Дегазификация и денефтенизация: влияние на мировой энергобаланс

Как санкции против России меняют баланс на международном рынке энергетики.

Война на Украине сделала Россию мировым лидером по количеству введенных в отношении нее санкций со стороны других государств. Самые чувствительные из них касаются отказа Евросоюза и США от российского ископаемого топлива – газа и нефти. Каким образом эти санкции изменят энергобаланс в ЕС, России и мире, рассказывает корреспондент «Экологии и права» Вера Кузьмина.

Каким был экспорт газа из России до начала 2022 года

Объем добычи газа в России в 2021 году составил 762,3 млрд кубометров. В 2021 году на экспорт было отправлено 204 млрд кубометров газа: две трети– в ЕС, одна треть – в Китай и Турцию.

В 2021 году Россия поставила в Китай 10,5 млрд кубометров газа, а в этом году планирует – от 16 до 20 млрд. На Турцию приходится 27-28 млрд кубометров, на страны СНГ – 30 млрд, на Беларусь – 20 млрд.

Но большая часть добычи – около 500 млрд кубометров – идет на внутренний рынок.

Как Россия снизила поставки газа в ЕС в 10 раз

Самая значимая цепочка событий с начала специальной военной операции (СВО) – это постепенное самоотключение российского газа от европейского рынка, считает старший советник по вопросам политики аналитического центра E3G Мария Пастухова.

«Газпром» начал сокращать поставки газа в Европу в декабре 2021 года. Ежедневные поставки упали с 500 млн кубометров в день в декабре 2020 года до 350 млн кубометров в день в декабре 2021 года. Госкомпания сообщала, что у нее нет заявок от клиентов. В то же время представитель правительства Польши по стратегической энергетической инфраструктуре Петр Наимский утверждал, что Россия таким образом пытается ускорить запуск газопровода «Северный поток – 2».

Далее, 31 марта 2022 года Путин подписал указ о том, что зарубежные покупатели должны рассчитываться за газ в рублях. Через некоторое время российское правительство пояснило, каким образом будут осуществляться расчеты. Фактически зарубежным партнерам надо было открыть счета в Газпромбанке, перечислять оплату в евро и долларах, а сам банк переводил эти средства в рубли.

Однако остались страны, которые принципиально не хотели вписываться в предложенную Москвой схему, – Болгария и Польша. Затем к ним присоединились Нидерланды, Эстония, Литва, Латвия, Великобритания, Чехия, Словения, Финляндия. Экспорт России уменьшился на 30,4 млрд кубометров в год (–20% от поставок в ЕС в 2021 году).

12 мая «Газпром» прекратил использовать польский участок газопровода «Ямал – Европа», сославшись на запрет российского правительства. Газопровод идет из России через Беларусь и Польшу до Германии.

Еще сильнее «Газпром» сократил поставки газа в ЕС в конце июля. По газопроводу «Северный поток» перекачивалось покупателям не выше 20% от его пропускной способности, то есть не более 33 млн кубометров ежесуточно при плановом объеме в 167 млн кубометров. В конце августа «Северный поток» остановили для ремонта – и поставки сократились до нуля. А в сентябре после диверсий на обоих «Северных потоках» поставки газа вряд ли возобновятся в ближайшие несколько лет.

«Северный поток», как утверждал ранее «Газпром», был запущен для большей гибкости поставок газа. Ранее газопровод проходил через Украину. При этом Германия настаивала на использовании обоих путей поставок. Можно только предполагать, что случилось с «Северным потоком – 1» и почему он встал, говорит Пастухова. Дублирующий газопровод, «Северный поток – 2», мог быть использован для замены первого «Северного потока», но после диверсий это стало невозможно. При этом транзит газа до сих пор осуществляется в ЕС через Украину.

В результате ЕС в октябре получает не более 9% российского газа от объема, который был ранее, отмечает Пастухова. По ее мнению, переключить потоки газа на Азию в ближайшие 10 лет не получится: нет инфраструктуры. Пока есть только политическая декларация о намерении строить «Силу Сибири – 2», но договоренности об инвестициях в проект нет.

Кроме того, есть проблема с технологиями, подчеркивает Пастухова. Россия могла бы переключиться на поставки сжиженного газа, но технологии для его производства – европейские или американские, а они недоступны в настоящее время из-за санкций.

Чем ЕС заменит российский газ

Энергобаланс ЕС, по данным IEA за 2019 год, выглядит так: уголь – 13,85%, газ – 25,6%, нефть – 31,7%, АЭС – 12,47%, ГЭС – 2,75%, ВИЭ – 4,14%, биотопливо и отходы – 9,37%.

Энергобаланс – это все три сектора: электроэнергетика, отопление и энергия для транспорта, поясняет эксперт в области ВИЭ Татьяна Ланьшина.

«Самое высокое проникновение ВИЭ – в электроэнергетике, там сейчас за счет солнца и ветра производится более 37,2% всей электроэнергии в ЕС. Однако в теплоэнергетике и энергии для транспорта доля ВИЭ гораздо ниже. Замена генерации с газа на ВИЭ может увеличить ее долю с 10%, но в мировом масштабе это зависит от Китая и Индии, поэтому увязать отказ ЕС от российского угля и газа с этим показателем сложно», – рассказывает эксперт.

В связи с украинским кризисом Евросоюз запланировал увеличить долю ВИЭ в электроэнергетике: ранее к 2030 году предполагалось достичь доли в 40%, а теперь – до 45%. Между тем, подчеркивает Ланьшина, речь идет только об энергетике, а в 2021 году доля ВИЭ уже составляла 37,2%.

Сегмент энергетического рынка, оставленный российским газом, является самым перспективным для замены на возобновляемые источники энергии, считает Мария Пастухова. По ее мнению, отказ от газа пойдет по двум направлениям: снижение потребности за счет внедрения энергоэффективных технологий и замена газовой генерации на энергию солнца и ветра. Такой переход займет как минимум 2-3 года.

«Проще построить новую солнечную или ветряную станцию, чем открывать новое месторождение газа», – поясняет специалист. Также в ЕС активно переходят на электрические насосы для отопления домов, что приведет к увеличению доли электричества и в этом сегменте энергобаланса.

Самой большой проблемой будет отказ от газа тяжелой промышленностью ЕС, где технологии производства предполагают очень высокие температуры, что пока может обеспечить только традиционная генерация. Тяжелая промышленность будет драйвером изменений, считает Пастухова.

Дорогой газ (поднялся с 600 долл. за кубометр по долгосрочным контрактам в августе до 1246 долл. за кубометр в октябре), цена которого, по прогнозам, не снизится до довоенного уровня в ближайшие годы, приведет к удорожанию продукции металлургов. По мнению Пастуховой, стремительный переход с газа на другие виды топлива, скорее всего, произойдет за счет использования водорода.

Эксперты выделяют Германию в качестве примера страны, для которой отказ от газа будет сложным. Там велик объем тяжелого промышленного производства, и 50% объема газа – в энергобалансе. Ситуация в Финляндии совсем иная: в ее энергобалансе было 2% российского газа. Он шел на отопление. Финны достаточно легко отказались от него, заменив газ на пеллеты – спрессованные опилки.

По оценке Пастуховой, к 2030 году газ будет занимать минимальную часть в энергобалансе Евросоюза, уступив место ВИЭ и водороду.

Вернется ли ЕС к российскому газу

Россия дискредитировала себя как поставщик, поэтому возврата к предыдущим поставкам не будет, говорит Мария Пастухова. Евросоюз пытается работать в двух направлениях, чтобы преодолеть газовый кризис: заключать контракты с другими поставщиками и увеличивать долю других источников энергии.

Европейские компании начали активно заключать долгосрочные контракты (10-15 лет) на поставку газа из США и североафриканских стран. Краткосрочные контракты в настоящее время заключаются на спотовом рынке: кто продаст – тот продаст. Однако Пастухова считает, что это временная мера: зависимость от внешних поставщиков не является надежной, что показал украинский кризис.

Нефть. Россия. ЕС

На долю стран Евросоюза приходилось 47% поставок российской нефти в физическом выражении (108,1 млн тонн; $50,9 млрд), приводит данные ТАСС со ссылкой на ФТС.

Нефтепровод «Дружба» соединяет месторождения в Западной Сибири с нефтеперерабатывающими заводами (НПЗ), портами и хранилищами в странах Восточной и Западной Европы. Через территорию Беларуси нефть идет по северной ветке нефтепровода в Польшу, Германию и страны Балтии, а через территорию Украины, по южной ветке – в Венгрию, Словакию и Чехию.

30 мая страны ЕС достигли принципиальной договоренности о запрете импорта российской нефти. США вместе со странами Большой семерки и Евросоюза введут запрет на морские перевозки российской нефти 5 декабря, запрет на перевозку нефтепродуктов морским путем – 5 февраля 2023 года, пишет «Коммерсантъ». Морские перевозки составляли около 65% российских поставок, оставшаяся нефть шла по нефтепроводу «Дружба».

Венгрия, Словакия и Чехия, скорее всего, в этом году не смогут существенно сократить объемы импорта. У них нет другого варианта завоза нефтепродуктов. Между тем Германия и Польша заявили, что полностью откажутся от российской нефти к концу 2022 года, в том числе поставляемой по «Дружбе».

Что касается морских перевозок, то танкерные поставки из России в ЕС осуществляются через порты на Балтике, в Черном море и Арктике. По данным Bloomberg, все большее количество нефтяных танкеров выходят из портов без конкретного пункта назначения. Эта нефть может неофициально попадать в ЕС тем или иным способом, что будет частично компенсировать эффект от эмбарго.

Когда у России возникнут проблемы из-за санкций

Последствия санкций в отношении российской нефти станут ясны в конце 2022 – начале 2023 года, после их введения, говорит Мария Пастухова. Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен ожидает, что к концу года ЕС откажется от 90% импорта российской нефти.

Морские поставки из России в ЕС после начала действия санкций могут сократиться на 60-70%, по «Дружбе» пойдет 54% от объема, который был годом ранее, прогнозируют аналитики БКС экспресс. Между тем Россия намерена перенаправить потоки нефти в Азию, заявил министр энергетики Александр Новак на Российской энергетической неделе.

Подтверждают слова министра данные, которые приводит издание Neftegaz.ru: с момента вторжения поставки российской нефти в Китай увеличились до 2 млн баррелей в сутки, став на 55% больше по сравнению с предыдущим годом, и достигли рекордного уровня в мае 2022 года. Они также превысили поставки России в ЕС в предыдущие периоды. Поставки в Индию в июле достигли рекордного уровня – 975 тыс. баррелей в сутки. Тренд на увеличение поставок нефти и нефтепродуктов отмечался уже в 2021 году, тогда они выросли втрое по сравнению с 2020 годом.

Нефть в отличие от газа можно возить танкерами и поездами, поэтому изменить направление перевозок проще, считает Мария Пастухова. Сейчас можно предположить, что Россия потеряла в поставках 1,5 млн баррелей в сутки (около 7-8% от общего объема поставок) на рынке ЕС. Точных данных потерь нет – из-за запрета на публикацию этих данных правительством РФ.

Пастухова обозначает препятствия для российской нефти по переходу на азиатские рынки без потери объемов. Ранее танкеры с нефтью отправлялись из арктических портов в ЕС, теперь им надо будет идти в Азию. Эти маршруты длиннее, и до конца не ясна их пропускная способность. Пастухова полагает, что традиционные поставщики нефти на азиатские рынки из стран Мексиканского залива не уступят России свою долю, поэтому непонятно, смогут ли Индия и Китай «поглотить» всю освободившуюся из ЕС нефть.

Спасет ли решение ОПЕК+ Россию

В октябре страны ОПЕК+ договорились снизить квоты на добычу нефтепродуктов на 2 млн баррелей в сутки. Снижение коснется не реальной выработки, а квот на добычу, поясняет Мария Пастухова. Россия и так не вырабатывала свои квоты по нефтедобыче.

Если убрать квоты, которые не выбираются, то выяснится, что страны сократят реальную добычу на 0,8 млн баррелей в сутки. По ее мнению, сокращение добычи разумно. В большинстве стран мира наблюдается экономическая рецессия и падение спроса на нефть. Кроме того, спрос на нефть и без того не достиг еще допандемийного уровня и составляет 83% от уровня 2019 года.

«Я полагаю, что как политический сигнал о некотором объединении это стоит рассматривать, но и без украинского кризиса для стран ОПЕК+ было бы разумно принять такое решение», – считает Пастухова. Настоящим ударом по рынкам будет начало действия санкций.

Изменят ли санкции на нефть энергобаланс ЕС

Скорее всего, Евросоюз будет замещать российскую нефть поставками из Саудовской Аравии и США, говорит Мария Пастухова. Для компенсации потерь российского сырья европейские НПЗ уже переключаются на западно-африканскую нефть из Нигерии, Анголы и Камеруна, рост поставок которой в апреле составил 17% по сравнению со средним показателем за этот месяц в 2018-2021 годах, приводит Forbes мнение аналитика финансовой группы «Финам» Александра Потавина. Европа также нарастила импорт нефти из США – в апреле он вырос по сравнению с мартом на 15%, до 1,45 млн баррелей в сутки.

Уход России с европейского нефтяного рынка в краткосрочной перспективе приведет только к смене поставщиков, полагает Пастухова. Изменение энергобаланса будет зависеть от замены бензиновых и дизельных автомобильных двигателей на электрические. В 2020 году лидеры Евросоюза планировали переход на электродвигатели до 2050 года. Но в июле 2021 года Европейская комиссия предложила сократить эти сроки до 2035 года.

Вернется ли уголь

Экономика угля на протяжении последних лет была очень неустойчивой в мире. К этому добавлялись экологические проблемы, поясняет Мария Пастухова. Уголь уже становился самым непривлекательным вложением, в том числе для развивающихся стран.

В результате почти 50 стран объявили в 2021 году на Конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата (COP26) о намерении полностью отказаться в будущем от использования угля. Однако Китай, Индия, Австралия, США и Россия отказались подписывать общее заявление.

Цены на уголь выросли с начала СВО втрое (по информации Bloomberg, контракт на уголь в Ньюкасле от декабря 2026 года стоит 233,15 доллара за тонну по сравнению с 80,80 доллара в начале 2021 года), что делает его недоступным для развивающихся стран и показывает неустойчивость рынка. Пастухова также отмечает, что объем инвестиций в уголь снижается на протяжении последних лет, поэтому вряд ли кто-то будет активно вкладывать в него.

Что еще влияет на энергобаланс в ЕС

Во-первых, влияют технологии. В ЕС «зеленые» технологии вышли на такой уровень, что нет необходимости строить традиционные резервные мощности, как это было раньше, и стало возможным включить ВИЭ в энергосети, поясняет директор центра экономики окружающей среды и природных ресурсов НИУ ВШЭ Георгий Сафонов.

Во-вторых, влияет увеличение доли водорода в качестве энергоносителя. Сейчас в ЕС доля водорода в топливном балансе составляет менее 2%. Евросоюз намеревался к 2030 году увеличить объем выработки водорода до 5,6 млн тонн в год, а после начала украинского кризиса увеличил долю водорода до 10 миллионов тонн в год от собственных источников и импорта такого же количества водорода. ЕС создает множество программ поддержки выработки водорода, говорит Пастухова.

80% газовых сетей могут быть использованы для перекачки водорода, уточняет Сафонов, а значит, инфраструктура для его использования уже есть. По прогнозам специалиста, через десять лет изменения на водородном рынке будут заметны.

Как отказ от российского газа скажется на мировом энергобалансе

В мировом энергетическом балансе уголь занимает 26,9%, нефть – 31,6%, газ – 22,8%, АЭС – 4,9%, ГЭС – 2,5%, биотопливо и энергия из отходов – 9,3%, ВИЭ – 2%.

По прогнозу ExxonMobile, к 2040 году мировой энергобаланс будет выглядеть следующим образом: доля нефти, газа и угля составит 27%, 25% и 25% соответственно, доля неископаемых видов топлива – 23%. Нынешний энергетический кризис может ускорить переход, считают эксперты.

Страны Большой семерки в августе опубликовали заявление о намерении достичь углеродной нейтральности к 2050 году. У США, ЕС и Японии более амбициозные планы. Они намерены перейти на чистые источники энергии к 2030-2035 годам. Это будет означать, что доля ВИЭ, в том числе ГЭС, в энергетике составит 80%, а 20% – АЭС, говорит Георгий Сафонов.

По его оценкам, ЕС станет лидером по переходу к «зеленой» энергетике. Китай и Индия также сделали выбор в пользу чистой энергии. 20-30 лет назад в Индии стояла проблема с доступом к энергии вообще, а сейчас она решена, поясняет Сафонов. Технологически Индии ничто не мешает перейти на ВИЭ. Этот тренд поддерживается с помощью инвесторов, которые ограничили инвестиции в ископаемое топливо и вкладываются в ВИЭ.

Долгосрочный тренд на рост доли электроэнергии от ВИЭ сохранится, но в ближайшие два-три года будет наблюдаться отклонение от него, полагает директор «Центра энергоэффективности – XXI век» Игорь Башмаков. ЕС и другие страны мира будут перенастраивать свои энергосистемы, чтобы сделать их независимыми от российского газа. Стабилизация ситуации произойдет за две-три зимы, прогнозирует Башмаков.

Снижение объемов угольной генерации происходит естественно: старые ТЭЦ выходят из строя, а новые угольные никто не хочет строить из-за их малой эффективности, напоминает он.

Украинский кризис ускорил переход на «зеленые» источники энергии в тех странах, которые и так собирались это сделать, например ЕС и США, говорит Мария Пастухова.

Однако страны Африки и беднейшие страны Азии не могут позволить себе такой переход. Более того, уже сейчас они столкнулись с дефицитом нефти и газа. Ранее поставки сжиженного газа шли в Пакистан, Бангладеш, Шри-Ланку, теперь, скорее всего, их «забрала» Европа. Такая же ситуация с нефтью. Возникает вопрос: чем замещать дефицит? Часть может быть покрыта российской нефтью, если эти страны способны будут за нее заплатить.

С другой стороны, развитые страны с 2023 года собирались направить 100 млрд долларов на внедрение «зеленых» технологий в развивающихся странах. Но до сих пор выполнение этого намерения под вопросом. Развитые страны с осторожностью инвестируют в развивающиеся из-за масштабной коррупции в последних, которая не позволяет достигнуть целей, отмечает Сафонов. Энергетический кризис может ускорить решение вопроса с инвестициями западных стран в «зеленую» энергетику стран глобального Юга.

Пастухова предполагает, что на международных переговорах по климату ООН (COP27), которые пройдут в Египте, развивающиеся страны будут критиковать страны ЕС и США за напряженную ситуацию с энергетикой и просить действенной помощи.

Что будет в России

В марте из России уехал Анатолий Чубайс, активно продвигавший повестку ВИЭ и внедрение водородного топлива. После его отъезда нового амбассадора энергоперехода в РФ не появилось. «Зеленое» лобби сдулось, считает Георгий Сафонов. Татьяна Ланьшина указывает на прекращение работы в России и инвестиций финской Fortum, итальянской Enel и датской Vestas – крупных энергетических компаний, работающих в сфере возобновляемой энергетики.

Теперь «зеленую» энергетику продвигает только Ассоциация развития возобновляемой энергетики (АРВЭ). Ни один ранее утвержденный инвестиционный проект по ВИЭ не был отменен, отмечают в АРВЭ. А вот конкурсы на проекты ВИЭ-генерации на оптовом и розничном рынках в 2022 году правительство отменило. Конкурсы, запланированные на 2023 год, пока не отменены.

До окончания военных действий говорить о развитии ВИЭ в России представляется безосновательным, считает Ланьшина. Деятельность в настоящее время скорее направлена на сохранение компетенций.

По мнению Сафонова, на фоне сокращения поставок газа, угля и нефти внутри России встанет вопрос – куда направлять объемы, которые раньше уходили на экспорт. Такая ситуация приведет к борьбе внутри страны между разными поставщиками ископаемых энергоресурсов. У нефтяников будет проблема с тем, чтобы пристроить мазут и некачественный дизель, которые находятся под эмбарго с февраля-марта. После этого делить рынок придется между тремя игроками. Возможно, мазут и дизель будут просто сжигать, чтобы не хранить.

Почему вредно сжигать мазут

В мазуте содержится сера. Она находится в нем преимущественно в виде элементарной серы и сероводорода. Ее содержание зависит от сернистости нефти, из которой получен мазут. В мазуте, сжигаемом в котельных и на ТЭЦ, содержится много сернистых соединений. После его сгорания образуется диоксид серы, являющийся причиной выпадения так называемых кислотных дождей. Сжигание мазута в больших количествах на установках НПЗ и крупных ТЭЦ, расположенных вблизи них, связано с большой концентрацией сернистых соединений в отходящих дымовых газах.

К другим проблемам сжигания мазута относятся: высокий риск возникновения ЧС, повышенный уровень техники безопасности и трудозатраты при использовании.

Между тем Россия уже начала сжигать лишний газ. По данным консалтинговой компании Rystad Energy, Россия сжигает на факелах завода «Газпром СПГ Портовая» близ границы с Финляндией около 0,5% ежедневной потребности ЕС в газе (4,34 млн кубометров газа). Сжигание попутного газа приводит к выбросу в атмосферу CO2.

Во многих случаях сжигается лишь часть углерода, а остальной углерод выбрасывается в атмосферу в виде частиц черного углерода (сажи), что вредно как для людей, так и для окружающей среды, пишет бывший старший директор Глобальной практики Группы Всемирного банка в области энергетики и добывающей промышленности Анита Джордж.

В России прогнозируется спад экономики в 2023 году на 2,4% ВВП, приводит Интерфакс расчеты МВФ. В этих условиях потребление энергоносителей будет снижаться, их рынок уменьшаться, конкуренция между газом и углем усилится, полагает Игорь Башмаков.

При такой конкуренции между традиционными источниками энергии не найдется места для ВИЭ. По мнению Георгия Сафонова, «Газпром», скорее всего, будет проводить экспансию в Европейской части России, а угольщикам удобнее оставаться в Сибири и на Дальнем Востоке. Доля угольной генерации будет зависеть от цен на газ и экологических требований, уточняет Башмаков.

«Газифицировать маленькие и отдаленные поселки невыгодно. Можно перевести на газ большие города типа Кемерово, но встает вопрос: уголь будет вывозиться только на экспорт, который будет снижаться? Второй вопрос – уголь загрязняет окружающую среду и плохо влияет на здоровье людей, может, стоит об этом подумать?» – рассуждает Башмаков.

Экономист отметил, что «Газпром» может занять нишу газификации автотранспорта.

Кроме внутренней борьбы, развитию ВИЭ будет мешать и запрет на поставку технологий в Россию, отмечает Сафонов. Даже при высокой локализации ВИЭ, до 80%, критически важные технологии могут стать недоступными. В обозримой перспективе масштабов локального рынка не будет хватать для развития локализированных производственных мощностей. Санкционное давление и ограниченность программы поддержки – 9-10 ГВт новых вводов к 2035 году, то есть менее 1 ГВт в год – негативно влияют на инвестиционную привлекательность отрасли, заявил директор АРВЭ Алексей Жихарев в августе 2022 года на заседании Госдумы.

Между тем все-таки высокая локализация технологий ВИЭ в стране позволит наращивать объемы ветряной и солнечной генерации, считает Башмаков. По его мнению, доля импортного оборудования для добычи нефти и газа велика и заменить его в условиях санкций дорого и сложно. В этой ситуации отечественные технологии ВИЭ могут стать выгоднее и будут активно внедряться.

Чтобы развивалась генерация ВИЭ, необходима цель на уровне страны по увеличению доли ВИЭ, полагает Татьяна Ланьшина. Наличие технологий – недостаточный стимул.

Таким образом, к ситуации энергетического кризиса привели два основных фактора: привычка ЕС получать дешевые энергоресурсы от России и специальная военная операция в Украине. Евросоюз находился в большей зависимости от российского газа, чем Россия от доходов от его продажи, говорит Мария Пастухова. Поэтому Россия имела основания полагать, что манипуляция с энергоресурсами позволит надавить на европейцев и стимулировать разрешение украинского кризиса в пользу России.

Однако сейчас ЕС намерен продолжить поддерживать Украину в войне и заменить российские нефть и газ в своей энергетике. В ближайшие два года это приведет к смене поставщиков ископаемого топлива и росту потребления угля, но это временное решение, в среднесрочной перспективе развитые страны только ускорят энергетический переход на чистые источники энергии.

 

Вера Кузьмина специально для 85 номера журнала «Экология и Право»

Источник

Интересное по теме