Гори, гори ясно

До конца 2020 года в Екатеринбурге построят цех сушки иловых осадков мощностью 400 тонн в сутки. Это позволит не только не накапливать новые иловые поля вокруг мегаполиса, но и разгрузить старые. А также перерабатывать от 80 до 150 тонн сырья с очистных городов-спутников.
На Северной аэрационной станции города осадки с очистных превращаются в биомассу и метан. Фото: Татьяна Андреева

Иловые поля вокруг Екатеринбурга раскинулись уже на 18 гектаров, и надо еще примерно 25 футбольных полей, чтобы захоронить всего лишь годовой запас отходов уральской столицы и близлежащих населенных пунктов. По объему это примерно 33 самосвала.

Технология, которая будет применена в экспериментальном цехе, подразумевает обезвоживание ила с последующей "усушкой" до 20 процентов влажности и "утруской" в 7-10 раз. Вместо 1400 тонн жидких отходов на входе на выходе получится всего пять тонн осадка.

Возводить объект на Южной аэрационной станции начали в октябре прошлого года. На сегодня готов котлован. Его глубина – от 2,5 до 5 метров: это необходимо для эксплуатации деотермического масла, разогревающего оболочки турбосушилок. Глубокое залегание резервуара обеспечивает безопасность технологии при рабочей температуре до 300 градусов по Цельсию и большом теплообменном цикле. Летом поднимут стены цеха, после чего начнется монтаж крупногабаритного оборудования.

Стоимость проекта – около 1,6 миллиарда рублей.

"Открытие такого цеха – не только шаг вперед в развитии новых технологий. Более десяти городов в радиусе 50 километров освободятся от проблем с размещением осадков, смогут высвободить для хозяйственной деятельности огромные участки земли и главное – снизить негативное влияние на окружающую среду", – подчеркивает замминистра энергетики и ЖКХ Свердловской области Егор Свалов.

Высушенный ил планируется перерабатывать в топливные брикеты и минеральную добавку к клинкеру (полуфабрикату для производства цемента).

"Высушенный ил действительно можно использовать для получения техногенного минерала алита. Однако калорийность шлама мала: всего пять килокалорий, тогда как у природного газа она равна 8 тысячам ккал, у переработанных бытовых отходов – 2900. Причем большей частью тратится на выпаривание влаги, чем на образование тепла", – не уверен в успешности эксперимента Илья Дворников, директор цементного завода.

Представители екатеринбургского водоканала отвечают: цели зарабатывать на продаже гранул нет. Если калорийности топлива производствам будет недостаточно, их печи можно использовать просто для сжигания отходов. Главное – снимутся вопросы с утилизацией и понизится класс опасности.

К слову, в России построено еще два цеха сушки илового осадка: один находится в Новочебоксарске, другой – в Сочи. Планировали к Олимпиаде-2014, но к этому сроку на очистных сооружениях "Бзугу" пустили в эксплуатацию только первую очередь, а в Центральном районе почти полностью смонтированная установка и вовсе пять лет простояла законсервированной. В апреле 2019-го переговоры с поставщиком оборудования возобновились: в течение месяца в Сочи прибудет бригада, которая определит стоимость и сроки пусконаладки.

По словам директора сочинского "Водоканала" Антона Денисова, сушка илового осадка на очистных "Бзугу" и "Адлер" имеет принципиальное значение и с экономической, и с экологической точек зрения. Дело не только в сокращении объема вывоза отходов на полигоны, но и в том, что образующийся в результате продукт является универсальным удобрением для сельского хозяйства.

Между тем

Хозяйственно-бытовые стоки делятся на две фракции: жидкую и твердую. Жидкая обеззараживается, очищается до норм рыбохозяйственного водоема и сбрасывается в поверхностные источники. Иловые отходы, относящиеся к четвертой категории опасности, можно складировать только на спецполигонах.

Из хозяйственно-бытовых стоков можно получить не только топливные гранулы, но и биогаз. Иловые осадки погружают в метантенки, большие емкости, и нагревают до определенной температуры: начинается брожение. Через два месяца отходы превращаются в безопасную биомассу, которую можно применять для обустройства газонов или рекультивации карьеров, а вот побочный продукт брожения – метан – направлять в котельную. Подобный проект стартовал в марте 2018 года на Северной аэрационной станции Екатеринбурга. Почти полгода после пуска метантенков специалисты изучали состав, калорийность, энергоемкость и другие параметры образующегося биотоплива. Исследование показало, что содержание полезного вещества в нем – на уровне 65-75 процентов, а уровень кислорода, оксидов азота и углерода – на несколько порядков ниже, чем допускают нормативы. В минувшем сезоне биогаз использовали как резервное топливо для обогрева производственных и административных помещений на очистных, в следующем хотят уже как основное.

Источник

Интересное по теме