Дальневосточный гектар: как делают экологически опасный бизнес на бесплатной земле

Житель Москвы Максим Яницкий решил организовать хранилище буровых и нефтяных шламов около Дагинских термальных и минеральных источников в Сахалинской области. Для этого он воспользовался программой «Дальневосточный гектар». Однако москвич встретил сопротивление местных жителей, экологов и областных властей. Как дальневосточный гектар становится лазейкой для нечестных предпринимателей?

«Экологическая вахта Сахалина» забила тревогу, когда жители поселка Горячие ключи Ногликского района узнали, что в полукилометре от их жилых домов и памятника природы, куда на источники приезжают лечиться тысячи людей, появится предприятие по размещению, хранению и переработке буровых и нефтяных отходов. Экологи выяснили, что строительство ведет предприниматель из Москвы, который взял участок земли в аренду по программе «Дальневосточный гектар».

В разговоре с «Эковахтой Сахалина» Максим Яницкий подтвердил, что действительно строит предприятие по переработке бурового и нефтяного шлама. Он также уверяет, что выбранная технология абсолютно безопасна и прошла государственную экологическую экспертизу.

Впрочем, как говорит Дмитрий Лисицын, руководитель «Эковахты Сахалина», экологическую экспертизу прошла всего лишь технология, но сама деятельность и тот объект, где она будет осуществляться, требуют отдельной экспертизы. Ее же Яницкий не прошел. Несмотря на отсутствие разрешительных экспертиз москвич уже приступил к строительству.

Проблема выделения дальневосточного гектара заключается в том, что местные органы власти не могли знать до самого конца, какую именно деятельность будет вести человек на выбранном участке. Все процедуры происходят автоматически через информационных портал. Человек, который хочет взять гектар, уведомляет власти о тех видах деятельности, которыми он хотел бы заниматься. Очевидно, что выбрать незаконную деятельность не получится уже на этапе регистрации, поэтому все «гектарщики» изначально получают землю на законных основаниях.

Так случилось и в истории Яницкого, который определил свой вид деятельности как недропользование, нефтехимическая промышленность, складские площадки и строительная промышленность. Это не противоречило действующему законодательству, поскольку выбранный участок около поселка Горячие ключи относится к производственной зоне.

Однако позже московский бизнесмен решил использовать участок не по назначению. Хранение буровых и нефтяных шламов не относится к нефтехимической промышленности или недропользованию. Через законодательство о дальневосточном гектаре москвич смог просто обойти множественные процедуры согласования с региональными властями, которые требуются, чтобы начать строительство экологически вредного объекта.

Яницкий видит на Сахалине большие перспективы, так как там образуется много бурового и нефтяного шлама. В целом проблема промышленных отходов на острове стоит остро. В регионе работают крупнейшие нефтяные компании мира такие как Shell, ExxonMobil, «Роснефть» и «Газпромнефть».

Как еще незаконно используют дальневосточный гектар

Это не первый случай на Сахалине, когда люди, взяв дальневосточный гектар, используют его не по целевому назначению. В январе 2017 года житель Южно-Сахалинска заключил с муниципальными властями договор, по которому ему выделялся участок земли около поселка Охотское по программе «Дальневосточный гектар».

Изначально предприниматель заявлял, что намеревается построить базу отдыха. Но позже, получив участок, он начал добывать песок и продавать его по заниженной цене. Лицензии на подобную деятельность у него не было. Тогда власти определили ущерб государству в 48 млн рублей, а против «гектарщика» завели уголовное дело.

В итоге предприимчивый бизнесмен отделался судебным штрафом. «После того как добытчик песка получил штраф в качестве наказания, у нас сразу появились несколько участков, где другие люди организовали добычу песка. Они увидели, что можно отделался «легким испугом», поэтому сейчас спокойно добывают песок и его продают», – рассказывает Дмитрий Лисицын.

Дальневосточный гектар требует доработки

Темные пятна закона о дальневосточном гектаре заключаются в том, что человек, получая участок в пользование, никаким образом не взаимодействует с местными властями, они до последнего момента не могут знать, что в действительности предприниматель собирается делать на выделенной земле. Также первые три года нет никакого оперативного контроля за «гектарщиками», поэтому такие истории как с шламохранилищем вплывают только благодаря бдительности местных жителей.

Изначально идея дальневосточного гектара заключалась в создании и развитии сельского хозяйства, помощи при строительстве жилья и развитии малого бизнеса. Однако нечестные предприниматели, видя пробелы законодательства, используют программу, чтобы скрыть свои истинные мотивы и обойти процедуры согласования и экспертизы. В будущем подобные истории с хранением промышленных отходов могут повториться, если не ограничить деятельность на дальневосточных гектарах и не ввести оперативный контроль.

Губернатор Сахалинской области Валерий Лимаренко уже отреагировал на скандал и обратился в прокуратуру. Он также намерен внести изменения в законодательство о дальневосточном гектаре, чтобы избежать подобных случаев.

«Программа «Дальневосточный гектар» задумывалась, чтобы люди реализовывали семейные проекты, занимались сельским хозяйством, открывали туристические объекты, строили жилье. И связывали свое будущее и будущее детей с нашими островами. Дальневосточный гектар и складирование нефтяных отходов никак не сочетаются», – заявил глава Сахалина.

Источник

Интересное по теме