Анна Гаркуша о роли мусоросжигания в циклической экономике и способах решения проблемы отходов

Последние 5 лет в России между представителями власти, экологами, инженерами, учеными, инвесторами и общественностью идет жесточайшая дискуссия о плюсах и минусах применения технологий мусоросжигания. Мы попросили Анну Гаркушу, эксперта экологического движения «РазДельный Сбор» поделиться своим взглядом на эту проблему.

Анна Гаркуша

Главными аргументами за сжигание отходов выступает уменьшение их объемов и получение «возобновляемой» энергии. Главными аргументами против сжигания – загрязнение окружающей среды, образование токсичной золы и шлака, уничтожение полезных ресурсов. Несмотря на то, что итоги дискуссии не подведены, в России уже строятся мусоросжигательные заводы, и развиваются иные форматы превращения отходов в энергию.

В рамках данной статьи автор обратится к причинам появления мусоросжигания, рассмотрит место и роль мусоросжигания в переходе к устойчивому развитию с точки зрения воздействия на окружающую среду и экономику, а также зарубежные законодательные и общественные тренды и модель управления отходами, при которой сжигать отходы не понадобится.

Причинно-следственные связи появления и развития технологий мусоросжигания

Справедливости ради следует отметить, что первые факты мусоросжигания отмечены еще в средневековье, и рассматривать оправданность применения такого способа обращения с отходами следует в контексте конкретного исторического периода. По мнению автора статьи, наиболее полно и доступно этапы технологического и идеологического развития мусоросжигания описаны в книге Катрин де Сильги «История мусора».

В «Истории мусора» прослеживается эволюция отношения общества к проблеме отходов, в том числе к мусоросжиганию: от реального способа обезвредить отходы в годы мировых эпидемий до отрасли получения из отходов энергии с помощью их сжигания посредством различных технологий. Главные тезисы можно обозначить как:

  • в средние века сжигание отходов позволяло препятствовать распространению инфекций
  • с ростом количества образования отходов сжигание применялось как способ уменьшить их объемы на свалках
  • изменение морфологического состава отходов, увеличение доли пластиковой и бумажной упаковки, повышение теплотворности отходов вкупе с энергетическим кризисом привели к тому, что отходы начали рассматривать как источник энергии.

Книга «История мусора» вышла в 2011 году и не содержит новейших знаний и выводов относительно роли мусоросжигания в переходе к устойчивому развитию и циклической экономике. Поэтому автор статьи разовьет эту тему дополнительно.

Место технологий мусоросжигания в циклической экономике и устойчивом развитии

Устойчивое развитие общества предполагает, что сегодняшнее поколение жителей планеты Земля рачительно пользуются природными ресурсами для того, чтобы будущим поколениям планета досталась не в худшем, а желательно даже в лучшем состоянии, чем сегодня. Термин «устойчивое развитие» появился еще в прошлом веке, а в 2015 году ООН утвердила 17 целей устойчивого развития (ЦУР). Цель №12 «Ответственное производство и потребление» как раз и касается рационального распоряжения природными ресурсами. Лозунг 12 цели – «больше и лучше меньшими ресурсами».

Циклическая экономика (ЦЭ) является неотъемлемой частью устойчивого развития. ЦЭ рассматривает любой отход как входящее сырье для производства нового материального продукта. В основу принципов ЦЭ легли знаменитые 3R (reduce, reuse, recycle), которые получили оформление в виде Иерархии способов обращения с отходами европейских Директив по вопросам отходов.

В Иерархии (в РФ это п.2 ст.3 89 ФЗ «Об отходах производства и потребления») сжигание отходов стоит на одной из низших ступеней. Приоритет отдается максимальному использованию природных ресурсов, предотвращению и сокращению образования отходов, их материальной переработке. Это вполне укладывается в принципы циклической экономики: поменьше добывать из недр, максимально полно использовать то, что уже добыто, включая возврат отходов в материальное производство.

Мусоросжигательный завод в Вене, спроектированный австрийским архитектором и художником Фриденсра́йхом Хундертва́ссером.

В Европе отходы продолжают сжигать. Почему?

Несмотря на существование Иерархии, в Европе, на которую стремится равняться Правительство РФ, реальные приоритеты были смещены в сторону более низких ступеней: раздельный сбор отходов, материальная и энергетическая утилизация. Распространение получил такой способ обращения с отходами как экспорт. Главной «принимающей» стороной выступал Китай, куда отходы уезжали под грифом «утилизации», но были ли они реально переработаны или отправлены на МСЗ – неизвестно. В самой ЕС также функционирует большое количество предприятий «waste to energy» (WTE), на которых сжигается до 50% отходов потребления.

Для лоббистов технологий WTE функционирование и строительство все новых мусоросжигательных заводов является аргументом за то, что это неизбежный способ решения проблемы отходов, который можно сделать экологически безопасным за счет современных технологий газоочистки и экономически оправданным за счет получения энергии.

Роль мусоросжигания в переходе к циклической экономике и устойчивому развитию на примере российской мусорной реформы

В России, также как в Европе, закрепленная в законодательстве Иерархия по обращению с отходами, не соблюдается. Приоритетная поддержка отдается мерам, стимулирующим использование отходов в качестве источника энергии. Это строительство и самостоятельных ТЭЦ на «хвостах» от сортировки отходов, и производство топлива из отходов RDF/SRF для замены традиционного топлива на цементных и т.п. заводах. Соответствующие меры формулируются и утверждаются в программных документах и уверенно уводят Россию от устойчивого развития и циклической экономики.

Экономика, которую мы строим не циклическая

Российское правительство, инициировавшее мусорную реформу с целью создания отрасли экономики замкнутого цикла, столкнулось с тем, что половина образующихся отходов потребления не могут быть переработаны в действующей парадигме производства и потребления при существующем уровне технологий сбора, обработки и утилизации. Регуляторы отрасли считают, что все, что нельзя переработать, но хорошо горит, нужно использовать для производства энергии из отходов.

Сжигание отходов – это уничтожение уже добытых из недр ресурсов, размыкание материального цикла, поощрение добычи все новых и новых нефти, газа, руд, выращивания новых лесов, истощения почв, загрязнения водных ресурсов.

Отходы не возобновляемый источник энергии

Среди представителей органов власти даже на самых высоких уровнях бытует мнение, что отходы всегда будут, что это неиссякаемый поток использованных товаров, упаковки, пищи и т.п. И раз они будут образовываться всегда, то это и есть возобновляемый источник энергии (ВИЭ). Регуляторы отрасли предпринимают меры для того, чтобы зафиксировать такое понимание отходов в законодательстве, закрепляя его в понятийном аппарате при описании энергетической утилизации и вторичных энергетических ресурсов.

В то же время, если бы на государственном уровне уделялось внимание изучению морфологического состава отходов, то было бы понятно, что львиная доля неперерабатываемых отходов – это пластиковые, резиновые, текстильные отходы или композитные материалы – то, что произведено с использованием углеводородного сырья (нефти и газа), т.е. невозобновляемых ресурсов. Тогда как такие отходы могут быть ВИЭ? Представление о том, что отходы потребления – это ВИЭ, противоречит даже российскому законодательству, в частности, 35 ФЗ РФ «Об электроэнергетике».

Сжигание отходов способствует эмиссии CO2

При лоббировании технологий WTE на всех уровнях используется примитивная уловка: неперерабатываемые отходы можно отправить на свалку, и там они будут наносить вред окружающей среде, или получить из них энергию, и принести пользу экономике и населению. Слушателю (читателю, зрителю) предлагается выбор без выбора, потому что на самом деле скрывается еще два варианта: сокращать и предотвращать образование отходов и перерабатывать их.

Сравнивая вред для окружающей среды от полигонов и МСЗ, нередко прибегают к манипуляциям. Дело в том, что полигон в российских реалиях – это санкционированная свалка, где вперемешку свалены компостируемые и некомпостируемые отходы, а именно пищевые отходы, растительные и т.п. вместе с пластиками, бумагой, резиной, древесиной, текстилем, кожей, обувью, стеклом и т.д.

Наибольший вред окружающей среде на полигоне наносят именно разлагающиеся отходы, выделяющие без доступа кислорода свалочный газ, содержащий метан. Метан – самый сильный парниковый газ. Пластик, стекло, текстиль могут безопасно лежать на полигонах, если эти полигоны соответствуют требованиям природоохранного законодательства.

Те же самые пищевые отходы, будучи влажными, непривлекательны для предприятий WTE, а пластик, резина, бумага, кожа и текстиль – наоборот, очень привлекательны, т.к. при их сжигании выделяется энергия. И не только энергия, но и СО2.

В докладе международного Альянса за альтернативы мусоросжиганию (GAIA) «Экологический бизнес и города – в опасности» указывается, что мусоросжигательные установки выделяют до 14 раз больше ртути и до 2,5 раз больше СО2, чем угольные электростанции. Таким образом, правильное обращение с отходами позволит избежать негативного влияния на климат как полигонов, так и мусоросжигательных заводов.

Связь WTE и климатических изменений доказывается корректировкой национальных стратегий европейских стран, в частности – Дании. Дания – один из лидеров мусоросжигания: страна сжигает половину своих отходов и еще импортирует. В настоящее время страна приняла решение закрыть 7 из 23 МСЗ и усилить меры по раздельному сбору и переработке, потому что именно за счет предотвращения образования отходов и их переработки можно внести наибольший вклад в низкоуглеродную экономику обращения с отходами.

Сжигание отходов ведет к загрязнению окружающей среды

Если встать на позицию, что половину отходов потребления можно сжигать в качестве ВИЭ, то России понадобится порядка 50 МСЗ мощностью 700 тыс. т, аналогичных тому, который пытаются построить в Воскресенском районе Московской области.

50 мощных МСЗ гипотетически могут выбросить в атмосферу за 15 лет эксплуатации (средний срок возврата инвестиций) порядка 1,875 млн т загрязняющих веществ и 15 млн т токсичной золы, которую надо будет где-то безопасно захоронить (по данным из ГЭЭ по проекту МСЗ, в Воскресенском районе Подмосковья). Для сравнения: вся российская отрасль по производству электроэнергии, газа и воды в 2017 году выбросила загрязняющих веществ в атмосферу в два раза больше, чем могут только 50 МСЗ.

Все эти расчеты сделаны на основе данных, представленных инвестору инженерами компании Hitachi Zosen Inova, технологии которой легли в основу проекта. С учетом того, что в России:

  • отсутствуют официальные исследования по морфологическому составу поступающих на сжигание отходов;
  • не развита инфраструктура по раздельному сбору особо опасных отходов (химические источники тока, градусники, медикаменты и т. п.);
  • разрешено производств упаковки из таких токсичных материалов, как полистирол, ПВХ и смеси полимеров с маркировкой «other»;
  • не предпринимаются на государственном уровне меры по экологическому просвещению граждан и т.д.

риски, что реальные выбросы загрязняющих веществ будут в разы больше – усиливаются.

В России нет необходимости производить «энергию из отходов»

В ЕС энергия из отходов стала дополнительным источником энергоснабжения на фоне отсутствия собственных месторождений нефти и газа. Этот фактор становится дополнительным препятствием в ускорении отказа от действующих МСЗ. В РФ такой причины не существует. Более того, в стране наблюдается реальный профицит генерирующих мощностей.

Но даже если бы такая необходимость появилась, выбор не в пользу МСЗ очевиден. За одни и те же средства можно построить 4,8 ГВт АЭС, 30 ГВт традиционных ТЭЦ и всего 0,7 ГВт «мусорных» ТЭЦ. Рассчитывать себестоимость сжигания 1 тонны отходов не представляется возможным, но известно, что 2/3 стоимости всего предприятия составляет оборудование по газоочистке, и как принято говорить ненаучным языком – «фильтры придется менять» (информация из открытых источников).

Неблагоприятный прогноз

Итак, мы видим, что мусоросжигание ведет к дополнительным экономическим затратам и разбазариванию национальных природных ресурсов, с одной стороны, загрязнению окружающей среды и климатическим изменениям, с другой. Что же будет, если все-таки российская политика в сфере обращения с отходами не изменится в ближайшее время, и меры по поддержке технологий WTE будут в приоритете, по сравнению с мерами по предотвращению образования отходов и их переработке?

Все вышеописанные тенденции усилятся.

  • Невыгодная с экономической точки зрения «мусорная» энергия будет поддерживаться за счет кабальных контрактов между субъектами РФ и инвесторами. Предприятия по сжиганию отходов или производству топлива из отходов внесут в Территориальные схемы и обяжут региональных операторов снабжать эти заводы отходами даже в том случае, если сам оператор имеет возможности распорядиться отходами по-другому, в противном случае – неустойки для правительств регионов. Доказательством может служить соглашение между АГК-1 и Правительством Московской области, в котором четко прописаны неустойки за недопоставку отходов на сжигание.
  • Незаинтересованность в снижение количества отходов или перенаправлении потоков от МСЗ на переработку приведет к блокированию мер по предотвращению и сокращению образования отходов, а также появлению передовых технологий переработки того, что сегодня считается заведомо неперерабатываемым.
  • Появление новых многочисленных полигонов с токсичной золой.
  • Ухудшение состояния окружающей среды и здоровья нации соответственно.

В конечном итоге, лет через 15-20 политика государства скорректируется под влиянием международных тенденций и вызовов, но за это время будет нанесет невосполнимый ущерб природе и людям.

Псевдоальтернативные технологии высокотемпературной переработки отходов

На фоне масштабной дискуссии о плюсах и минусах мусоросжигания встречается риторика в духе «Мусоросжигание – это плохо, а вот наши технологии – полезные и безопасные». И называются плазменная газификация, твердое топливо из отходов RDF/SRF, о котором уже писалось выше, и даже пиролиз.

Пиролиз стоит особняков в связи с тем, что в процессе пиролиза ничего не сжигается в обычном смысле слова, а без доступа воздуха при высоких температурах отходы разлагаются на новые полезные фракции. Для многих аргумент о переработке отходов обратно в нефтепродукты выглядит убедительным. Поэтому автор статьи уделит несколько строк пиролизу.

В мире применяется две разновидности пиролиза:

  • пластик в топливо
  • пластик в пластик.

Первая разновидность предполагает, что неперерабатываемые виды пластиков, которые мы сегодня ругаем из-за невозможности вернуть в материальный цикл, разлагаются пиролизом на вторичные углеводородсодержащие продукты, которыми можно заменить исходные продукты из углеводорода (нефть и газ), используемые для получения энергии и тепла. При этом неперерабатываемый пластик все равно будет сожжен, но уже не напрямую, а как пиролизное топливо. Продукты пиролиза при сжигании также выделяют в атмосферу CO2 и выбывают из материального цикла навсегда.

«Пластик в пластик» означает, что в процессе пиролиза получаются вторичные нефть и газ такого высокого качества, что из них можно снова произвести пластик. Это более перспективное направление с точки зрения возврата неперерабатываемого пластика в материальный цикл. Но есть две проблемы:

  • Такой пиролиз пока еще не получил серийного применения из-за технологических сложностей и стоимости.
  • Надежды на пиролиз «пластик в пластик» расслабляют общество, отвлекая его от главный целей – перейти на новую модель производства и потребления, при которых мусоросжигание не понадобится.

RDF-топливо в брикетах

Мусоросжигание и расширенная ответственность производителя

Как упоминалось выше, половину отходов потребления (упаковка, товары народного потребления, одежда, обувь и т.п.) сегодня невозможно переработать по разным причинам. Главные из них:

  • нет серийный технологий переработки материалов изготовления;
  • нет инфраструктуры сбора и обработки;
  • нет финансирования для развития отрасли.

Одним из главных инструментов мусорной реформы является расширенная ответственность производителя (РОП), в рамках которой производители несут ответственность за утилизацию своих товаров и их упаковки. РОП применяется и во многих странах Европы тоже. РОП призвана побудить производителей выбирать перерабатываемые материалы для своих товаров и упаковки, а также инвестировать в создание инфраструктуры сбора, обработки и переработки этих товаров и упаковки. Почему же до сих пор в России и за рубежом мы сталкиваемся с проблемой утилизации отходов?

Дело в том, что в ЕС за выполнение РОП засчитывается «waste to energy». Главное – не отправлять отходы на полигон. Производителю не обязательно предпринимать усилия в поисках замены неперерабатываемых материалов. Российское законодательство развивается по аналогичной схеме. Понятие «энергетическая утилизация», введенное в декабре 2019 года в 89 ФЗ РФ «Об отходах производства и потребления» обрастает все новыми подробностями, и высоки риски, что и в России РОП можно будет выполнить, отправив отходы на сжигание.

За рубежом тоже протестуют против мусоросжигания

Принято считать, что зарубежные МСЗ настолько безвредны, что население не высказывается против мусоросжигания, а наоборот, приветствует его. Однако это не соответствует действительности. По всему миру есть сообщества людей, осознающих опасности технологий «энергия из отходов» и предпринимающих меры по снижению рисков строительства таких объектов. Например, в Испании – в Стране Басков и в Мадриде, в Австралии – в Сиднее, в Англии, в США, в Италии и других странах. Европейский инвестиционный банк и мэр Лондона осознают проблемы, связанные с мусоросжиганием.

Переосмысление принципов управления отходами приводит к тектоническим сдвигам в стратегиях тех стран, которые сегодня еще жгут свои отходы. Еврокомиссия в 2017 году выпустила коммюнике о роли энергии из отходов в циклической экономике. Суть документа сводится к тому, что WTE занимает важное место в системах энергоснабжения стран ЕС, но во многих странах мощности WTE – избыточны, что мешает развитию материальной переработки. Документ призывает не злоупотреблять мусоросжиганием, а следовать высшим приоритетам Иерархии обращения с отходами.

Автор данной статьи расценивает это как первый шаг к сворачиванию отрасли мусоросжигания в пользу предотвращения образования отходов и их максимально материальной переработке.

В июне 2019 года вышел в свет европейский отчет EU Taxonomy, где в перечне видов деятельности, соответствующих устойчивому развитию, отсутствует технология «энергия из отходов». Таким образом, мусоросжигание с целью получения энергии теряет статус «передовых способов» обращения с отходами. В конце 2019 ЕС утвердила «Зеленый пакт», главными целями которого являются переход к циклической экономике и устойчивому развитию.

Тем не менее, Россия, начавшая мусорную реформу с «высокими» целями создания отрасли экономики замкнутого цикла, фактически наступает на те же грабли, что и Европа несколько десятилетий назад, отказываясь учитывать негативный зарубежный опыт, выводы исследований по теме устойчивого развития и новые стратегические решения.

Потребление без мусоросжигания

Лоббисты технологий WTE стремятся сформировать у мирового сообщества представление о мусоросжигании как неотъемлемой части устойчивого развития. Читателю следует знать, что истинное устойчивое развитие позволяет обойтись без сжигания отходов. Для перехода к такой парадигме необходимо выполнить непростую задачу – приобрести привычки и сформировать культуру осознанного потребления и производства. Для этого правительства стран должны осознавать масштабы целей и вырабатывать синхронизированные меры по их достижению.

Эти меры предполагают:

  • четкое следование Иерархии (предотвращение образования отходов, раздельный сбор и переработка, запрет на «энергетическую утилизацию»);
  • переход от одноразовых к многооборотным таре и упаковке, максимальное развитие сферы услуг по сбору, очистке и повторному наполнению емкостей;
  • создание стимулов для производства долговечных и ремонтабельных товаров, отказ от «запланированного устаревания»;
  • приоритет локальному производству и потреблению, что позволит не закладывать к упаковке требование длительного хранения и упростить используемые материалы;
  • формирование новой культуры потребления, отказ от лишних вещей, ориентация на духовные и эмоциональные ценности.

В ближайшей перспективе в рамках российской мусорной реформы следует

  • разработать и реализовать меры по предотвращению образования отходов, запрету неперерабатываемых материалов;
  • повысить эффективность РОП, сформировать и направить финансовые потоки на создание инфраструктуры раздельного сбора, обработки и переработки отходов в материальную продукцию, компост и биогаз (для компостируемых отходов);
  • исключить понятие «энергетической утилизации» из законодательства, ввести вместо мер поощрения сжигания отходов меры по дополнительному налогообложению;
  • подготовить и приступить к реализации масштабной стратегии по экологическому просвещению и информированию органов власти, сотрудников ЖКХ и населения.

Это позволит в ближайшие годы сократить количество образующихся отходов, изменить их морфологический состав с неперерабатываемых на перерабатываемые, развить раздельный сбор и вовлечь в него население, построить отрасль по утилизации отходов и многое другое.

Источник

Интересное по теме