Я вру маме!

Мы сами вынуждаем наших детей врать нам. Почему это происходит? Давайте узнаем об этом из первых уст.

Я был мечтой своих родителей, они так долго меня ждали, и вот наконец спустя 40 недель я родился, красивый милый малыш, к ногам которого мои родители кладут весь мир. Я смотрю на свою маму, прижимаюсь к ней так крепко-крепко, что мне все еще кажется, что мы одно целое. Со временем я начинаю чувствовать, что меня берет на ручки и любит и целует еще и кто-то другой, не мама, и тогда я начинаю видеть, что есть папа, и когда он меня держит, моя мама улыбается и умиляется.

Я знаю, каким должен быть хороший родитель

И вот пришло время мне увидеть со стороны, что у мамы есть свои ручки и ножки. Я вижу, что они есть и у меня, и они не продолжение мамы –  они просто мои. Это так удивительно и интересно, что я смеюсь и радуюсь и размахиваю ими в разные стороны.

Вот наступает момент, когда я научился переворачиваться, сидеть, ползать и теперь я уже могу ходить, и рука моей мамы опять продолжение меня – она меня поддерживает и страхует, и вот мои первые шаги случились, когда она была так рядом, но отдельно, и эти ощущения были незабываемы, я пошел самостоятельно, я отдельно от мамы и отдельно от папы, но я все равно чувствую их рядом как продолжение себя, потому что мне так спокойнее…

Научившись орудовать лопаткой, кататься на самокате, попробовать зимой санки и первый снежок в нос, я за руку с мамой иду куда-то и она говорит что это садик и там будет очень интересно, и я буду дружить с другими детьми.

Заходя в группу, мне так тревожно и я не хочу отпускать мамину руку, но мама меня отпускает и говорит, что скоро вернется…

Я привыкаю к саду не сразу, я капризничаю и плачу, я все чаще хочу быть у мамы на ручках, я плачу, когда вспоминаю, что она меня отпустила, но мне и вправду нравится дружить с другими детьми, бегать по площадке, толкаться из-за ведра и машинки. И все чаще я вижу, что мама отпускает мою руку и подталкивает меня к самостоятельным, отдельным от нее шагам и поступкам. Это так необычно, волнительно, страшно … и интересно… У меня получается говорить, играть с другими, я даже могу спрятаться под горкой и делиться секретами со своими друзьями, отдельность от мамы мне так много дает…

Вот мне уже 7 лет, как по привычке, но уже редкой, мама ведет меня в школу. Я взрослый, совсем большой, и я даже немного смущаюсь, что мама ведет меня за руку, я потихоньку ее выдергиваю и иду сам.

В школе я встречаю удивительных ребят, с которыми я дружу, с другими я дерусь, с учителями спорю. Дома я говорю часами по телефону, мне нравится, что у меня есть свое взрослое дело: я учусь, общаюсь, у меня такой большой свой отдельный мир, в который я все чаще и чаще начинаю закрывать дверь, как дверь в мою комнату, от родителей, не потому что я их не люблю, а потому что я познал радость от хождения без руки.

Наш мир такой большой и в нем так много всего интересного: телефоны, телевизоры, чаты, люди, дружба, ссоры, секреты, и я все это впитываю и взрослею. Но я все чаще и чаще замечаю, что мама начинает хотеть взять меня за руку, узнать что я читаю, кто мои друзья, и обижается, если я не рассказываю ей свои секреты… Мне жаль ее расстраивать, но разве она не понимает, что я уже давно могу ходить без руки, разве она не помнит, что сама меня учила идти одному в сад, идти одному в школу, идти одному играть с другими детьми, одному-  в смысле без нее… И я привык.

Почему она хочет опять все делить со мной: моих друзей, мои секреты?

Мне уже это не нужно…Но я не знаю как ей это объяснить, чтобы она не обиделась и я начинаю придумывать, я начинаю врать.

Я уже достаточно большой и знаю, что врать плохо, но мне проще всего это сделать, чтобы мама не заходила ко мне в комнату без спроса, чтобы не читала мой телефон, мои переписки, мой дневник.

Я иногда говорю ей правду, но она так бурно реагирует, что я начинаю привыкать к своему вранью…Ведь мне так спокойнее.

Я вру, что не пробовал курить, что ребята не давали мне пиво, что 2-ка потому что училка злая, а не я не учу предмет…

Я вру, чтобы она думала, что у меня все под контролем, что я сам со всем справляюсь, что мне не нужна ее рука, но я не понимаю пока, что это не так.

Я пойму … Потом…Спустя время, когда я оступлюсь, упаду, возможно даже больно ударюсь, и, заплакав от обиды и бессилия, приду к маме и скажу ей правду. И на мое удивление она не будет кричать и ругаться, она протянет мне руку и скажет: “Я всегда рядом!”. И вот тогда, возможно еще не до конца, но уж точно ясно, я  осознаю и увижу, что мама мне доверяет, она меня любит и принимает, но она так боится и беспокоится за меня, что так же, как и в далеком детстве, она будет меня вести за руку всю мою жизнь, но только это будет уже немного по-другому, и мне это важно.

Так интересно, что я понял это когда мне уже почти 20, а может и чуть меньше или чуть больше. И оглядываясь назад, я мечтаю, что когда у меня будет ребенок, моя мечта и мой малыш, я сделаю все, чтобы он мне не врал, все, чтобы быть рядом только, когда ему будет нужно. Я буду хорошим родителем…

Спустя много лет я вспомню эти фантазии, в том самый момент, когда мой сын пойдет сам, я отпущу его руку…Мне станет так радостно и страшно одновременно, потому что я пойму свою маму, я все сразу пойму и почувствую: все ее слезы, обиды, страхи…

Но я еще не знаю, смогу ли я быть мудрым родителем в тот день, когда мой ребенок начнет мне врать.

Светлана Андреева



Источник

Интересное по теме