Десять вопросов ЮНЕСКО о Байкальском ЦБК

Очередная, 44-ая по счету, сессия Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО пройдет с 16 по 31 июля в онлайн-режиме. Вполне вероятно, что одной из центральных тем обсуждения на сессии может стать вопрос о состоянии объекта всемирного природного наследия «Озеро Байкал».

БЦБК, февраль 2021 года

Разворачивающаяся на берегу Байкала спецоперация по ликвидации накопленных отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК) может вызвать дополнительные вопросы со стороны ЮНЕСКО к Российской Федерации как государству-участнику Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия.

Опираясь на прошлый опыт и знание текущих тенденций, вполне можно предсказать, какие именно аспекты наследия Байкальского ЦБК с наибольшей вероятностью могут рассматриваться в повестке дня последующих сессий Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО. Пока не ликвидирован накопленный ущерб и не создан очаг новой «зеленой» экономики, Байкальский ЦБК и город Байкальск по-прежнему будут занимать место в топе байкальских проблем, рассматриваемых Комитетом.

Конкретные вопросы могут быть как старыми, так и новыми, например:

1. С большой вероятностью на ближайшей сессии Комитет всемирного наследия ЮНЕСКО потребует от Российской Федерации разъяснений, какие конкретные опасные объекты разрешены к строительству на территории объекта всемирного наследия в связи с работами по ликвидации накопленного ущерба от Байкальского ЦБК на основании Постановления Правительства РФ от 31.12.2020 № 2399 «Об утверждении перечня видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории».

2. Комитет всемирного наследия наверняка запросит план и обоснование планируемых в дальнейшем изменений в законодательстве по защите Байкала, обоснованием внесения которых российская сторона называет необходимость ликвидации накопленного ущерба от Байкальского ЦБК.

3. Комитет всемирного наследия продолжит настаивать на том, чтобы любые планы ликвидации накопленного экологического ущерба и будущего использования территории БЦБК стали предметом тщательной оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС), включая особую оценку потенциальных прямых, косвенных и кумулятивных воздействий на выдающуюся универсальную ценность (ВУЦ) объекта всемирного наследия «Озеро Байкал», а результаты такой оценки были представлены в Центр всемирного наследия (ЦВН) ЮНЕСКО и Международный союз охраны природы (МСОП) в соответствии с утвержденной процедурой.

4. В частности, Комитет всемирного наследия может особенно беспокоить экологическое обоснование и соответствие лучшим мировым технологиям планов утилизации / захоронения токсичного содержимого шламонакопителей и развертывания системы мониторинга воздействий на окружающую среду (например, стока загрязняющих веществ в озеро Байкал).

5. Важным аспектом обсуждения на сессии Комитета всемирного наследия может стать предотвращение поступления загрязненных грунтовых вод, просачивающихся с промышленной площадки Байкальского ЦБК. Аналогичное поступление отходов человеческой жизнедеятельности сегодня считается главным драйвером кризиса прибрежных экосистем Байкала.

6. Еще одним аспектом обсуждения на сессии Комитета всемирного наследия может стать предотвращение аварийного сброса содержимого шламонакопителей Байкальского ЦБК в результате повреждения в ходе стихийных бедствий, а также потенциальное негативное воздействие на окружающую среду мер, предпринимаемых под эгидой предотвращения такой аварии (например, расчистки русел рек).

7. Множество вопросов Комитета всемирного наследия могут вызывать потенциальные воздействия от «реализации мероприятий по социально-экономическому развитию Байкальска», особенно если будут продолжаться попытки изменения законодательства в сторону ослабления режима охраны объекта всемирного наследия.

8. Вероятно, в связи с развитием города Байкальска вновь встанет вопрос об ОВОС и стратегической экологической оценке (СЭО) развития особых экономических зон – прежде всего ОЭЗ «Ворота Байкала», официально созданной для развития Байкальска в случае закрытия Байкальского ЦБК.

Вопрос приобретает дополнительную актуальность в связи с заявленным намерением губернатора Иркутской области расширить особую экономическую зону на дополнительные участки байкальского побережья в соседних районах. Вопросы развития ОЭЗ и будущего использования площадки Байкальского ЦБК очевидно взаимосвязаны, но в доступных Комитету всемирного наследия документах планирования такая взаимосвязь вряд ли отражена.

9. Вопрос о Байкальском ЦБК и городе Байкальске также может стать предметом острого обсуждения при планировании общей системы управления Байкалом как объектом всемирного наследия – системы, которую Российская Федерация давно обязана разработать и воплотить. Промплощадка Байкальского ЦБК и территория Байкальска – самые проблемные из всех участков центральной экологической зоны Байкальской природной территории, поскольку являются анклавами, исключенными из территории объекта всемирного наследия, но играющими ведущую роль в генерации антропогенных воздействий на объект наследия.

10. То, что Российская Федерация на десятилетие растянула принятие внятных экологически ответственных программ ликвидации накопленного ущерба и рекультивации площадки Байкальского ЦБК, крайне негативно сказалось на ее репутации как государства – участника Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия. Это особенно ощутимо теперь, после угасания временной эйфории по поводу прекращения работы комбината как главного источника загрязнения Байкала и крушения надежд на скорое обезвреживание объекта накопленного экологического ущерба.

Решение проблем Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, вероятно, будет важным (если не определяющим) фактором для выработки позиции Комитета всемирного наследия по включению или невключению озера Байкал в «Список всемирного наследия, находящегося под угрозой» (к которому оно уже давно неформально относится, судя по частоте и характеру обсуждений проблем Байкала на сессиях Комитета).

Успешное решение проблем накопленного экологического ущерба от БЦБК в соответствии с духом и буквой Конвенции ЮНЕСКО будет важнейшим аргументом со стороны России против внесения Байкала в «черный список» объектов наследия, поскольку продемонстрирует возможность успешного разрешения и других байкальских проблем.

Территория БЦБК. Спутниковая съемка, 2020 год

Разумеется, вышеприведенный список вопросов для обсуждения на сессии Комитета всемирного наследия не является исчерпывающим. Взаимодействие с органами Конвенции по конкретным проблемам Байкальского ЦБК может быть осложнено и блокировано в силу отсутствия в Российской Федерации системы управления объектами всемирного наследия ЮНЕСКО и нормативных правовых актов, обеспечивающих такое управление.

Характерный пример: российские ведомства крайне поверхностно подходят к своевременному представлению отчетов Центру всемирного наследия ЮНЕСКО, а также практически не выполняют обязательств по представлению в ЦВН результатов оценок воздействия намечаемой деятельности на выдающие уникальные ценности объекта всемирного наследия.

Россия до сих пор не выполнила требований представить в Центр всемирного наследия ЮНЕСКО и Международный союз охраны природы ряд документов ОВОС, СЭО и иных оценок воздействия, затребованных в связи с разными проектами и новыми нормативными актами. Например, еще с 2013 года ЮНЕСКО требует, чтобы Россия представила оценку воздействия на окружающую среду планов ликвидации накопленного экологического ущерба и будущего использования территории БЦБК.

Оценка воздействия на объекты наследия – это важнейшая процедура, позволяющая верифицировать допустимость той или иной потенциально опасной деятельности, процедура, которой не пренебрегают даже такие допускающие массу очевидных нарушений страны, как Эфиопия и Танзания. Центр всемирного наследия ЮНЕСКО и Международный союз охраны природы – органы Конвенции, старающиеся вести диалог на основе научно обоснованных планов и оценок, а не политических и иных пристрастий.

Представляется, что Россия, имеющая мощный экспертный потенциал, могла бы сделать такое взаимодействие своей сильной стороной в работе с Комитетом всемирного наследия. На поверку же чуть ли не 90% информации о состоянии и проблемах российских объектов всемирного наследия поступает в ЮНЕСКО от ученых, неправительственных организаций и иных «сторонних источников».

Сложившаяся ситуация с годами только усугубляется за счет текучки кадров и снижения квалификации чиновников в тех российских ведомствах, которые ответственны за взаимодействие с органами ЮНЕСКО. Приходится констатировать, что в нынешних обстоятельствах Российская Федерация не рассматривает свое участие в Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия как приоритетную задачу.

Возможно, ситуация может измениться благодаря тому, что в следующем году очередная сессия Комитета по Всемирному наследию ЮНЕСКО состоится в России и будет приурочена к 50-летнему юбилею Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия. Для нашей страны будет очевидным «конфликтом интересов», если обсуждение вопроса о переводе уникального объекта наследия «Озеро Байкал» в статус «объектов наследия под угрозой» произойдет именно в следующем году, непосредственно на российской территории под председательством принимающей стороны.

Дальнейший ход событий во многом будет зависеть от того, будут ли у Российской Федерации убедительные ответы на каждый из десяти вопросов ЮНЕСКО о БЦБК.

Евгений Симонов, международный координатор экологической коалиции «Реки без границ»

Источник

Интересное по теме