Байкал устал от туристов

Все чаще звучат призывы ограничить поток туристов на Байкал. То, что нагрузка на озеро и прилегающую к нему территорию чрезмерна, не вызывает сомнений ни у экологов, ни у законодателей.
На острове Ольхон уже есть места, которые невозможно очистить от мусора только силами волонтеров. Фото: РИА Новости

Еще в прошлом году “Заповедное Прибайкалье” определило норму рекреационной нагрузки на туристические маршруты на острове Ольхон. Теперь выехать на экскурсии могут не более двух тысяч человек в сутки. Но по факту это ограничивает лишь число выданных пропусков – для того, чтобы эффективно контролировать численность отдыхающих даже на одном острове, у нацпарка нет ни средств, ни штата. На особо охраняемой природной территории (ООПТ) запрещены туристические стоянки на наиболее уязвимых участках берега – на Сарайском пляже, например.

Ежегодно прибрежная территория принимает свыше миллиона туристов, но лишь 5-6 процентов из них перемещаются организованно – то есть прилетают на самолетах и живут в гостиницах. Палатки появляются и исчезают, а мусор остается. Именно поэтому в последнее время звучат предложения ограничить доступ путешественникам к удивительному озеру. “Конечно, все зависит от конкретного места, но в целом неорганизованный туризм Байкальской природной территории вредит очень сильно, – говорит эксперт “Гринпис России” Михаил Крейндлин. – Я не сторонник того, чтобы полностью закрыть эту территорию, но обязательно должна быть оценена реальная рекреационная нагрузка на общую территорию Байкала и те участки, которые наиболее страдают именно от неорганизованного туризма, например, остров Ольхон”. По его мнению, она чрезмерна и должна регулироваться. “Конечно, не может быть и речи, чтобы полностью выгнать туристов со всего побережья Байкала, – считает он, – но проблема серьезная, и отдельные участки по результатам оценки рекреационной нагрузки должны быть на какое-то время закрыты”.

Существующее законодательство дает рычаги контроля за “дикими” туристами или, как их еще называют, “палаточниками”. Например, посещение Прибайкальского нацпарка регламентировано законодательством об ООПТ, Водный кодекс запрещает ставить палатки в водоохранной зоне вне специально оборудованных площадок. А водоохранная зона Байкала – по-прежнему самая большая в мире: ее границы проходят по вершинам прибрежных хребтов (а это 1-5 километров от воды) и только в населенных пунктах ее сократили до 200 метров. Однако, если посмотреть на берега, то в июле вокруг мелководных заливов все усыпано палатками, машинами, импровизированными банями и туалетами.

Сегодня непонятно даже число туристов, посещающих Байкал ежегодно, речь может идти как о тысячах, так и о сотнях тысяч людей

Сегодня непонятно даже число туристов, посещающих Байкал ежегодно, указывает депутат Госдумы Николай Николаев. По его словам, речь может идти как о тысячах, так и о сотнях тысяч людей. “Стихийные туристы без какого-либо управления популярные места просто загаживают. На Ольхоне уже есть места, покрытые тонким слоем мелкого мусора, который нельзя убрать только силами добровольцев. Но очень много вопросов, связанных с развитием и упорядочиванием туризма, невозможно решить без изменений в законодательство. Сейчас большое количество ограничений делают невозможной работу с туристическим сектором и его переход в легальную плоскость, а до тех пор, пока он будет оставаться в сером поле, ущерб Байкалу будет колоссальный”, – уверен Николаев.

Основной вред, который наносит неорганизованный отдых сейчас – это замусоривание территорий, разведение костров в неположенных местах, неправильное расположение туристских стоянок, повреждение растительности и почвы, проезд и стоянка автотранспорта вне дорог общего пользования, мелкое браконьерство, подчеркнули в минприроды.

Как пояснили в Байкальской природоохранной прокуратуре, в их полномочия не входит патрулирование побережья озера и борьба с палатками. Этим должны заниматься местные администрации – на муниципальных землях, и сотрудники “Заповедного Прибайкалья” – на территории нацпарка. В нацпарке сообщили, что оперативная группа периодически объезжает наиболее посещаемые туристами места и интересуется у них наличием пропуска на особо охраняемую территорию. У муниципалитетов и подавно нет ни денег, ни людей, чтобы контролировать огромные участки побережья, не входящие в состав нацпарка. Кроме того, до конца не понятен статус этих земель. Прокуратура, например, считает, что вся водоохранная зона – это территория объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО. Значит, это федеральная собственность и местная администрация не имеет права расходовать муниципальные средства на поддержание порядка на ней.

Инициативы, ограничивающие поток туристов на Байкал, в настоящий момент Росзаповедцентр Минприроды не готовит, сообщили “РГ” в ведомстве. Но она и не нужна. “На Байкале нужен не запрет на посещение, а адекватная инфраструктура – обустроенные кемпинги, сейчас их нет, во всяком случае, мне об их наличии неизвестно. Нужны нормальные дороги – построили трассу до паромной переправы, и бесчисленные стежки-дорожки, которые шли вдоль старой грунтовки по степи, стали зарастать, потому что никому не интересно бить подвеску автомобиля. Нужны правила туризма и нормальное правовое поле, которое позволит ставить очистные сооружения или хотя бы оснастить современным оборудованием полигон, куда те же турбазы и население машинами свозили бы стоки”, – отмечает Марина Григорьева, председатель Комитета по предпринимательству в сфере туристской, курортно-рекреационной и гостиничной деятельности Торгово-промышленной палаты Восточной Сибири.

“Основная задача – не ограничить поток туристов на Байкал, а сделать его управляемым. Для этого необходимо создание экологической и рекреационной инфраструктуры”, – резюмируют в министерстве.

Источник

Интересное по теме