3R: reduce, reuse, recycle

Переход от обращения с отходами к управлению позволит создать экономику
замкнутого цикла. В России управления отходами пока нет.

На ежегодной пресс-конференции в декабре 2020 года президент России Владимир Путин отметил, что «построение экономики замкнутого цикла – одна из основных задач на сегодняшний день». Ранее такие цели озвучивались им 15 января 2020 в Послании Федеральному Собранию, а до этого, так или иначе, необходимость построения циклической экономики затрагивалась в выступлениях на различных федеральных и региональных площадках.

Цель – циклическая экономика

Циклическая экономика (экономика замкнутого цикла) – более высокая и амбициозная цель, чем сокращение полигонного захоронения и развитие переработки. Чтобы начать ее внедрять, следует думать не только о том, что делать с отходами после их образования, но и о том, как обеспечить ресурсосбережение на всех этапах производства и потребления, как не допустить материалы до стадии отходов. Тем не менее в России пока не совсем верно понимают суть и принципы построения циклической модели экономики.

Циклическая экономика предполагает, что человечество уже добыло достаточно ресурсов из недр Земли, и теперь необходимо научиться ими грамотно распоряжаться, пуская по кругу. Любой образующийся отход должен стать сырьем для производства новых товаров, максимально оставаясь в материальном цикле. Задача не выбыть из цикла – для современных материалов крайне непростая. Каждый новый цикл переработки ухудшает свойства материалов, приближая их к тому моменту, когда они уже будут не востребованы для производства новых товаров.

Самым «стойким» к переработке является стекло, его можно перерабатывать чуть ли не бесконечное количество раз. Самым «нежным» – пластик, поскольку полимерные цепи при нагревании рвутся и укорачиваются. Именно это обстоятельство позволяет нам говорить, что один из принципов циклической экономики – максимальный отказ от одноразовых товаров и упаковки, продление срока службы товаров.

Циклическая экономика должна строиться на принципах 3R (reduce, reuse, recycle), которые были воплощены в общемировой иерархии подходов к управлению отходами (аналог такой иерархии в российском законодательстве – п. 2 ст. 3 Федерального закона № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления»). Подходы изложены в приоритетной последовательности, и следование этой приоритетности позволило бы решить проблему отходов на более высоких ступенях меньшими ресурсами, чем потребуется, если начинать с более низких ступеней. Таким образом, иерархия подразумевает, что наиболее эффективными, а значит приоритетными, являются меры по предотвращению образования отходов, позволяющие снизить расход ресурсов на организацию сбора, обработки и утилизации.

Несмотря на наличие иерархии обращения с отходами в законодательстве, в российских нормативных правовых актах, да и в самом Федеральном законе № 89-ФЗ принят термин «обращение с отходами», в то время как зарубежная терминология оперирует понятием «управление» (management). Коренное отличие этих подходов в том, что при обращении мы ищем способы, как лучше поступить с уже образовавшимися отходами. Управление же отходами позволяет нам смотреть на проблему шире, искать причины ее возникновения и работать с ними. Управление отходами – это про соблюдение иерархии, обращение – про игнорирование приоритетов. Только переход от обращения с отходами к управлению позволит обществу создать экономику замкнутого цикла.

Будет несправедливо не упомянуть, что европейские страны, несмотря на понимание сути иерархии, также недостаточно успешно следуют по иерархической лестнице подходов к управлению отходами, и именно поэтому столкнулись с тем, что их хорошо налаженный раздельный сбор, утилизация и сжигание по-прежнему не справляются с отходами. После запрета Китая на ввоз импортного мусора стало понятно, что система переработки ЕС базируется на экспорте отходов в другие страны. За восемь недель, пишет ТАСС, в ЕС скопились тонны мусора, которые невозможно переработать. Последние годы экспорт мусора развивался в такие страны, как Индия, Малайзия, Индонезия, Филиппины. Внутренней европейской помойкой становится Турция, куда Европа отправляет порядка 48,5 тысячи тонн пластика ежемесячно, в то время как Турция еще не научилась и свои отходы перерабатывать.

Российские власти также сконцентрировали свое внимание и усилия именно на обращении с уже образовавшимися отходами потребления и производства. Вследствие этого правительство РФ сформировало нормативно-правовую базу, регулирующую работу со смешанными отходами, которые накапливаются на контейнерных площадках вблизи мест проживания людей. Более подробно эта проблема рассмотрена в обзоре результатов «мусорной» реформы в этом выпуске журнала. Складывается впечатление, что некие «шоры» не позволяют федеральным органам власти увидеть в иерархии приоритетные подходы к управлению отходами и начать их применять.

Начав реализовывать реформу с середины иерархии, а именно с приоритетной сортировки смешанных отходов, региональные операторы и регуляторы отрасли убедились в том, что без раздельного накопления система не дает должных результатов. Так, в прессе появилась информация, что тюменское предприятие «Стеклотех» отказывается приобретать отходы стекла, извлеченного из смешанных твердых коммунальных отходов (ТКО) в сортировочных комплексах регионального оператора.

В то же время, даже внедрив раздельное накопление, например в Москве и Подмосковье, у нас не получается целиком решить проблему отходов, отправив их в полном объеме на переработку. Для снижения объемов захоронения региональным операторам приходится производить RDF-топливо, что уже затормаживает переход к циклической экономике.

От причины образования – до проблемы утилизации

Разнообразие отходов по составу, размеру, конструкции, качеству и количеству загрязнений создает непреодолимые на сегодняшний день сложности для переработки. Надо честно признаться: половина образующихся у населения отходов, даже если их собрать раздельно, не получит путевку в новую материальную жизнь. Такие отходы сегодня отправляются на полигон, а в перспективе будут направляться на сжигание. Решить эту проблему можно только с помощью мер по сокращению и предотвращению образования отходов, то есть с самых приоритетных подходов.

Рассмотрим, какие сложноперерабатываемые отходы образуются, какие причины мешают их утилизировать в новые товары и почему наиболее эффективно решать эту проблему в соответствии с принципами циклической экономики, начиная с предотвращения.

Отходы потребления – это гигантский перечень товаров, потерявших свои потребительские свойства в процессе использования. Большая часть этих отходов вошла в Федеральный классификационный каталог (ФККО) (приказ Росприроднадзора от 22.05.2017 № 242 (ред. от 02.11.2018) «Об утверждении Федерального классификационного каталога отходов», зарегистрировано в Минюсте России 08.06.2017 № 47008). Это отходы товаров длительного пользования (одежда, текстиль, обувь, электроника и бытовая техника, мебель и т. д.) и короткого срока службы (отходы упаковки из пластика, картона, стекла, металла или их комбинации и т. п.), собранные в четвертом блоке ФККО.

Товары длительного срока службы, такие как техника, одежда, обувь и т. п., становятся отходами в тот момент, когда потребитель уже не хочет или по каким-то причинам не может ими пользоваться и выбрасывает. После этого возникает необходимость сбора и утилизации. Эти две причины – разные, и имеет смысл изучить их подробнее.

Потребитель не хочет больше пользоваться вещью. Нежелание продолжать использовать ту или иную вещь, еще пригодную к использованию, часто продиктовано стремлением купить новое, или излишком вещей у потребителя, или отсутствием потребности в данной вещи на текущий момент времени.

Например, женщина родила ребенка, и ей уже не нужна одежда для беременных; или студент приобрел телефон новой модели, а предыдущий аппарат еще в рабочем состоянии; или гражданин перешел на правильное питание, отказался от картошки фри, и фритюрница зря занимает место на полке, и т. д. и т. п. Объединяющим обстоятельством в этих примерах является то, что все это вещи, еще не потерявшие своих потребительских свойств, но уже не нужные хозяевам. Потребитель может их продать, подарить, обменять на что-то нужное или выкинуть – и тогда хорошая вещь превращается в отход.

Мерами по предотвращению образования отходов в данном случае могут быть следующие:

– воспитание культуры осознанного потребления, когда у человека нет стремления гнаться за новинками и, наоборот, есть удовлетворенность от владения и пользования тем, что еще работает;

– создание условий, при которых ненужная вещь может перейти в собственность других, нуждающихся в ней людей (например, поддержка и создание онлайн/офлайн-платформ по обмену и продаже вещей second hand, популяризация такого формата потребления);

– стимулирование шеринг-потребления, когда люди приобретают вещи в совместное пользование либо берут в аренду (прокат).

Потребитель не может больше пользоваться вещью. Стоит отметить такую причину образования отходов, как запланированное устаревание товаров и невозможность их рентабельно отремонтировать. На просторах Интернета встречаются истории, когда вещь, приобретенная в молодости, безупречно работает, а какая-нибудь модная новинка ломается через год. Необходимость искать ремонтные мастерские, сложность найти запчасти, высокая стоимость ремонта подталкивают даже самых бережливых отправить вещь на помойку.

Режим самоизоляции привел к повышенному образованию отходов упаковки от доставки
товаров и продуктов питания на дом. Сергиев Посад, 2019 год.
Фото: Фотобанк Moscow-Live/www.fl ickr.com

Претензии по качеству материалов и изготовлению все чаще и чаще предъявляются к одежде, обуви, текстилю. Они быстро рвутся, утрачивают прочие потребительские свойства и, что самое обидное, часто вещь, которую еще можно использовать в быту, становится настолько внешне неприглядной, что перестает нравиться хозяину.

В условиях навязывания потребителям правил «быстрой» моды производителю нет необходимости выпускать на рынок товар, который будет как новый через год-два-три, ведь за это время покупателю «следует» приобрести еще несколько комплектов одежды или обуви. Похожая ситуация и в сфере техники и электроники. Какая-нибудь новая, не самая важная в жизни функция выводит следующее поколение утюгов, фенов, планшетов на первые строчки в рекламных объявлениях, поэтому предыдущие модели «должны» ломаться как можно быстрее. Как добиваться предотвращения образования отходов в этом случае?

Возможно, могут помочь меры по ужесточению требований к производителям и импортерам в рамках расширенной ответственности производителя (РОП), когда затраты на утилизацию товаров будут значительно выше, чем прибыль от производства низкокачественной продукции с недолгим сроком службы, и производителю будет выгоднее выпускать товары высокого качества, не требующие ремонта в течение долгого времени.

Параллельно необходимо поддерживать и саму отрасль услуг по ремонту. Качественная чистка, замена фурнитуры, производство востребованных запчастей, установление сроков гарантии на новый и отремонтированный товар, перекрашивание или перешивание одежды, текстиля и даже обуви, детских товаров, бытовой техники и электроники – все это позволит продлить срок службы и оттянуть тот момент, когда товар станет отходом и потребует мер по сбору и утилизации.

Как это работает, можно продемонстрировать на примере отходов одежды. Сегодня в отношении отходов одежды действует норматив утилизации 10%. Это означает, что производители обязаны обеспечить утилизацию всего десятой части общего объема производимой ими продукции. Сбор и утилизация одежды находится в зачаточном состоянии, фактически это удел отдельных благотворительных фондов, а сбором и переработкой таких специфических отходов, как нижнее белье (трусы, носки, колготки), никто не занимается вообще.

В то же время, по данным ГК ЭкоЛайн, одного из крупнейших региональных операторов России, ежедневно в сортировочных комплексах компании выделяется до 10 тонн отходов одежды и текстиля (примерно 1% от общего количества ТКО), причем после путешествия в мусоровозе невозможно передать в цивилизованную переработку даже ту часть, для которой существуют серийные технологии утилизации. Но, может, раздельный сбор отходов одежды решает проблему?

По словам руководителя фонда «Второе дыхание» Дарьи Алексеевой, переработка текстиля, даже в случае введения эффективной РОП, полноценного финансирования и создания масштабной инфраструктуры сбора, не может быть полностью цикличной, так как для большинства материалов речь идет о даунсайклинге (переработка, в процессе которой качество сырья снижается). Из ненужных платьев, штанов и футболок чаще всего производят обтирочные материалы, тряпки для мытья полов, наполнители для матрасов, строительный утеплитель и тому подобную продукцию. Можно, конечно, что-то перешить, что-то перевязать, но это, скорее всего, будут штучные товары, не решающие проблему отходов одежды и текстиля в целом.

В большинстве случаев отходы одежды уже не станут новой одеждой. И это самая главная причина призывать потребителя покупать одежды и обуви – меньше, а носить – дольше, предотвращая превращение одежды и обу­ви в отходы.

Помимо товаров длительного срока службы в отходы ежедневно попадают сотни тонн одноразовых товаров, тары и упаковки. В век гипермаркетов, еды навынос, фудкортов, индивидуальной упаковки для любой мелочи проблема сбора и утилизации всевозможных разновидностей одноразовой посуды, тары и упаковки встала необыкновенно остро, причем не только в России, но и за рубежом. Именно эта часть отходов потребления создает наибольшую нагрузку на полигоны, инфраструктуру сбора и утилизации.

Опыт европейских стран показывает, что даже имея хорошо развитый раздельный сбор отходов, система не справляется с задачей переработки. Тут все сопровож­дается наречием «слишком»: слишком много отходов, слишком быстрые темпы образования, слишком разнообразная номенклатура. Все это не позволяет эффективно собирать, очищать, досортировывать и перерабатывать в материальную продукцию. От трети до половины отходов европейских стран отправляются на сжигание. Какая же это циклическая экономика?

Тару и упаковку – унифицировать или отказаться

Сегодня Россия развивается по этому же сценарию. Никто не создает площадки для конструктивного диалога между производителями, утилизаторами, заготовителями, экспертами и общественностью для того, чтобы обсудить перспективы эффективного взаимодействия между участниками сферы производства и потребления в течение всей цепочки жизненных циклов материала, от задумки до утилизации. Органы власти не готовы взять на себя ответственность за непопулярные решения по выводу из оборота тех или иных одноразовых товаров и упаковки и замене их на многоразовые альтернативы. Но только такие шаги дадут желаемый результат. Рассмотрим проблематику более детально.

Производители товаров в упаковке говорят, что Роспотребнадзор разрешает им использовать упаковку из тех или иных материалов и что в России существуют предприятия, которые могут переработать и полистирол, и поливинилхлорид, и ламинированный картон, и многое другое. Откуда они это знают? От производителя упаковки, для которого нет проблемы отдать на утилизацию чистые производственные отходы в большом количестве. Но ни тот ни другой даже не представляют, как много обстоятельств делают сравнительно перерабатываемый материал абсолютно неликвидным за то время, за которое упаковка путешествует от прилавка магазина до станции сортировки через квартиру потребителя.

В результате большая часть жителей России, особенно в регионах, удаленных от центра, не могут сдать эти виды тары и упаковки на переработку, поскольку нет ни должной инфраструктуры сбора, ни предприятий по переработке. Региональные операторы выделяют из смешанных ТКО ограниченный перечень отходов, и, как правило, это крупные пластиковые изделия типа емкостей для напитков и бытовой химии, картона, металлических банок и если повезет, то тарное стекло.

Все остальные разновидности упаковки отправляются в составе «хвостов» на полигоны или в составе топлива – в печь, что не соответствует принципам циклической экономики и должно быть изменено.

Для формирования комплекса мер, ведущих к изменениям, необходимо провести анализ морфологического состава «хвостов», чтобы понять источники их образования, область применения, материалы изготовления и причины, по которым материалы не востребованы у переработчиков.

В качестве примера возьмем отход картонных одноразовых стаканчиков. Морфологическое исследование состава отходов потребления может дать ответ – где и сколько таких стаканчиков образуется максимально. Зная существующую парадигму потребления, уже сейчас можно сказать, что стаканчиков образуется миллионы штук ежедневно по всей России, обычно это фудкорты или урны в других общедоступных местах, куда их выбрасывают после использования в формате «кофе с собой».

Теоретически такие стаканчики могут быть переработаны по технологии утилизации многослойной упаковки из картона для напитков типа Tetra Pak. Для этого необходимо собирать их отдельным потоком (специальные контейнеры только для стаканчиков) и передавать на соответствующие предприятия. Сколько усилий и финансов потребуется для организации такой инфраструктуры, ее обслуживания, транспортировки и переработки, а также для информационно-просветительской работы с населением, приучая всех потребителей выбрасывать стаканчик в отдельную урну?

Исходя из понимания источников образования и объемов стаканчиков, уже можно рассчитать эти затраты и сравнить, не будет ли значительно дешевле и для государства, и для окружающей среды стимулировать отказ от одноразовых бумажных стаканчиков в пользу многоразовых альтернатив? Например, переход к многооборотной залоговой посуде и отпуску кофе и чая в тару потребителя. Особенно если учитывать, что первоклассная целлюлоза из стаканчиков уже не сможет стать сырьем для новых стаканчиков, а отправится на производство новой продукции, как правило, короткого срока службы, и на каждом этапе переработки качество сырья будет все хуже и хуже.

К сожалению, такой морфологический анализ не является обязательным исследованием для региональных операторов. В то же время, например, он проводится на добровольной основе ГК ЭкоЛайн. Согласно их данным 50% упаковки, попадающей в синий бак для вторсырья, это пластиковая упаковка (тара и посуда), и половину этого пластика переработчики не принимают на переработку по различным причинам:

– нет серийных технологий переработки таких отходов;

– слишком высок уровень загрязнений, превращающих материал в некондицию;

– невозможно разделить отходы между собой по материалам из-за внешней схожести;

– невозможно извлечь перерабатываемый отход из общей массы из-за размера или конструкции, и т. д. и т. п.

Большую часть этих отходов можно было бы не производить вовсе, если бы соответствующие регуляторы сферы обращения с отходами осмыслили масштабы бедствия. Представляется, что проблему необходимо решать комплексно, путем отказа от одноразовой посуды и упаковки там, где это возможно, уже сейчас, и объединять усилия для ликвидации причин, по которым легкоперерабатываемые материалы становятся сложноперерабатываемыми.

ЭкоЛайн в партнерстве с «РазДельным сбором» и российским Гринпис разработали рекомендации для ритейла и служб доставки по использованию одноразовой упаковки. В этих рекомендациях указано, что упаковка должна быть максимально унифицирована по форме, объему и материалам, чтобы ее легко было извлекать, отделять и формировать товарную партию для перерабатывающих предприятий. Также указаны материалы, которые лучше не использовать совсем.

Замена одноразовой посуды и упаковки на многоразовые полностью укладывается в концепцию циклической экономики, поскольку позволяет не выводить материал из цикла потребления долгое время, в отличие от одноразовой посуды, – даже в тех случаях, когда ее можно переработать. Важную роль в изменениях играет возможность для покупателя приобретать продукты питания и товары народного потребления вообще без упаковки, в свою тару, экомешочки и сумки. В супермаркетах и на предприятиях общественного питания в мире уже практикуются соответствующие кейсы, и их существование доказывает, что все можно сделать без ущерба для окружающей среды. Если захотеть.

Продуктовые потери – предотвратить

Проблема пищевых отходов стоит особняком. Общепринятая риторика состоит в негативном влиянии пищевых отходов на возможности сбора и переработки остальных отходов. Считается, что если не допустить попадания пищевых отходов в общий бак, то эффективность дальнейшей сортировки, досортировки и утилизации повысится в разы, поскольку пищевые отходы в общем баке загрязняются сами и снижают потребительские качества остального вторичного сырья. Однако тут речь идет о сборе уже образовавшихся отходов. Правильнее же во главу угла ставить не работу с образовавшимися пищевыми отходами, а предотвращение продуктовых потерь.

На этом этапе размышлений имеет смысл определить источники образования отходов. Это отходы от населения, продавцов и производителей еды. Конечно, у населения продукты питания тоже часто портятся, но в общем и целом речь идет все-таки об остатках и очистках, возникающих в процессе приготовления пищи. Такая категория пищевых отходов все равно будет образовываться, и важно их грамотно собирать для дальнейшей переработки в компост, биогаз или иные полезные продукты.

Что касается продуктовых потерь, возникающих у продавцов и производителей еды, то здесь тоже необходимо провести анализ причин образования таких потерь и разработать комплекс мер по их предотвращению. Особенно следует обратить внимание на то, что продукты питания с просроченной датой годности отправляются на полигоны или утилизацию прямо в упаковке. В настоящее время индустрия переработки пищевых отходов и продуктов в России слабо развита, а уж производство и применение оборудования для извлечения продуктов из упаковки – это вообще из области далекого будущего. Просроченные соки, йогурты, консервы отправляются на полигоны вместе с металлом, стеклом и пластиком, в который они упакованы.

И все это происходит в то время, когда, по данным Росстата, у 13% россиян, или почти 20 млн человек, уровень дохода ниже величины прожиточного минимума. Все эти люди могли бы получить продуктовую помощь, если бы законодательство стимулировало передачу нуждающимся продуктов питания с истекающим сроком годности на льготных условиях. В 2020 году произошли подвижки в законодательстве, и ритейл теперь имеет право передавать продукты с истекающим сроком годности на благотворительность. Далее стоит разработать план по введению новых практик и в итоге перейти от права ритейла спасать еду на запрет ритейлу выбрасывать еду.

Это и есть основная мера по предотвращению образования пищевых отходов. Вместо того чтобы вкладывать ресурсы в борьбу с негативным влиянием пищевых отходов на климат, почву и воду, мы могли бы накормить миллионы голодных.

Путь выхода – один

Предотвращение образования отходов – это наиглавнейший подход к решению проблемы отходов и неотъемлемый инструмент для перехода к циклической экономике. В то же время предлагаемые правительством меры по-прежнему находятся на более низких уровнях иерархии обращения с отходами. Почему регуляторы отрасли до сих пор стыдливо отводят глаза, слушая мнение экспертов о том, что нужно запретить некоторые виды упаковки в принципе, переходить к многоразовым альтернативам, формированию мер по продлению сроков службы товаров народного потребления и т. д.?

Потому что существует несколько причин, усиливающих друг друга. Это и инертность управленческого механизма, когда внятные актуальные предложения достигают нужных уровней регулирования сложными и подчас неисповедимыми путями; действующая модель линейной сырьевой экономики, при которой гигантским нефтегазовым корпорациям попросту невыгодна истинная циклическая экономика, предполагающая сокращение добычи природных ресурсов; кризис топ-менеджмента в целом, заставляющий цепляться за централизованное управление – и не справляющийся с этим одновременно. Причин много, а путь выхода один: конструктивный диалог потребителей, производителей, утилизаторов и правительства для поиска новой модели управления отходами.

Елена Вишнякова, заместитель генерального директора ГК ЭкоЛайн:

Вероятнее всего, изменить текущее положение дел и сконцентрироваться на предотвращении отходов как приоритетном способе управления отходами можно, объединив усилия производителей, переработчиков, операторов и активистов. Но рассчитывать на действительно мощный рывок можно только при условии включения в эту группу представителей власти, которые обладают наибольшими ресурсами для реализации этого направления.

Совместная инициатива движения «РазДельный сбор» и ГК ЭкоЛайн по отказу от заведомо неперерабатываемой упаковки принята переработчиками («Пларус», «Экотехнологии» и др.) и ассоциацией «Чистая страна», объединяющей региональных операторов страны. Сейчас в ней не хватает только правительства, которое поддержит инициативу, сделает ее неоспоримо важной и приоритетной.

Источник

Интересное по теме