырубкой лесов для торговых и военных целей стало причиной значительного снижения урожайности, а затем и последующего краха шумерской цивилизации.

Древние римляне также не стремились развивать устойчивые формы сельского хозяйства, а продовольственные потребности империи решали за счет экспансионистской политики. На завоеванных территориях вырубали леса, чтобы выращивать пшеницу.

«Засушливые районы, преобладающие сегодня на большей части Северной Африки и Сицилии, являются свидетельством их [римлян] недальновидного и деструктивного отношения к миру природы», – пишет Доусон.

Кроме того, автор акцентирует внимание на массовых убийствах животных в Древнем Риме. Колизей в котором устраивали бои не только между людьми, но и с участием диких зверей из покоренных земель, Доусон называет «разрушительным для окружающей среды достижением». Стоит отметить, что такие представления проводились не только в Риме, но и в столицах провинций, где были построены амфитеатры, аналогичные Колизею.

«Хотя нет никаких доказательств того, что римляне довели какие-либо виды до полного исчезновения, они в разы сократили или истребили многочисленные популяции животных в регионах, окружающих Средиземное море», – говорит автор.

Колониализм, освоение Нового Света и даже политика царской России в восточных землях тоже упоминаются в книге в контексте массового истребления животных.

Доусон рассказывает о новых жертвах капитализма, развивающегося по противоречивому принципу разрушения условий собственного производства. В качестве одного из примеров такого «всепоглощающего стремления к накоплению» он приводит китобойный промысел, который к XX веку опустошил Мировой океан настолько, что сам перестал быть крупной жизнеспособной отраслью.

В эпоху неолиберализма, несмотря на разговоры об этичном бизнесе и «зеленой» экономике, вымирание приобрело глобальный характер. Доусон демонстрирует несостоятельность неолиберальных решений климатического кризиса и скептически отзывается о сторонниках ревайлдинга (от англ. rewilding) – действий по искусственному восстановлению огромных участков дикой природы.

Доусон признает успехи ревайлдеров в воссоздании пострадавших от человеческой деятельности экосистем, приводя ряд подтверждающих это примеров. Ревайлдеры в основном сосредотачивают свое внимание на восстановлении раннеголоценоовых (10 тыс. лет до н. э.) и более ранних экосистем, на которые человек не успел оказать влияние. Однако в этом, по мнению Доусона, заключается и проблема: ревайлдеры обходят вниманием появившиеся позже причины вымирания, в том числе актуальные сегодня, и тем самым затрудняют понимание ключевой роли капитализма в глобальном экоциде в наши дни.

Борьба за сохранение биоразнообразия, по мнению автора, должна рассматриваться как часть более широкой борьбы против экономической и социальной системы, основанной на самоубийственной экспансии, считает автор. Капитализм не может не высасывать соки из окружающей среды.

«Он делает это, потому что должен: эта система зависит от непрерывного накопления. Если капиталисты хотят выжить в условиях конкуренции, они должны постоянно реинвестировать накопленную прибыль, заставляя капитал расти по сложной ставке», – говорит Доусон.

Его книга, яростно критикующая господствующий миропорядок, при всех своих плюсах конечно же не тянет на серьезную научную работу. Это научпоп, причем весьма поверхностный и беглый. Иногда автор прерывает сам себя на интересном месте и не докручивает тему до конца. Таким образом и историческую часть, и главы о современных реалиях удалось разместить всего на 70 страницах.

Читателям из России было бы любопытно узнать подробнее о последствиях сбора ясака – подати пушниной, которую собирали с народов Сибири, Севера и некоторое время – Поволжья. В том или ином виде этот натуральный налог просуществовал с XV века вплоть до революции 1917 года. «За два столетия сибирские бобры, соболи и куницы оказались на грани вымирания», – отмечает Доусон. Раскрывать этот тезис он не стал, оставив ссылку на собрание сочинений Маркса и Энгельса.

Подробно изучать как историю, так и современную проблематику автор предложил читателю самостоятельно. «Вымирание: радикальная история» только вводит аудиторию в курс дела. Однако этот курс резко отличается от работ многих других авторов.

Доусон не просто обозначает проблему и говорит о том, что не все жители планеты за нее одинаково ответственны. Он смотрит на экологические вызовы в историческом контексте и не отделяет экологию от политики. Он говорит о проблеме исчезновения видов как о следствии капитализма, которому свойственно постоянно расти за счет потребления все большего количества ресурсов.

Вместе со стремительным ростом населения Земли это создает опасные риски для будущего планеты. Доусон не видит никаких других путей решения проблемы, кроме всеобъемлющих радикальных преобразований в политике и экономике.

Источник

Интересное по теме