Когда откроют секрет, сколько радиации вышло с Чернобыля?

Всё больше выселенцев из Чернобыльской зоны хотят вернуться в родные края. Эксперты утверждают, что около 40% загрязнённых земель уже пригодны для жизни и сельского хозяйства

Дороги отремонтированы, деревья и газоны пострижены, заборы окрашены. В обжитых домах есть спутниковое телевидение, интернет, паровое отопление. И только ближе к окраине Чернобыля встречаются полуразвалившиеся здания. Примерно 3500 работников зоны отчуждения — чуть меньше трети населения, проживавшего здесь до катастрофы, — проводят здесь большую часть жизни: заезжают в понедельник и выезжают в четверг. Их общежития размещаются в покинутых домах.

А ещё здесь постоянно живут около сотни самосёлов. Они уверены, что если сюда пустить всех желающих, город возродится за пять лет.

На зависть. 58-летняя жительница Чернобыля Татьяна Куриленко – одна из самых молодых самосёлов. В её доме есть все городские удобства

Теперь и специалисты всерьёз заговорили о том, что через 5—20 лет зону…


Мой счетчик показывает в микрозивертах, но по привычке и для удобства счета я буду считать в микрорентгенах — если отбросить запятую, то цифры практически равны.

Фон в городе Припять 26 апреля 1986 года составлял 1 рентген (один миллион микрорентген) в час, радиация вокруг разрушенного четвертого энергоблока достигала 50-100 рентегн в час, а уровни вокруг развала горевшего реактора достигали 10.000 рентен

Для калибровки: нормальный природный радиационный фон в вашем городе находится в пределах 10-20 мкр/час. Это значит, что пребывая в этом фоне в течение 1 часа, вы получите дозу радиации в 10 или 20 микрорентен. 1 микрорентген – это одна миллионная доля рентгена. Опасные для здоровья уровни радиации измеряются в милирентгенах (тысячных долях ренгена) и в рентгенах. Разовая доза в 10-20 рентген точно не пройдет без последствий для здоровья, доза в 150 рентген вызывает лучевую болезнь, а доза в 400 рентген является смертельной.


Радиация была настолько сильной, что после работы с облученными пациентами большинство из той команды медиков получило осложнения со здоровьем: развился сахарный диабет, стала проявляться онкология.

Анна Губарева – врач-онколог с более чем 30-летним стажем. Три десятка лет назад, в 1986-м, Губарева работала в команде врачей, которые спасали жизни ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС. Те дни она помнит как сейчас: может назвать фамилии людей, которые к ним поступали, в деталях описывает оборудование, с которым приходилось работать и одежду, в которую одевали поступивших с острой лучевой болезнью пациентов.

В интервью НВ Губарева рассказывает, почему в киевском Институте рака выжили все облученные больные, а в Москве – поумирали, объясняет, почему спустя 30 лет радиация все еще опасна и размышляет, что было бы, если бы катастрофа в Чернобыле произошла сегодня – при нынешней власти и в нынешней политической обстановке.

Один из первых кадров 4 реактора…


Интересное по теме

Leave a Comment